Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фильм «Гибель империи. Византийский урок», показанный по телеканалу "Россия", многих шокировал. Византия превращена в аллегорию России. Евреи и Запад хотят «ограбить и захватить» империю, а потом отдать на растерзание Востоку. Ведущий – архимандрит Тихон (Шевкунов) – предлагает программу спасения.


Все жители России должны стать единым этносом – православными.


Ещё не влившиеся должны «принять православную веру и подтвердить свою веру делами».


Государству возвращается «тысячелетняя идеологическая функция воспитания народа». Остатки недобитого нэпа вычищаются. Капитализму свойственна «генетическая жажда наживы», он есть «продолжение военного грабежа».


Восстанавливается «государственный контроль над финансами».


«Стабилизационный фонд... предназначен для армии».


Цель воспитания – чтобы «народ ощущал государство как одно из своих личных ценностей» (дословно!).


Москвичей выселяют в опустевшие провинции и там они начнут так рожать, что демографический кризис преодолевается.


Прекращаются всякие контакты с Западом. Молодёжи запретить учиться заграницей.


«Внутренние враги» - интеллигенция, которая увлеклась «неоязычеством» и последние годы «сознательно разрушала в народе основы христианской веры». Врагов – оскопить.


Фильм многих шокировал, хотя в нём не прозвучало и десятой доли фантазий, циркулирующих среди православных «консерваторов». Но фантазии-то прозвучали по государственному телеканалу! При советской власти это означало бы, что озвучена официальная программа действий правительства. Те, кто был шокирован, считают, следовательно, что восстановлена советская система жизни.


В среде Шевкунова больших восторгов нет. Эта среда знает, что всё сложнее. Православным дадут многое, но вот желаемого оскопления всех внутренних врагов не будет.


Среда, к счастью, в данном случае права.


Появление фильма есть проявление слабости. Шевкунов своим появлением на телеэкране показал, как ранее Павловский, что никакой он не кукловод, влияющий на судьбы страны, а одна из многих кукол, которой кукольник манипулирует по своему усмотрению. Кукловод редко делает, что кукле нравится. Чаще не обращает на неё внимания. Кукле дозволено даже некоторое роптание против власти, и фильм чётко демонстрирует пределы этого роптания: дозволяется критика не выше секретаря горкома («мэра Константинополя», который обогащается на строительстве).


Чрезмерный оптимизм тоже неуместен. Во многом шок вызван тем, что власть действует именно по Шевкунову. Только не надо путать причину со следствием – Лубянка ещё в 1970-е годы начала финансировать проект «Имперское православие как смена имперскому коммунизму». Да, возможно, не выпустят заграницу, закроют «Макдональдс» и «Икею», оскопят, и вино будут отпускать по талонам. А почему нет? Почему чеченцев можно, а москвичей нет? Чеченцы хотя бы сопротивлялись, а москвичи сами призывали фашизм на свою голову.


Речь идёт именно о фашизме. Хотя фильм постоянно говорит о православии, это «православие» не имеет к христианству отношения. В фильме постоянно звучит «генетически». Эта религия – религия крови.


Впрочем, имеет это «православие» отношение если не к христианству, то ко Христу. Там, где Шевкунов жалуется, что европейцы предали империю, показывают фреску: Иуда целует Христа. Европа – Иуда, а империя…


Подлинный Христос империи и её пророкам не нужен. Не случайно в фильме ни разу не упоминается Господь Иисус Христос. Один раз, кажется, употреблено слово «христолюбивый» – об императоре. Наверное, потому что император любит империю. Слова Священного Писания о выборе между жизнью и смертью отнесены к выбору между империей и смертью империи, а не к вечной жизни, жизни с Богом. Империя предлагает считать себя Христом. Что ж, пусть запишет это в книгу жалоб и предложений Богу.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG