Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа ООН «Нефть в обмен на продовольствие» глазами бывшего шпиона


Ирина Лагунина: В конце Января в США вышла книга журналиста и писателя Пита Эрли о российском шпионе в ООН Сергее Третьякове, уже не раз упоминавшемся в наших передачах. А затем и сам Третьяков дал интервью нашей радиостанции. Об этой книге и о самом Третьякове мой коллега Владимир Тольц.



Владимир Тольц: Имя Пита Эрли, писателя, долгие годы работавшего корреспондентом газеты "Вашингтон пост", и публиковавшегося в "Нью-Йорк Таймс" и "Интернэшнл геральд трибюн", хорошо известно ценителям шпионско-детективного жанра и в России. Там в свое время в переводе на русский были опубликованы его документальные бестселлеры "Семья шпионов. Изнанка шпионской семьи Джона Уокера" и "Признания шпиона. Подлинная история Олдрича Эймса", основанные на уникальных интервью Эрли с этими американцами, работавшими на советскую и российскую разведку. Последняя книга Пита Эрли «Comrade J.», («Товарищ Ж.») - и по жанру («длинное интервью о жизни»), и по сюжету («русский шпионаж») – во многом продолжение двух мною названных. Но есть и существенные отличия. Если для сочинений об Уокере и Эймсе Эрли, до этого «сделавший» себе имя на книге «Горячий дом» - повествовании о жизни заключенных в одной из самых известных в США тюрем - "Ливенуот" использовал уже наработанный им прием - интервью со своими героями, оказавшимися в тюрьме, то с «товарищем Ж.» (это «псевдоним» российского разведчика Cергея Третьякова – «товарищ Жан» они беседовали на воле. В вашингтонском отеле«Ритц-Карлтон» и в роскошном американском доме Третьякова, который он вынужден был купить, поскольку в Россию решил не возвращаться. Дело в том, что помимо российской разведки Третьяков работал и на американскую.



"Это очень просто: нефть и газ. Россия успешно торгует природными ресурсами. И, во-вторых, развитие военно-промышленного комплекса. Потому что нет ниши для российской экономики. Что, делать компьютеры? делать холодильники? автомобили? Рынок заполнен. Если Россия успешна, так это в экспорте природных ресурсов и производстве оружия. И в продаже этого вооружения заклятым врагам Соединенных Штатов".



Владимир Тольц: Это отрывок из недавнего интервью Сергея Третьякова РСЕ/РС. Но прежде коротко о нем самом. По сообщению Ассошейтед Пресс, официально он с 1995-го по 2000й год «был ближайшим помощником главы российского представительства в ООН Сергея Лаврова» а неофициально, по словам Пита Эрли, «был вторым человеком в структуре разведки России в США». А кроме того, как явствует из книги Эрли, Третьяков успевал еще в течение нескольких лет сотрудничать и с ЦРУ и, как утверждает писатель, передал американцам «пять тысяч совершенно секретных документов и идентифицировал тех, кто сотрудничал с российской разведкой.» Например, человека, которого он сам завербовал в 1990 году и именует в интервью «Артуром». (Эрли «вычислил», что речь идет о 54-летнем канадце пакистанского происхождения Тарике Рауфе. А мистер Рауф уже назвал все это «чепухой»). «Сдал» Третьяков и тех, кто российским шпионом не был, но являлся для СВР «ценным источником инсайдерской информации». Например, студенческих еще лет приятеля Билла Клинтона, бывшего замгоссекретаря США Строуба Тэлботта, работавшего в президентской администрации. Якобы из Тэлботта, «лаская его раздутое эго» успешно «выдаивал» информацию тогдашний заместитель российского министра иностранных дел Георгий Мамедов.) Строуб Тэлботт, возглавляющий ныне Брукингский институт в Вашингтоне, назвал изложенную Третьяковым интерпретацию событий «ошибочной и вводящей в заблуждение». А Мамедов, являющийся сейчас послом России в Канаде, вступился за своего друга и назвал утверждения Третьякова «вздором и попыткой замазать грязью американского патриота».


Все это теперь уже многократно описано, поскольку после выхода книги и Пит Эрли, и Сергей Третьяков дали многочисленные интервью и американским, и российским журналистам. Последние были особо «подогреты» необычно «рекламирующим» книгу Эрли заявлением СВР России, где по поводу шпиона-невозвращенца было в частности сказано:



Оставляя на совести Третьякова сделанные им в книге так называемые разоблачения, хотели бы подчеркнуть, что во всех спецслужбах мира "пиар на предательстве" всегда считался омерзительным деянием, а само предательство - уголовно наказуемым.



Владимир Тольц: У прочитавших это мог бы возникнуть логический вопрос: относится ли это к описанным ранее Питом Эрли предателям Уокерам и Эймсу? Но вопроса не возникает. И не только потому, что последние уже уголовно наказаны в США, а Третьяков там небывало даже для видных шпионов вознагражден, но и потому, что примитивизм двойных стандартов здесь очевиден: предательство американцев – благо России, а «деяние» Третьякова – сплошное для ее шпионов огорчение...


В записи моей американской коллеги из Радио Свобода/Свободная Европа Хезер Маэр я обратил внимание на то, что в других интервью выступает не столь заметно. – На восприятие Третьяковым своей личности и роли, на сопоставление им своей судьбы с судьбами коллег, с участью, как перебежчиков, так и вернувшихся...


Ну, вот к примеру: Третьяков говорит Маэр:



"Я не Литвиненко. Если что-то произойдёт со мной, Россия будет исключена из цивилизованного сообщества. Вот почему я думаю, что лучше всего для них, послать команду из ФСБ для моей защиты. Потому что, если вдруг какой-то пьяный водитель меня задавит, то ведь никто не подумает, что это просто авария...



Владимир Тольц: Он ценит себя очень высоко. Неслучайно в заглавии книги значится: « необнародованные секреты главного российского шпиона в Америке после окончания холодной войны». Заметьте: ГЛАВНОГО! Что бы там не писали, что «второго»... – Это ведь он, «он координировал операцию, позволившую режиму Хусейна манипулировать ценами на экспортируемую в рамках этой программы нефть, что приносило прибыль и России». Это он, полковник Третьяков работал на приоритетном «американском направлении». А подполковник Путин только в гедеэровском Дрездене. (Кстати, - это уже из книги, - президент Путин был прекрасно осведомлен о взятках, которые кремлевские чиновники получали от режима Саддама Хусейна в рамках программы ООН "Нефть в обмен на продовольствие"). Более того, говорит он Хезер Маэр, эти деньги осели и в президентских карманах. И – опять из интервью корреспонденту РСЕ/РС:



"У меня была возможность вернуться в Россию, и оказаться частью этой маленькой группы именующих себя" элитой ". Какая элита? - Некультурные люди! Они, в большинстве своем, малообразованные. Знаете, они говорят на языке криминала, они и являются преступниками. И эти люди называют себя элитой! И я должен был стать частью этой элиты или сделать, наконец, что-то в моей жизни доброе. - Это было наше решение".


Владимир Тольц: «Наше» - это семейное. Его, жены Елены и дочери Ксении, которая, как и многие дети российской элиты уже закончила американский университет.


На обложке книги Пита Эрли есть и такие слова "Когда Советский Союз исчез, шпионы вместе с ним не исчезли ". Их, говорит Третьяков корреспонденту РСЕ/РС, теперь много в российской власти. Людей из самой нижней части прежней иерархической пирамиды КГБ. Вроде Путина, которому в свое время «не удалось достичь хороших результатов» в Германии и которого вернули в Россию без поощрений. – Почему же теперь они наверху?



У меня есть только одно объяснение. В России самые лучшие имиджмейкеры в мире.



Владимир Тольц: А в другом интервью – российскому эксперту по работе спецслужб Андрею Солдатову Третьяков добавляет:



Я вас уверяю, ничего в разведке не изменилось: остались те же линии, те же направления. Те же мероприятия содействия, которые были в советское время. Что изменилось, так это качество людского материала, качество разведчика.



Владимир Тольц: Поднабравшись зарубежного опыта жизни и работы, Третьяков хочет теперь другой жизни и общения, чего бы это ни стоило



Есть много недостатков в американской внешней политике, ни одна страна не является идеальной. Но мне нравится Америка, и я, и вся моя семья, считаем себя, реальными американскими патриотами. Многие называют себя патриотами. Но не так уж много людей могли бы сказать вам, что они при этом рискуют своей жизнью. В России, меня бы уже трижды по меньшей мере казнили. Это значит, если они поймают меня, то используют три пули.



Владимир Тольц: Слушая эти патриотические «откровения», я подумал, что книгу Пита Эрли о Сергее Третьякове обязательно должны издать в России. Потому хотя бы, что главные героями ее являются вовсе не завербованные россиянами иностранцы, и не махинаторы из ООН, обогащавшиеся и на иракской нефти, и на продовольственной помощи нуждающимся. Ее подлинные герои – близкие и понятные российскому читателю простые и непростые советские и постсоветские люди, офицеры в штатском, которые, где бы они ни работали, в ООН, на Лубянке, в Кремле, умело приспосабливаются к обстоятельствам и, как в песне, «повсюду творят чудеса». Да такие, от которых, порой, волосы встают дыбом… И неважно, кто вернулся из Нью-Йорка или Дрездена в Москву, а кто остался за границей. - От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Может быть, как говорит Третьяков, «качество людского материала» и меняется, но всюду, как показывает книга Эрли, из него воссоздается та же самая контора, с ее до боли знакомыми чертами – внутренними интригами, взаимным подсиживанием, корпоративным пьянством, а то и воровством… И российский читатель имеет право решать, почему это происходит.


XS
SM
MD
LG