Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Комедия положений в Барнауле




Марина Тимашева: Переезжаем в Барнаул. Театр драмы. Вот уже шесть лет его возглавляет очень хороший режиссер, выпускник Санкт-петербургской академии театрального искусства Владимир Золотарь. Он пригласил в театр молодого режиссера Дмитрия Егорова, чтобы тот поставил комедию английских драматургов Майкла и Рэя Куни "Плохие парни". А дальше... Рассказывает Владимир Золотарь



Владимир Золотарь: Какая-то странная история. Директор театра был вызван за три недели до премьеры в администрацию края, в Управление культуры, и ему было рекомендовано, именно такая формулировка – рекомендовано - не выпускать в этот предвыборный период эту пьесу.



Марина Тимашева: Неужели отец и сын Куни изменили себе и написали, вместо обычной комедии положений (" муж-жена - скелет в шкафу"), что-то политически неблагонадежное. С этим вопросом я обращаюсь к Дмитрию Егорову.



Дмитрий Егоров: Это совершенно стандартная для Рэя Куни комедия, вообще, в принципе, совершенно безобидная. Простой сюжет: три брата, старший женился и в тот день, когда должна прийти к нему инспекторша по усыновлению, младшие братья создают обстоятельства, при которых это усыновление становится невозможным. За час до прихода этой миссис Поттер один из них, пытающийся заниматься контрабандой, прикатывает из Франции фургон с нелегальным куревом и коньяком, а другой, работающий в морге, притаскивает из морга труп для того, чтобы зарыть его в саду. Совершенно обычная комедия положений, ну, с небольшой долей черного юмора.



Марина Тимашева: Возможно, Рэй Куни - только предлог, а причины для недовольства театром кроются в чем-то ином?



Владимир Золотарь: Как я понимаю, все началось с выпуска моего спектакля «Войцек», в котором была усмотрена какая-то крамола и угроза обществу. Слухи ходят самые разнообразные. Говорят, что значительному числу чиновников администрации было просто приказным тоном велено смотреть этот спектакль, видимо, для того, чтобы создать какую-то общую точку зрения, а до этого возникла очень резкая статья с попыткой вообще подвести итоги моей работы. Главным тезисом было то, что я потчую зрителей в течение шести лет сплошным негативом. Видимо, после этого администрация решила проявить особую бдительность к нашему репертуару. Все это еще подводится к тому, что все это, мол, делается в стенах нами только что отреставрированного театра, это такой важный для нас был проект, а вы ставите такие непонятно-скандальные спектакли. В общем, самое удивительное, что в эту скандальность попал Рэй Куни, которому, если бы сообщить это, то он бы очень весело смеялся, потому что он у нас теперь на Алтае оказался полузапретным драматургом, его опасно перед выборами президента Российской Федерации выпускать. Сейчас появились всяческие комментарии Управления культуры, которые говорят, что они только рекомендовали. Можно себе представить рекомендацию директору театра от работодателя. А именно работодателями они и являются. Директор говорил, что нас всех уволят, и уже вынужденная ситуация была пока переносить эту премьеру на конец апреля. Первый испуг, я так понимаю, был вызван названием. Потому что название «Плохие парни», видимо, создает какой-то нехороший фон.



Марина Тимашева: Значит, у вас мрачный репертуар. А что у вас в репертуаре за эти шесть лет было, кроме «Войцека»?



Владимир Золотарь: «Собачье сердце», чудовищно, видимо, мрачное. Никакой мрачности в «Собачьем сердце» я никак усмотреть не могу. «Чайка» Антона Павловича Чехова. В какой-то степени мрачная пьеса, там, как известно, герой себе пулю в лоб пускает. «Ромео и Джульетта» Шекспира. Все породил спектакль «Войцек», который, действительно, особо радужным цветом не отличается. Ужас ведь в том, что губернатор края, видимо, совсем никакой возможности прийти и посмотреть сам, и создать свою точку зрения о том, что происходит в театре, не имеет, не находит времени и сил, видимо. И Рэй Куни тут, бедный, под горячую руку попал. Я понимаю, если бы прикрыли «Войцека», я понимаю, если бы прикрыли пьесу Островского «На всякого мудреца довольно простоты». У меня такое ощущение, что наши чиновники просто эту пьесу не читали, поэтому они в своих комментариях очень радостно сообщали, что они-то надеются, что от того, что «Парни» сейчас не выйдут, скорее, выйдет Островский.



Марина Тимашева: Итак, премьера спектакля перенесена на апрель. Ситуацию комментирует Дмитрий Егоров.



Дмитрий Егоров: Перенос Рэя Куни в связи с предвыборной компанией - ситуация на уровне абсолютного абсурда. И сейчас для прессы Управление по культуре стало рассказывать, что они перенесли премьеру для того, чтобы вперед вышли спектакли по Островскому и Шукшину. Это все помахивает таким советскими временами. Я-то этих времен не застал, старшие классы и институт я заканчивал после перестройки, как тогда говорили, в свободной стране. Возникает попытка внедрения вышестоящих инстанций в репертуарную политику театра.



Марина Тимашева: Вот такая комедия положений из жизни Барнаула. На вопрос, смешная она или нет, ответьте сами.


XS
SM
MD
LG