Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казахстанский футбол


Дмитрий Морозов: Много вопросов накопилось к экономическому эксперту Роберту Воскеричяну. Кроме того, ему самому есть о чем поведать: не так давно, на днях Роберт вернулся из деловой командировки в Казахстан. Тесные, почти что дружественные связи установились с этой страной у нашей маленькой редакции. Итак, Роберт вы вернулись из Казахстана. Какова цель на сей раз была поездки в Алма-Ату?



Роберт Воскеричян: Цель была прежняя – наладить мосты, потому что это часть нашей профессии, важнейшая часть нашей профессии – общение, получение информации, анализ этой информации, донесение результатов этого анализа до слушателей, читателей, студентов и так далее. Это была уже очередная поездка, ничего сверхординарного. Но процессы, которые там происходят, мне все больше и больше симпатичны. Происходит довольно интенсивный процесс реформирования.



Дмитрий Морозов: Мы ведем речь о футболе.



Роберт Воскеричян: Да, о футболе. Я в большей степени специализируюсь на футболе, хотя и все остальные виды спорта: все работы хороши, выбирай на вкус, как говорят. Но, конечно же, футбол – это спорт номер один. И в моей деятельности, и в моих интересах он занимает основное место. Было очень много интересных встреч. В частности, встречался я с вице-президентом Федерации футбола Казахстана.



Дмитрий Морозов: Не так давно сменилось руководство Федерации футбола Казахстана.



Роберт Воскеричян: Да, полностью сменилось. И одним из новых, с точки зрения чиновнической, а для футбола это далеко не новый человек, это один из самых знаменитых, если не самый знаменитый, лучший казахстанский футболист, в прошлом игрок сборной СССР, центральный защитник Сеильда Байшаков. Он сейчас занимает пост вице-президента Федерации и занимается футбольными вопросами как спец. Его не проведешь на мякине. И если раньше нечистоплотные дельцы от футбола чувствовали себя вольготно, то сейчас их здорово прижали. В частности, такой пример могу привести. Есть такой клуб «Экибастузец» из северного Казахстана, из Павлодарской области, из города Экибастуз. В общем, клуб неплохой и игроки там неплохие всегда были, но имелась отличительная особенность. Примерно до середины сезона упирался страшно, обыгрывал, ничьи играл с лидерами. Я уже не говорю про середняков, аутсайдеров. Было такое, что и громил, набирал некий запас в кислородную подушку и потом во второй половине, во втором круге начинался процесс обмена кое-чего на заветные очки. Это продолжалось очень долго, до тех пор, пока ни пришло новое руководство. И они поймали на конкретном матче. Причем как это было сделано? Просмотрела комиссия и решила, что матч был договорной, было отсутствие спортивной борьбы. И из суперлиги выгнали эту команду.



Дмитрий Морозов: Дозвонился ваш оппонент, московский слушатель Эмиль Викторович.



Слушатель: У меня вопрос к профессору. Что ждет наш спорт и футбол, если закончится нефтяная благодать?



Роберт Воскеричян: Я думаю, что все будет хорошо и с точки зрения нефтяной благодати, потому что она в ближайшие лет 30 вряд ли закончится. Я не говорю о ценах на нефть, потому что это неблагодарное занятие. И все эти прогнозы цен на нефть всегда не оправдываются. Но нефть не кончится, это точно, потому что доказанные и разведанные запасы – примерно лет тридцать. Ну, предположим, что кончится, тогда есть еще металлы, еще есть много чего другого. И, в общем, сам по себе футбол несет заряд самоокупаемости, придет время и сам будет зарабатывать. Поэтому, Эмиль Викторович, хоть Дмитрий назвал нас оппонентами, наверное, по-доброму оппонентами, у нас нет таких уж непримиримых разногласий, но в данном случае я мягко вам оппонирую и думаю, что особенно тревожиться по поводу футбола не стоит. Футбол сам себе всегда пробьет дорогу, в том числе и у нас в России.



Дмитрий Морозов: Александр дозвонился нам.



Слушатель: У меня три вопроса. Первое, почему вы не сообщаете нам о блестящих успехах нашего футбола, который выиграл и Олимпиаду, и чемпионат мира и чемпионат Европы, не говоря уже о всевозможных кубках, и за это им положили зарплату с шестью цифрами в евро? Второй вопрос. Некоторое время назад в Лондоне произошел чемпионат по дартсу женский. И выиграла его наша спортсменка. Но почему-то нигде об этом не сообщают, что наш лилипут победил английского Гулливера. Не могли бы вы в «Прессинге» об этом сообщить поподробнее? И третий вопрос, в Швейке жандармский ротмистр произносил перед своими подчиненными речь и обрисовал блестящий образ жандармского совершенства, что жандарм должен быть предан властям, трудолюбив, благочестив и так далее. А вот недавно тренер Михайличенко на Украине тоже говорил на пресс-конференции, что футболисты из украинского сборной должны отличаться мастерством, духовностью, патриотизмом. Удастся ли Михайличенко провести в жизнь этот сверкающий образ украинского футбольного совершенства?



Дмитрий Морозов: Александр задал три вопроса. На первый отвечать не будем, все и так понятно, это была ирония. Что касается дартса, да, действительно, российская девушка одержала победу на представительном турнире, выиграла титул, причем она переиграла еще более титулованную спортсменку – двукратную чемпионку мира, которая признала, в конце концов, мастерство российской девушки и отметила ее успешное выступление. И что касается Гашека? Яркий образ жандарма?



Роберт Воскеричян: Если уж совсем объективно судить, то жандарм действительно должен быть таким. И игрок сборной Украины должен быть таким, каким его описал Михайличенко. Я согласен с некой иронией, которая сквозила в словах Александра, но придраться не к чему. Я думаю, если Михайличенко сможет наконец-то сделать так, чтобы каждый последующий тренер добился больших успехов, то я думаю, ему и эти слова зачтутся. А проиграет, тогда зачтут со знаком минус. Так что, Александр, я оценил ваш юмор и тонкую иронию. Но я думаю, что футбол все перемерит.



Дмитрий Морозов: Кстати говоря, об Украине. Можно ли проводить параллели между траекториями движения футбола на Украине, в России и Казахстане?



Роберт Воскеричян: В общем и целом да, движение понятно – в сторону все большего сближения с европейской футбольной семьей. Это объективный процесс, потому что УЕФА тоже бдит, что называется, не дремлет и довольно жестко следит за процессами в этих странах. И Казахстан тоже понял, что если Украине дали чемпионат Европы провести на паях с Польшей, значит, ситуация настолько изменилась, что можно и Казахстану в определенном ближайшем будущем, может быть, не через пять лет, но через десять. А что такое десять лет для страны? Это миг, секунда.



Дмитрий Морозов: Тем более для такой развивающейся экономики бурно.



Роберт Воскеричян: В общем, очень много таких вещей, которые объединяют. Во всяком случае, Казахстан мне кажется быстрыми темпами развивается.



Дмитрий Морозов: К нашему общению подключился Олег из Москвы.



Слушатель: Роберт, вы несколько недель назад сказали, что вдруг в Сочи обнаружились очень мягкие грунты. И надо строить на большую глубину. Насчет вдруг – это, конечно, полная выдумка, поскольку не надо быть большим геологом, чтобы понять, что когда ты едешь то через тоннели в отрогах гор, то по равнине, то эта равнина – это наносы Черного моря, которое очень молодое, оно образовалось в исторические времена. Поэтому это очень рыхлый песок. Там ничего такого прочного ожидать и не приходится. А у меня еще одно воспоминание, что когда закончилась Олимпиада, в здании, которое занимал Олимпийский комитет, переехала «Литературная газета». Когда я сказал: «Как хорошо, что это вам досталось», тамошняя сотрудница сказала: «Да что ты! Они знали, что они отсюда уедут, поэтому там внутри сплошная труха». И действительно там потом лет 20 что-то перестраивают. Так вот, в связи с удорожанием строительства в Сочи, как вы думаете, по какому пути пойдут наши строители? Они будут требовать дополнительные деньги или будут строить времянку?



Роберт Воскеричян: Я вам сразу отвечу, что удорожание неизбежно. И причем это не российское ноу-хау. Мы неоднократно и в дневных выпусках « Прессинга», и по воскресеньям рассказывали об олимпийской инфляции. В Лондоне в семь раз бюджет увеличился. Но там, правда, еще проблемы были безопасности. И в Сочи, естественно, те 12 миллиардов, о которых говорили, сейчас уже 18-22 миллиарда, а то и под 25. Что касается ответа на ваш вопрос, он для меня однозначен. Не будут считаться с расходами и построят действительно те сооружения, которые были намечены, именного того качества, того стандарта, которые были обещаны в Заявочной книге Сочи. Порукой тому государственная мощная поддержка со стороны прежде всего главы государства, а также создание корпорации «Олимпстрой» во главе с господином Вайнштоком, о котором много рассказывать не надо. За него говорят его дела, то есть самые сложные трубопроводные проекты строились очень быстро, в срок и качественно. Поэтому здесь у меня сомнений нет, как и в том, что денег уйдет примерно в 1,5-1,8 раза больше, чем планировалось.



Дмитрий Морозов: Первый звонок из Санкт-Петербурга. Это наш постоянный слушатель Артур.



Слушатель: Наверное, внутренне я тоже могу считаться оппонентом Роберта, поскольку, с точки зрения рыночного фундаментализма, я отношусь достаточно скептически. И вот такая позиция по поводу нефтяной благодати, что нефть закончится. Тогда будем гнать металлы и так далее. Это мне кажется достаточно ущербно. Это логика. Но это много времени нужно для того, чтобы дискутировать по этому поводу.



Дмитрий Морозов: Верно, это длительная дискуссия.



Слушатель: Вопрос у меня будет немножечко на другую тему. Недавно в январе исполнилось пять лет со дня гибели Юрия Тишкова, одного из известных футболистов, футбольных агентов, комментаторов. Я в связи с этим посмотрел некоторые материалы в интернете, в том числе и архивные материалы Радио Свобода того периода. Был материал Гагика Карапетяна тогда еще на эту тему и другие вещи. И вот вопрос у меня такой: известно ли вам, что изменилось, какие новости, были ли они в следствии по делу об этом убийстве? И второе, тогда Гагик Карапетян по горячим следам говорил о том, что у нас на тот момент, в 2003 году, в России было всего лишь три лицензированных в Европе футбольных агента, в том числе и Тишков. Что изменилось в вопросе с футбольными агентами? И насколько вообще изменилась вся эта ситуация за пять лет у нас в России? И насколько более легальным, легализованным стал вот этот вот институт футбольного агентства? Что сейчас происходит в этом плане?



Дмитрий Морозов: Спасибо, Артур, что вы вспомнили Юрия Тишкова. Конечно, это был замечательный игрок, агент талантливый, неплохой журналист и, как говорят, очень неплохой парень. Что касается агентов, то ситуация радикально изменилась. И Роберт готов сейчас об этом рассказать.



Роберт Воскеричян: Не то что радикально изменилась, это просто невозможно сравнивать. Тогда действительно лицензированных агентов было сначала три, потом, конечно, побольше. К концу 2003 года, как минимум, шестнадцать, поэтому я имею довольно тесные деловые и человеческие отношения с агентом, которого лицензия 016, фамилию называть не буду по понятным причинам. Но в общем и целом процесс идет следующим. Вот эта пена уже практически не существует даже в низших лигах. Более того, лицензированные агенты – это уже позавчерашний день. Сейчас тон задают и погоду делают футбольные агентства. Я могу назвать несколько агентств, связанных с достаточно известными фигурами в России. Я могу назвать агентство Германа Ткаченко, которое фактически сейчас укомплектовало «Крылья советов». Могу назвать агентство Алексея Сафонова, которое называется по первым буквам фамилии и имени этого агента. Есть еще несколько крупных агентств. Они берут на себя весь комплекс проблем, не только купить – продать игрока, но и юридические аспекты проблемы с его образованием, лечением, и массу других вещей. Оказывают какие-то сторонние услуги и по футбольной статистике. То есть значительно более цивилизованно. Более того, это единственный рыночный сектор во всем российском футболе, который зарабатывает за счет того, что предоставляет услуги.



Дмитрий Морозов: Случаются все же конфузы в последнее время тем не менее, как было с нападающим «Амкара» Савиным.



Роберт Воскеричян: Да, но конфуз вышел довольно неприятный, но тем не менее, хорошо, что хорошо кончается. Сейчас Савин в «Крыльях», и вроде все нормально.



Дмитрий Морозов: География наша расширяется. Валентин из Рязани, день добрый.



Слушатель: Я слушаю вас постоянно и все больше замечаю, что звонят вам слушатели-универсалы. Они и по политике, и по международным отношениям, и по околоспортивным темам. А по спортивным темам очень мало звонят. Пожалуйста, призовите, чтобы звонили и задавали вопросы о спорте.



Дмитрий Морозов: А что же вы сами не задали никакого вопроса? Виктор из Кировской области, здравствуйте.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, споры идут большие, кто же все-таки лучший футболист в мире. Говорят, Пеле, Марадона, а в свое время после чемпионата мира 1958 года несколько лет подряд в Бразилии признавали лучшим футболистом не Пеле, а Гарринчу. Где-то признавали лучшим футболистом одного из итальянских братьев. Но когда я в 1990 году посмотрел, как играет Марадона, он тоже распасовщик, так этот итальянец выглядел как дворовый футболист по сравнению с Марадоной. Ваше мнение какое, кто же все-таки из них лучше? Мне кажется, что это Марадона.



Роберт Воскеричян: Это всегда будет вопросом вопросов. И всегда на него будут даваться только субъективные ответы. Конечно же, есть круг игроков, их не более пяти, наверное, но я думаю, даже и трех хватит, среди которых надо выбирать. В том числе и Пеле, в том числе Марадона, возможно ди Стефано. Но это очень сложно, потому что у каждого поколения свой кумир. Я думаю, что из этих трех примерно один…



Дмитрий Морозов: Никакая математика здесь не поможет, только эмоции. Сергей Митрофанов интересуется: «Полезно ли здоровья быть спортивным болельщиком? Можно ли это доказать научно?» Можно ответить вопросом на вопрос. А полезно ли для здоровья, допустим, любить человека?



Роберт Воскеричян: Очень полезно. Потому что стрессы продлевают жизнь, это теперь доказано уже наукой.



Дмитрий Морозов: Послушаем Леонида из Смоленской области.



Слушатель: У меня к Роберту такое предложение. В пятом и шестом номерах «Новой газеты» Ольга Буллах напечатала большое обозрение по испанскому футболу под заголовком «Мастер-класс».



Дмитрий Морозов: Было дело.



Слушатель: Хотелось бы, чтобы Роберт как специалист прокомментировал и свое мнение высказал по этому вопросу.



Дмитрий Морозов: Роберт берет на заметку эту тему. Тем более, что мы в курсе, что была такая информация.



Роберт Воскеричян: Конечно, читаем прессу.



Дмитрий Морозов: Нам дозвонился Станислав из Москвы.



Слушатель: В прошлой программе Олег Винокуров сказал, что он будет выступать на каком-то спортивном канале. А какой он имел в виду? И будет ли он там снова делать публикации типа «Футбольной правды»? В коломенской газете «Ять» есть такой Евгений Кирсанов, поэт, он тоже как бы критику футбольную пишет. А что это за поэт? Что касается «Новой газеты», я хочу сказать, мне больше нравится, когда пишет заведующий отдела спорта Руслан Дубов. Что касается Тишкова, он всякие разоблачения вел? Хотя на сайте убитых и погибших журналистов он считается как бы не связанным с профессиональной деятельностью. И, кстати, он входит в общий список убитых и погибших журналистов?



Дмитрий Морозов: Станислав лаконичен: порядка 7-8 вопросов и тем было затронуто. И, честно говоря, я не помню, с чего начал наш слушатель.



Роберт Воскеричян: Олег Винокуров на каком канале? На ВКТ.



Дмитрий Морозов: На телеканале ВКТ. Что касается его планов, то спросите у него в следующую субботу, когда он будет в эфире, потому что это довольно приватная вещь. Юрия Тишкова не хотелось бы затрагивать.



Роберт Воскеричян: Мы уже обсудили, светлая ему память.



Дмитрий Морозов: Давайте его помнить, и все. Но вы, Роберт, не договорили о взаимодействии футбольных структур Казахстана и России на текущем этапе.



Роберт Воскеричян: И вообще, о казахстанской ситуации в футболе. Прежде чем об этом поговорить, я хотел бы еще ответить нашему уважаемому постоянному слушателю Артуру. Мы на самом деле не оппоненты, с точки зрения экономических воззрений. Я ответил так Эмилю Викторовичу, потому что действительно так считаю, что так будет, хотим мы этого или не хотим. Нефть будут гнать, продавать и так далее. Это наша планида. Я так понял, что вы не чужды экономики, тогда я буду говорить с вами на профессиональном языке. Я вовсе не рыночный фундаменталист, более того, я не считаю, что невидимая рука рынка что-то наладит или государство может выполнять функции ночного сторожа, как было 200 лет назад. Сейчас это уже не работает. А если уж совсем быть точным, то в экономике я придерживаюсь взглядов дирижизма, я – сторонник дирижизма в экономике, в экономической политике и активной промышленной политики. Я надеюсь, что с точки зрения экономики и экономических воззрений я удовлетворил интерес Артура к моим взглядам.


Теперь перейдем к Казахстану. По поводу того, что вектор движения одинаков, но темпы движения различны. В частности, я уже рассказывал, что один клуб поплатился за свои коммерческие способности, четыре арбитра были пожизненно дисквалифицированы, причем не за конкретный проступок в конкретном матче, или доказан акт коррупции. А по совокупности. Они давно имели такую ленту и послужной список, что просто пришли новые люди и сказали: «Вот ты, ты и ты больше судить не будешь». И они даже не жаловались. То есть очень много таких интересных вещей. Они продлили контракт с самым успешным тренером национальной сборной за всю историю национальной сборной. Это голландец Арно Пайперс. Он получал примерно полмиллиона долларов, сейчас, по некоторым данным, где-то в полтора раза больше у него будет контракт, продлили на два года. То есть они двигаются, может быть, не семимильными шагами, но уверенно и четко чувствуется, что есть определенный центр принятия решений.


Что касается Украины, я не уверен, что это есть. По крайней мере, вот этот «кошачий концерт» вокруг Евро-2012, которые затеяли, совершенно не достойный этой отличной страны и прекрасного города Киева чиновники и депутаты, которые делят, не переделят кресла, портфели, деньги. Есть очень серьезные опасения, что Платини еще потерпит с полгодика и возьмет и отдаст Италии, что, собственно, было бы правильно изначально, с точки зрения объективности.



Дмитрий Морозов: Польша одна в состоянии провести, я думаю.



Роберт Воскеричян: Может быть, и нет. А вот Италия одна в состоянии. И Шотландия подсуетилась. Они почувствовали, что запахло жареным, и давай предлагать свои услуги. В этом реестре Шотландия на последнем месте, в списке возможных хозяев Евро-2012. Я вас уверяю, если бы 2012 отдали бы Казахстану одному или на паях с той же Россией, например, как соседняя страна, имеющая общую границу, я вас уверяю, никаких вот таких не было бы ситуаций. Четко то, что было обещано, выполнялось и строилось. И никто бы как бы что ни говорил по поводу политической ситуации и всего прочего, что парламент однопартийный и прочее, все это так.



Дмитрий Морозов: На связи Воронеж, слово Михаилу.



Слушатель: Вопрос по поводу календаря, он выходил в январе, я его не купил. Будет ли он переиздан?



Дмитрий Морозов: Календарь чемпионата России или чемпионата Европы?



Слушатель: Клубные турниры, УЕФА и Кубок чемпионов.



Роберт Воскеричян: Они есть в продаже, я видел их в продаже в Москве.



Дмитрий Морозов: С этим вообще никаких проблем.



Роберт Воскеричян: Не знаю, как насчет Воронежа. Но я не думаю, что 500 километров от Москвы, если есть спрос, привезут и продадут. Думаю, нет проблем с этим. В Москве свободно в продаже есть.



Дмитрий Морозов: Николай из Подмосковья, день добрый.



Слушатель: На каком покрытии играют сейчас в теннис с сербами?



Дмитрий Морозов: Сейчас я точно вам скажу. Пока Роберт продолжит рассказ о взаимодействии футбольных структур Казахстана и России.



Роберт Воскеричян: Взаимодействие очень интересное. Помимо встреч с вице-президентом, знаменитым в прошлом футболистом Байшаковым, о котором я уже рассказывал, была встреча с президентом, у них это называется Национальная футбольная лига. Причем именно она объединяет все дивизионы, как в свое время объединяла Национальная футбольная лига под началом Толстых и элиту, и первый, и второй дивизион. Сегодня у нас есть Премьер-лига и профессиональная футбольная лига. В Казахстане национальная футбольная лига объединяет все дивизионы. Так вот ее президент новоизбранный – тоже пришел человек с амбициями, с новыми идеями Халимжан Иржанов. С ним тоже была встреча, и довольно интересные планы, и беседа была довольно насыщенная. Так вот сразу после этой беседы с Иржановым у меня состоялась встреча с Николаем Левниковым – знаменитым российским арбитром, петербуржцем, который, видимо, пришелся не ко двору Мутко. И, на мой взгляд, совершенно очевидно, что Левникова выпихнули отсюда. Но я вам хочу сказать, что это еще одна черта, которая характеризует подход казахстанских футбольных властей к делу и людям. Они очень внимательно смотрят и не переплачивают никому. Пока продлили контракт тому же Арно Пайперсу, там писали болельщики на сайте: «Мы просим вас не делайте ужасную ошибку, не прощайтесь с Пайперсом». И игроки сборной, и тренеры очень многие, и так далее. Они выдержали паузу, провели грамотные переговоры. Видимо, он хотел не в полтора раза, а, может, в три раза поднять зарплату. Они ему подняли зарплату достойно, и при этом все стороны разошлись достойно. То же самое с Левниковым. С ним встретились, посмотрели его школу арбитров, которую он патронирует в Санкт-Петербурге. Им понравилось, попросили предъявить программу. Он ее предъявил. Кстати, программа, которую он предъявил, это та же самая программа, которую он пытался протолкнуть через своего начальника Мутко в Российском футбольном союзе. В итоге ему отказали, программу эту восприняли, переработали и под другим именем запустили. Как она будет осуществляться, у меня есть большие сомнения. Но суть не в этом. Суть в том, что в Казахстане этого нет. Ему сказали: «Вот ваша программа, мы не вмешиваемся, мы принимаем. Каков бюджет программы?» Он им написал. Они это приняли, согласились. Его бюджет личный, зарплата и контракт тоже на три года, сняли ему квартиру в центре города. Сейчас они в Турции находятся на сборах. Вот этот сюжет о Левникове.



Дмитрий Морозов: Отвечаю на вопрос: покрытие официально называется «ру корт хард», это такая терминология ATP , российская разновидность покрытия «хард», проще говоря, «хард», причем в закрытом помещении, то есть «индорс». Александр из Санкт-Петербурга дозвонился.



Слушатель: Расскажите, что происходит в российской сборной по биатлону? Говорят, что там идет большой скандал. Спортсмены и тренеры считают, что деньги нужно делить с теми, кто приносит медали, а вот у президента российской сборной по биатлону Александра Тихонова, судя по всему, другое мнение. Неужели виной опять всему деньги?



Дмитрий Морозов: В российском биатлоне примерно год продолжается вот эта история, сначала околоскандальная, теперь скандальная – открытое противостояние Александра Тихонова с биатлонистками. Вы помните о том, как несколько российских биатлонисток выезжали на этапы Кубка мира самостоятельно, как они заключали контракты с персональными спонсорами в то время, как господин Тихонов как глава федерации регламентировал совершенно другую спонсорскую политику по биатлону в команде России. То есть ситуация сложная. С Польховским тоже не совсем понятно, как это все произошло. Но тем не менее, как видите, спортсмены выступают, выступают неплохо. Сейчас состоялся молодежный чемпионат Европы по биатлону. Очень неплохо выступили молодые россияне, в частности, наш молодой парень завоевал несколько медалей на этом турнире при том, что в общем зачете Россия не попала в тройку, тем не менее, отдельные звездочки молодые возникают на российском биатлонном небосклоне.



Роберт Воскеричян: Биатлон – просто сиротой оказался. Видите, все федерации разобраны. Волейбольная федерация, плавания разобраны по крупным чиновникам, государственным деятелям. А биатлон в руках Тихонова.



Дмитрий Морозов: Но при всем авторитете в хорошем смысле этого человека, тем не менее та история смазала ситуацию, он долгое время вынужден был за границей жить.



Роберт Воскеричян: И потом все-таки у него немножко более такой не государственный, а бизнес-подход. И у спортсменов бизнес-подход. Тут денег то немного, на всех не хватает. И поэтому получаются вот такие коллизии биатлонные. В общем и целом, с точки зрения спортивной, они – молодцы. Потому что если дать им те деньги, которые обрушиваются на другие федерации благодаря административному ресурсу председателей или президентов этих федераций, я думаю, что они бы далеко вперед еще ушли. Но и так неплохо, по-моему.



Дмитрий Морозов: Вы достаточно подробно рассказали, Роберт, о ситуации в клубном хозяйстве футбольном Казахстана, коснулись чуть-чуть сборной. И тем не менее, я хотел бы работе Арно Пайперса чуть больше посвятить внимания, поскольку это тоже, как и в России, иностранный специалист, более того голландец, как и Гус Хиддинк, но правда, менее известен, разумеется.



Роберт Воскеричян: Конечно, Хиддинк намного более известен.



Дмитрий Морозов: Ну, и совершенно другие притязания, судя по всему, амбиции.



Роберт Воскеричян: И денежные тоже в том числе.



Дмитрий Морозов: Вот именно. Я хотел бы как раз и коснуться. Какова экономическая база сборной Казахзстана?



Роберт Воскеричян: Очень слабая на самом деле. На самом деле, у Арно Пайперса очень хороший контракт, по крайней мере, он доволен этим контрактом.



Дмитрий Морозов: Кроме этого, еще сборы многочисленные.



Роберт Воскеричян: В этом смысле нет проблем. Но летают они, например, в Сербию они летали и в Армению рейсом Алма-Ата – Москва, здесь пересаживались, летели в Ереван, сначала в Белград. Там в ноябре был снег и отменили матч. Потом из Белграда вернулись в Москву, из Москвы полетели в Ереван, сыграли матч, потом опять полетели в Москву, из Москвы – в Белград, сыграли там матч, а потом из Москвы опять. А у людей были куплены билеты, потому что у них сезон давно закончился у игроков, которые играют в казахстанском чемпионате. Там уже семьями кто в Эмираты, кто в Турцию уехали, но билеты были куплены и путевки были куплены. Если бы у них были чартеры, чего пока нет… Российская сборная летает чартером. То есть в этом смысле там есть куда развиваться.



Дмитрий Морозов: Но бюджет сборной России за минувший год, если не ошибаюсь, составил порядка 20 миллионов долларов.



Роберт Воскеричян: Ну, нет, что вы…



Дмитрий Морозов: Включая контракт Хиддинка.



Роберт Воскеричян: В Казахстане, я думаю, раз в десять, если не в пятнадцать меньше, намного меньше. То есть там базы как таковой толком нет. Они тренируются на какой-то загородной базе. Еще несколько лет назад молодежная сборная играла, там есть стадион «Авиатор» рядом с аэропортом. Я был на этом стадионе, там мои друзья играли, там есть и бывшие футболисты, есть просто любители. Я видел это поле, я хочу вам сказать, что, конечно, там такие кочки. То есть есть куда развиваться, они знают эти болевые точки и вкладывают туда деньги. Понимание проблем и путей решения проблем явно видно и вселяет оптимизм.



Дмитрий Морозов: Очень многие россияне охотно едут играть в Казахстан, футболисты.



Роберт Воскеричян: Да, играют в Казахстане. Допустим, сегодня в Казахстане бюджеты самых богатых клубов доходят до 15 миллионов долларов. Конечно, сейчас те, кто знает ситуацию в российской Премьер-лиге, начинает кто ехидно, а кто просто с сожалением и с таким отношением свысока улыбаться. Потому что 15 миллионов сегодня даже средний клуб Первого дивизиона, который имеет амбиции в перспективе ближайшей войти в элиту, уже должен иметь…



Дмитрий Морозов: Скажем «Сибирь».



Роберт Воскеричян: «Сибирь» даже ближе к 20, я думаю. Но есть и другие клубы, для которых 15 – не предел. А в Казахстане 15 – это самое. Актюбинский клуб «Актобэ», который стал чемпионом. Я не видел аудированных цифр, но, судя по разным данным, где-то в пределах 15 миллионов долларов. Соответственно Муханов, главный тренер, в Воронеже был футболистом, его контракт оценивается в 500 тысяч долларов. Мало это или много? Не знаю. По-моему, нормально для страны, которая только начинает развивать футбол на европейских принципах. Топовые игроки тоже в этих пределах где-то зарабатывают. То есть ситуация такая, довольно, как говорит один лондонский эмигрант, динамическая, можно работать. Так что в Казахстане в этом смысле все нормально.



Дмитрий Морозов: Слушаем Владимира из Москвы.



Слушатель: Вы затронули очень интересную тему с агентами. Я обратил внимание на такую вещь. Иностранцы не работают с нашими футболистами, которых ведут наши, российские агенты, а продают, вот Скорциэлло продали, Ивановича, у них же у всех иностранные, свои агенты. С чем это связано?



Роберт Воскеричян: Я думаю, что очевидно объективно, потому что, допустим, Уколарши – знаменитый чешский агент, ему и карты в руки, чтобы он работал с чешскими футболистами. Это очевидно, и это правильно, потому что больше успеха и более тесный контакт, как правило, с соотечественниками. В частности, помните знаменитый португальский десант под управлением Федорычева в московское «Динамо» кто это все организовал? Португальские агенты, в частности, Мендеш, Барбоза, еще несколько фамилий называлось. А что касается распределения обязанностей, я вам могу сказать, что и российские агенты тоже ведут. Вот у Олича, например, есть агент, который находится в Германии, это европеец, который помог ему освоиться ему в Гамбурге и введет его в европейские дела. Но Оличу всего 28 или 29 лет. Хотя у него все сейчас прекрасно в Гамбурге, и у него контракт, все нормально, но он в принципе рассматривает возможности трудоустройства в топовом российском клубе, и с точки зрения оплаты тоже. И у него есть российский агент Алексей Сафонов. То есть здесь идет такое распределение обязанностей. Сказать, если лет пять назад с нашими агентами, которых было 2,5 боевых единицы, а я уж не говорю про «жучков» и скандал с «Манчестер юнайтед», тогда вообще, не то что разговаривать, даже и на факс бы не ответили и трубку бы не подняли. Сейчас ситуация изменилась, потому что здесь есть квалифицированные специалисты и цивилизованный агентский бизнес. Есть агентства, у них есть банковские счета. И в случае чего можно арестовать счет в уплату каких-то услуг. А когда все это лежало в одном мешке, чемодане кассеты с видеозаписями игр «будущих Пеле», а в другом чемодане – черный нал, то кто же будет с ними работать? Сегодня уже ситуация нельзя сказать, что она прямо ажурная и великолепная, но намного более чистая.



Дмитрий Морозов: У вас еще один оппонент появился, Роберт, некто Александр: «Неужели умный человек может рассуждать о футболе в Казахстане? Там все куплено с потрохами на тысячи лет вперед».



Роберт Воскеричян: Я думаю, что пусть эта тирада останется на совести нашего слушателя. И я думаю, для того, чтобы разбираться, нужно как минимум, раз десять съездить туда и повстречаться с теми людьми, с кем я, в частности, встречался, а потом делать такие громогласные заявления. Хотя у нас свобода слова, и болтать языком – не мешки ворочать.



Дмитрий Морозов: Послушаем Сергея из Санкт-Петербурга.



Слушатель: У меня такие спортивные замечания – это план на будущие олимпийские игры, деление шкуры неубитого медведя, 14 медалей – это, конечно, хорошо. Я помню, в Солт-Лейк-Сити 4 или 5 медалей было запланировано. Это, конечно, смешно.



Роберт Воскеричян: Вы про «королей олимпийских колец» что ли?



Слушатель: 15 или 14 медалей собираются… Потом это наш преемник, который появился в спортивных лыжных ботинках и шапочке. Ну, шапочку он явно никогда не одевал. У меня такие неприятные воспоминания об этой неделе. Сотрудника приятель разбился на склоне на Карельском перешейке. Он не смог вызвать «Скорую помощь», и мы ехали порядка 70 километров из города.



Дмитрий Морозов: Он живой остался?



Слушатель: У него просто перелом. И самое интересное, что вся публика, которая кутила на склонах, к нему никто не подошел. Вот эта вся публика на монолыжах, сноубордах… Такое количество шприцов там валялось…



Дмитрий Морозов: Сергей, разделяем ваши чувства. Я не знаю, что комментировать. Сергей просто поделился эмоциями.



Роберт Воскеричян: По поводу медального плана можно. Я лично скептически отношусь к этим всем медальным планам. Хотя в общем-то общее количество иногда и довольно часто совпадает. По крайней мере, по летним. По зимним я не помню, а по летним совпадает. Но причем вначале на тех, на кого рассчитывали российские олимпийские власти, они проваливаются. А потом какие-то безвестные герои начинают добирать. Но почему-то этот план иногда выполняется.



Дмитрий Морозов: Роберт, но без медальных планов нельзя. Естественно, планирование это необходимо в данном случае, но оно должно быть закрытым, кулуарным. Оно не должно пиариться. Об этом не должно говориться нигде, не писаться в прессе и так далее.



Роберт Воскеричян: Планирование безусловно.



Дмитрий Морозов: Где-то там обязательно чиновники должны, разумеется, строить.



Роберт Воскеричян: Не только чиновники. Это должны делать тренеры, сами спортсмены планировать результат.



Дмитрий Морозов: Китайцы могут себе позволить, наверное, в открытую поговорить, поскольку у них ставка на эту Олимпиаду колоссальная.



Роберт Воскеричян: Я думаю, что ставка оправдается. Я предчувствую совершенно сенсационное количество медалей, которые китайцы возьмут. Просто чувствую это.



Дмитрий Морозов: Да, есть такие предчувствия. Роберт, коротко подведем итоги вашего визита в Казахстан и сегодняшней беседы нашей.



Роберт Воскеричян: Я думаю, что итоги визита мы практически подвели, но все то, что нарабатывается, мне кажется, будет иметь продолжение и в том числе с точки зрения нашей маленькой редакции, потому что такое количество людей, которые уже знают о наших контактах и наших предложениях. В частности, я не отвечаю за Олега на вопрос Станислава, но очень многие возможные проекты, которые из этих поездок, видимо, начнут вырисовываться и в дальнейшем материализовываться и появляться, позволяют сделать вывод о том, что не всуе совершались и совершаются эти поездки.



Дмитрий Морозов: Тем более действительно, что просто интересно, информации не так много о том, что происходит в Казахстане вообще в целом и в футболе. А ведь, как мы заметили, интеграция и взаимодействие очень тесное с этой страной, очень много россиян выступает, представителей всех республик бывшего Советского Союза, какие-то казахстанские футболисты выступают здесь. Об Украине более-менее мы еще можем судить, поскольку информационный поток довольно-таки мощный.



Роберт Воскеричян: Ну, и больше игроков.



Дмитрий Морозов: В том числе и наш коллега Максим Максимов освещает ситуацию. Поэтому время от времени, я думаю, что стоит возвращаться к этой теме и к этой стране, что мы и будем делать.


А пока еще один вопрос от слушателя: «Недоумеваю, почему авторитетный в футбольном мире человек Вячеслав Колосков добился на своей родине более скромных результатов, чем на международной арене? Имеется в виду, не остановил накануне чемпионата мира 1982 года развал мощной бесковской сборной, не отстоял возможность участия сборной СССР в футбольном турнире 1984 года в Лос-Анджелесе из-за чего нас в 1990 лишили права провести чемпионат мира по футболу», - Александр из Сызрани.



Роберт Воскеричян: Я не знаю, у Колоскова послужной список огромный. Конечно, за эти двадцать с лишним лет он руководил советским и российским футболом. Конечно, были немалые ошибки.



Дмитрий Морозов: Но как Колосков мог обязать олимпийскую сборную России выступить в Лос-Анджелесе?



Роберт Воскеричян: Во-первых, это невозможно, потому что вообще мы бойкотировали, Советский Союз бойкотировал тогда, вообще ни один советский спортсмен не выступал. За что положено критиковать, мы это всегда делали и будем делать. Но у Вячеслава Ивановича есть масса заслуг и масса добродетелей. И об этом мы тоже обязаны говорить, потому что наша задача не просто информировать, но всегда стоять на стороне объективности и правды.



Дмитрий Морозов: Кстати, в завтрашнем «Прессинге» слушайте третью часть беседы с Вячеславом Колосковым.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG