Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Слабый доллар и сильное евро. Реакция центральных банков на колебания фондовых рынков


Ирина Лагунина: Пытаясь предотвратить надвигающуюся угрозу рецессии, Федеральная резервная система Соединенных Штатов в январе дважды радикально снизила базовые процентные ставки на банковские кредиты. Некоторые экономисты, в целом оценивая этот шаг положительно, считают, тем не менее, что эта мера не решает центральной проблемы – проблемы слабого доллара. Как пишет Дэвид Малпасс в газете Уолл-Стрит Джорнел, «Федеральная резервная система и администрация должны ясно дать понять, что готовы укрепить доллар, привлекая в долларовую зону новый капитал, ибо только так можно обеспечить рост ВВП и обуздать инфляцию». Любопытно, что европейские центральные банки реагируют на лихорадку мировых бирж совершенно иначе, чем Федеральный резерв. Сопоставить подходы центральных банков я попросила моего коллегу Ефима Фиштейна.



Ефим Фиштейн: Европейскому Союзу пока что удавалось сочетать умеренный рост экономики с политикой сильной единой валюты – евро. Европейские хозяйственные показатели нельзя назвать сногсшибательными, есть свои успехи и неудачи. При среднем росте в пределах двух с половиной процента инфляция в прошлом году достигла уровня в 3,2 процента – это самый высокий уровень за последних 14 лет. С другой стороны, безработица, в последнее десятилетие достигавшая в среднем двузначных цифр, пошла на спад, колеблясь в пределах шести-семи процентов. Многие европейские политики, однако, прониклись чувством уверенности в прекрасном будущем экономики Евросоюза, полагая, что она неплохо смотрится на фоне американских шатаний. Так, премьер-министр Люксембурга и по совместительству председатель совета министров финансов ЕС Жан-Клод Юнкер, заявил в интервью немецкому радио, что «европейский континент теперь является якорем экономической стабильности мира».


О реакции ведущих политиков и экономистов Германии на колебания мировых бирж и проблемы американской экономики сообщает в своем репортаже наш берлинский корреспондент Юрий Векслер.



Юрий Векслер: В интервью немецкому радио на вопрос, считал ли бы он желательным, чтобы европейский центральный банк последовал примеру американских коллег и также пошел на изменение ставки рефинансирования Жан-Клод Юнкер заявил:



Жан - Клод Юнкер: Это не моя прерогатива – советовать что-либо центральному банку. Этот банк независим и даже запрещает себе принимать советы со стороны.


Что же касается европейского экономического банка, за работу которого ответственны европейские правительства , то для него я исключаю мероприятия, подобные проведенным президентом Бушем.


В Европе нет причин для проведения масштабных кампаний по улучшению конъюнктуры. Европейская экономика находится в существенно лучшем положении, нежели американская


У нас выше темпы роста. У нас нет дефицитов. Дыры в бюджетах европейских стран закрыты, занятость растет, безработица уменьшается Поэтому европейские государства в пространстве евро , если они выполнили так сказать домашние задания по собственным бюджетам, располагают возможностями реагирования, которых нет у американской политики.



Юрий Векслер: На вопрос, считает ли он, что американская экономика утратила свои позиции мирового лидера, и что эта роль перешла к Евросоюзу, Жан-Клод Юнкер ответил:



Жан - Клод Юнкер: Я не торопился бы с эйфорией такого рода. Мы впервые за много лет выглядим экономически лучше, чем американцы. Мы можем лучше реагировать. Вся американская политика может это в меньшей степени. Якорь стабильности на этот раз находится на европейском континенте. Но заключить из этого, что мы будто бы переняли у американской экономики ее позицию мирового лидера, - с таким выводом я бы не спешил. Это было бы, наверное, неплохо, но, поживем- увидим.



Юрий Векслер: Многие политики Германии, в частности, канцлер Ангела Меркель и министр экономики Михаель Глос выступили с предостережениями от возможной паники на финансовых рынках Европы и прежде всего Германии и призвали к спокойствию. Это прозвучало для некоторых, тем не менее, как попытка успокоить больного ребенка с предчувствием надвигающейся на него беды. Согласен ли Жан-Клод Юнкер с такой интерпретацией?



Жан - Клод Юнкер: Нет, это не так, это было просто описание ситуации, как она есть. Наши основные показатели, повторюсь, хороши, .наша финансовая стабильность обеспечена лучше, чем у наших американских друзей. И если нет причин для нервозности, для истерии, то зачем нагонять страх, когда для этого, для вспотевших рук нет никаких причин и оснований.



Юрий Векслер: Так что, опасения и напряжения последних дней были безосновательными .



Жан - Клод Юнкер: Нет, нет. Я этого не говорю. Мы должны видеть, что, что посредством надвигающихся признаков возможной рецессии в США может возникнуть и эффект торможения темпов роста европейской экономики. Нам следует исходить из того, что это возможно, так как повсеместно нарушенное равновесие и последние события на биржах возможно приведут к тому, что темп роста экономики в пространстве евро снизится в 2008 году до показателя ниже 2 процентов. Мы окажемся в текущем году на отметках, которые ниже нашего экономического потенциала. Все в европейском моторе несколько затормозится, но для прогнозов катастрофы никаких оснований нет. Лично я противник как недооценки так и переоценки опасностей.



Юрий Векслер: Говорил председатель постоянного совещания министров финансов ЕС, премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер


Член правления Европейского центрального банка (ЕЦБ) Юрген Штарк, отвечая в недавнем интервью, на вопрос о возможном снижении ставки рефинансирования его банком, ответил:



Юрген Штрак: Наш банк в соответствии с европейским контрактом имеет своей главной задачей и целью способствовать стабильности цен, и в настоящий момент мы озабочены относительно высокой трехпроцентной инфляцией, которая сохранится в ближайшие месяцы.


Мы будем пристально наблюдать за инфляцией и за тем как контрагенты рынка будут приспосабливаться к новым условиям, и будем соответственно реагировать.



Юрий Векслер: Высказывать Рекомендации Европейскому центральному банку у политиков, как мы слышали от Жан-Клода Юнкера не принято, а вот сам Юрген Штарк выразил, тем не менее, какие действия европейских правительств он считал бы желательными в нынешней ситуации.



Юрген Штарк: Прежде всего следует выяснить все составляющие клубка причин, вызвавших хаос и панику и дать оценку последовавшим корректурам. Эти причины и их взаимосвязи очень разносторонни и могут быть увидены по-разному. Поэтому я предостерегаю правительства от скоропалительных решений и действий, ведущих к как будто бы большему контролю за положением, большему регулированию. М.б. это прозвучит жестко, но те, кто проводил рискованные инвестиции, должны сами пожинать плоды содеянного. И уж ни в коем случае правительства не должны способствовать увеличению нервозности в обществе.



Юрий Векслер: Юрген Штарк имел в виду прежде всего немецкий БАНК WestLB, для спасения которого после неудач на американском ипотечном рынке потребовалось немедленное вливание его хозяев в размере 2 миллиардов евро.


Мысли Юргена Штарка о важности в нынешней ситуации сохранения холодной головы близки тому, что сказал в заключение своего интервью все тот же Жан-Клод Юнкер: Цитата «Не следует делать судорожных движений и принимать поспешные решения, а следует тщательно все анализировать и избегать удушения энергии и сил европейской экономики посредством чрезмерного регулирования.



Ефим Фиштейн: В репортаже нашего корреспондента по Германии Юрия Векслера экономисты и политики высказывают свои соображения на тему, как Европе избежать кризисных явлений, подобных американским. Но можно ли вообще говорить о кризисе в экономике в связи с колебаниями цен акций на биржах? Такой вопрос я задал директору пражского Либерального института Мирославу Шевчику.



Мирослав Шевчик: Так или иначе, на финансовых рынках можно наблюдать сильные колебания курсов – вследствие совпадения нескольких неблагоприятных факторов. Одним из наиболее известных является кризис на ипотечном рынке Соединенных Штатов. Это отразилось и на рынке других ценных бумаг во всем мире. Боюсь, что это только вершина айсберга и нас ожидают гораздо более серьезные потрясения. Дело в том, что Соединенные Штаты привыкли жить взаймы, и вполне возможно, что за кризисом ипотечных кредитов последует кризис других потребительских кредитов, которые американцы в массе берут в периоды процветания. В глобальном мире, естественно, кризисные явления легко переносятся с места на место, поэтому мы в январе были свидетелями небывалого падения курсов акций на биржах. Январское падение курсов было самым стремительным за всю историю бирж, независимо от того, идет ли речь о биржах относительно новых, вроде пражской, или о биржах с многолетней традицией, как в Западной Европе. Такие же колебания наблюдались на рынках Юго-Восточной Азии, не избежала толчков и российская биржа, где стоимость акций тоже существенно упала.



Ефим Фиштейн: При такой схожести проявлений и общей природе экономических процессов как же объяснить совершенно различную реакцию центральных банков – в Соединенных Штатах процентные ставки были резко понижены, Европейский ЦБ оставил их без изменений, а, скажем, Народный банк Польши ставки даже поднял. Доктор Мирослав Шевчик.



Мирослав Шевчик: Хорошо, что еще есть страны, способные проводить автономную валютную политику. Европейскому центральному банку совсем непросто оперативно реагировать на возникшую ситуацию. Дело в том, что государства-члены ЕС, особенно входящие в еврозону, находятся в различных фазах хозяйственного цикла, уровень инфляции в них заметно колеблется, поэтому Центральный банк не в состоянии проводить единую политику, которая была бы панацеей от всех недугов. Радикальное, практически двукратное снижение процентных ставок в Соединенных Штатах – это единственно возможный ответ на кризис ипотечных кредитов, ибо снижение ставок делает деньги более дешевыми, а кредиты доступными. Американские банкиры, несомненно, извлекли для себя урок из тяжелейшего кризиса конца 20-ых – начала 30-ых годов, когда Федеральная резервная система своим невмешательством способствовала углублению затяжной депрессии, возникновению массовой безработицы, а высокие ставки не смогли остановить крах биржи. Что же касается реакции польского Народного банка, то здесь надо учитывать, что приоритетом польской экономической политики в настоящее время является скорейший переход на евро, а для этого необходимо держать инфляцию на коротком поводке. Поляки очевидно испугались инфляционного взрыва, и поспешили обуздать ее, повысив цену денег. В Чешской Республике пока нет причин для изменения процентных ставок, и я надеюсь, что наш Центральный банк будет взвешивать все за и против на аптекарских весах. Но повторяю – пока нет причин. Разумеется, ситуация легко может измениться.



Ефим Фиштейн: Вы сказали, что Америка привыкла жить взаймы. Но ведь и в странах Центральной Европы наблюдается аналогичное явление – массовое распространение банковского кредитования. Огромное количество финансовых институтов специализируется на предоставлении не только ипотечных, но и мелких потребительских кредитов. В результате задолженность семей стремительно растет. А что произойдет, если нынешний солидный экономический рост по каким-то причинам сойдет на нет или даже начнется рецессия? Граждане в массе не смогут выплачивать долги по займам. Мнение доктора Мирослава Шевчика.



Мирослав Шевчик: В Соединенных Штатах объем потребительских кредитов несравнимо больше, чем у нас. Достаточно вспомнить, что в Центральной Европе такой образ жизни привился совсем недавно, и мелкое потребительское кредитование только набирает темп. Правда, оно набирает темп довольно резво – из года в год кривая объема таких кредитов круто идет в гору. По некоторым данным уже сейчас от 10 до 15 процентов чешских семей испытывают трудности с регулярными выплатами своих долгов. Поэтому, покупая что-либо в рассрочку, каждый должен сначала проанализировать свою жизненную ситуацию. Если уж брать кредит, то действительно на совершенно необходимые вещи, вроде жилья или автомобиля, но я не рекомендовал бы занимать деньги, скажем, на покупку дорогой туристской путевки, на проведение отпуска и т.д. Всякий раз следует четко отдавать себе отчет в своей способности выплачивать долги, ибо в противном случае судебного приказа об отъеме имущества ждать недолго.



Ефим Фиштейн: А как относиться к неожиданной самоуверенности европейских политиков, утверждающих, что экономика Европы находится в лучшем состоянии, чем американская? Как воспринимать, скажем, слова люксембургского премьера Жан-Клода Юнкера о том, что якорь мировой экономики находится нынче на европейском континенте? Мирослав Шевчик преувеличенного оптимизма не разделяет.



Мирослав Шевчик: С такой точкой зрения я решительно не согласен. Долгосрочные статические данные однозначно свидетельствуют о том, что среднегодовой рост американского народного хозяйства почти в два раза выше, чем в Европе. Если брать данные за последних 15 лет, то мы увидим, что все это время экономика США росла быстрее, чем народное хозяйство Евросоюза. Этот разрыв непрерывно нарастает. Точно так же обстоит дело с уровнем безработицы – долгосрочный показатель в Америке на порядок ниже, чем в Европе. Следует признать, что в последние месяцы европейским государствам, по крайней мере некоторым, удается успешно справляться с этой проблемой, но долгосрочной картины это не меняет. По показателю инфляции Европа и Америка идут, что называется, голова в голову, с незначительными отличиями в десятые доли процента. Поэтому мне трудно согласиться с мнением, что европейская экономика, якобы, покоится на более здоровом фундаменте, чем американская. Для хозяйства европейских государств характерна высокая задолженность, хроническая дефицитность бюджетов и публичного финансирования. Из-за войны в Ираке Соединенные Штаты в последние годы также страдают высоким бюджетным дефицитом, но это явление, надо полагать, временное. Не вечно же внешнеполитические действия будут накладывать свой отпечаток на публичные финансы и вызывать общую задолженность США. Условия для предпринимательской деятельности в Америке остаются несравнимо более благоприятными, а налогообложение более низким, чем в Европе, да и с точки зрения потребителя там условия лучше.



Ефим Фиштейн: Так директор пражского Либерального института Мирослав Шевчик сравнивает причины недавних потрясений на мировых биржах и различные реакции на них американских и европейских центральных банков.


XS
SM
MD
LG