Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исполняется год со дня вступления в должность нового президента Туркменистана


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Михаил Саленков: Сегодня исполняется ровно год, как вступил в должность новый президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов. Власть сменилась в республике 21 декабря 2006 года после смерти пожизненного руководителя государства Саппармурада Ниязова, который правил страной 21 год. Новоизбранный президент победил на альтернативных выборах 11 февраля 2007 года, набрав почти 90 процентов голосов избирателей, пришедших на выборы. Наблюдатели отмечают, что Туркмения стала более открытой страной, но о кардинальных изменениях во внутренней политике говорить пока рано.



Мумин Шакиров: После неожиданной смерти Туркменбаши в декабре 2006 года многие наблюдатели будто соревновались в прогнозах на будущее. Одни эксперты предсказывали жестокую борьбу кланов, кровавые мятежи и чуть ли не гражданскую войну в республике. Другие, наоборот, предрекали исключительно положительные перемены: приобщение к ценностям демократии, открытую рыночную экономику и возвращение в страну тех людей, кого принято на Западе считать оппозиционерами. На деле же реальность оказалась куда более прозаичной и в этом смысле даже скучной. Но первые скромные шаги к открытому обществу нынешний глава государства, 50-летний Гурбангулы Бердымухаммедов сделал, считает аналитик Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.



Аждар Куртов: Были предприняты шаги по реформированию отсталых отраслей, таких как образование, здравоохранение наука. Была, скажем, восстановлена Академия наук, были увеличены сроки обучения в вузах и школах, были изменены учебные программы. Некоторые изменения коснулись сфер, связанных со СМИ, с правами человека. Например, были выпущены из тюрем некоторые заключенные, которые на Западе считались политическими заключенными, а в Туркменистане против них были возбуждены уголовные дела, связанные с финансовыми правонарушениями. Но вот речь о масштабности этих изменений - это очень большой такой вопрос.



Мумин Шакиров: Ныне проживающая в Болгарии Председатель Туркменского Хельсинкского фонда по правам человека Таджигуль Бегмедова не возлагает особых надежд на идеологический курс нового главы государства.



Таджигуль Бегмедова: Продолжение возвеличивания Ниязова и его идеологических работ. Но в то же время параллельно видно, что идеологические советники президента, так же как это было в начале карьеры Ниязова, начинают возвеличивать и Бердымухаммедова. По такой же накатанной дороге.



Мумин Шакиров: Эксперт Аждар Куртов также пока не видит изменений во внутренней политике Туркмении, но отмечает, что новый лидер стал "выездным".



Аждар Куртов: По сути дела, в Туркменистане осталась однопартийная система, реформирования серьезного конституционного механизма не произошло. Во внешней политике Туркменистан стал более открытым государством, и это следует признать однозначно. Расширились контакты руководства Туркменистана с внешним миром, и со стороны окружающих стран интерес к Туркменистану существенно возрос. В Туркменистане был открыт, в частности, Центр превентивной дипломатии ООН, гораздо чаще стал выезжать президент Туркменистана за рубеж, в отличие от своего предшественника. Заключаются новые договоры в разных областях жизни - и в экономике, и в гуманитарной области, и в политической сфере отношений. Но, по сути дела, сейчас говорить о том, что тот период, так практика, которая была создана и при советской власти, и в период правления Сапармурата Ниязова, это окончательной пройденный период, я бы не сказал. Все-таки Туркменистан остается одним из самых закрытых государств, а курс этот очень во многих отношениях, и в смысле демократии, и в смысле прав человека, и даже в смысле экономической эффективности принимаемых правительством мер очень и очень спорный, если сравнивать его с аналогами, существующими в других государствах.



Мумин Шакиров: За время правления Туркменбаши страну покинули многие культуры и общественные деятели, часть которых причисляет себя к диссидентам или оппонентам режима. Есть ли шансы у этих людей вернуться сегодня на родину? На этот вопрос попыталась ответить Таджигуль Бегмедова.



Таджигуль Бегмедова: Туркмены, которые живут за рубежом и мечтают помогать своей родине, вернуться и сотрудничать в различных сферах, они не могут вернуться в Туркменистан из-за того, что нет гарантий, во-первых, и свободы, во-вторых, нет гарантий того, что в Туркменистане будут соблюдены все законы, принятые туркменским государством.



Мумин Шакиров: Таджигуль, скажите, вы можете вернуться к себе на родину?



Таджигуль Бегмедова: К сожалению, не могу. Хотя я несколько раз подавала через международные организации предложение в Туркменистан вернуться и зарегистрировать нашу организацию там, после этих наших обращений посол Туркменистана в ОБСЕ Кадыров был в течение недели уволен. То есть туркменский официоз не готов пока к таким шагам.



Мумин Шакиров: Одним из главных событий в прошлом году стало открытие в нескольких крупных городах республики интернет-центров. Однако из-за высокой стоимости этой услуги и ограничения доступа к так называемым "вредным" русскоязычным сайтам голод на информацию в стране сохраняется.


XS
SM
MD
LG