Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге для масштабной реставрации закроется Летний сад


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Михаил Саленков: Этой осенью в Петербурге для масштабной реставрации закроется Летний сад. Первые посетители смогут войти туда не раньше 2011 года, а окончание работ намечено на 2013 год - год 400-летия дома Романовых.



Татьяна Вольтская: Суеверный человек сказал бы, что не к добру недавно раскололась и обрушилась порфировая ваза у входа в Летний сад. Ваза хоть и не зеркало, а прежнего Летнего сада нам точно не видать - если, конечно, будет осуществлен проект, по которому сад должен стать таким, каким он был на рубеже XVIII - XIX веков. То есть того сада, по которому ходил Пушкин, больше не будет, авторы проекта решили, что сад елизаветинской эпохи для нас ценнее. Работы должны начаться в сентябре с археологических раскопок. Все мраморные статуи вывезут в Русский музей, да там и оставят. Возможно, это и правильно, специалисты знают, что мрамор не может жить на улице в нашем климате. Говорит заместитель директора Государственного музея городской скульптуры Надежда Ефремова.



Надежда Ефремова: Сохранить мрамор в условиях промышленного центра... В нашем климате срок жизни мрамора десятилетиями должен исчисляться. Вот этот конгломерат негативных факторов очень широк, и не всегда он предсказуем.



Татьяна Вольтская: Особенно непредсказуемы выпады вандалов, так что копии статуй, которые займут места подлинников, будут снабжены специальными антивандальными датчиками. Основной и самый спорный этап реконструкции Летнего сада начнется в 2009 году, когда предполагается построить малую оранжерею для кадочных культур, включая ананасы, которые когда-то выращивали здесь для императорского стола, а также прорыть бывший здесь когда-то канал, воссоздать 9 фонтанов, ландшафтный лабиринт из стриженых шпалер, хозяйственный пруд с островком-беседкой и 4 боскета. Боскеты и лабиринт займут пятую часть сада, но будут ограждены от посетителей в качестве музейных экспонатов. Интересно, что об этих грандиозных планах ничего не знают в Россвязьохранкультуры. Вот что сказал начальник отдела охраны культурного наследия Александр Быков.



Александр Быков: Нет, у нас такой информации нет. Документы не поступали.



Татьяна Вольтская: Между тем, проект реставрации Летнего сада уже прошел Главгосэкспертизу. Это подтвердил и Владимир Гусев, директор Русского музея, в чьем ведении находится Летний сад. Но ни о каком изменении облика сада речь не идет, - сказал Владимир Гусев.



Владимир Гусев: Действительно, начинается реконструкция. Нужна реставрация Летнего дворца Петра Первого, домика Петра Первого, который входит в этот комплекс, реставрация кофейного, чайного павильонов. Их никогда не реставрировали. Эта реставрация может быть дольше. Сама зеленая часть, зеленая территория - это будет гораздо короче. Это зависит от финансирования. Финансирование еще вообще не началось. Ждем только проект, который прошел все экспертизы. Никаких изменений там, ничего сноситься не будет.



Татьяна Вольтская: А как же строительство оранжереи, лабиринта и прочие подробности, перечисленные в "Коммерсанте"?



Владимир Гусев: Вранье и все.



Татьяна Вольтская: У меня нет оснований не верить словам Владимира Гусева. Но тогда какой же проект вызвал резкое неприятие у городского Совета по культурному наследию? Проект дважды рассматривался и оба раза был отвергнут, - говорит член Федерального научно-методического совета по сохранению культурного наследия Михаил Мильчек.



Михаил Мильчек: Процент новодельности там окажется огромный. Предполагается строительство сооружений, о которых у нас, скажем осторожно, туманное представление, какие они были. Речь идет о возвращении облика до наводнения. Уже и Пушкин того облика не видел, не говоря уже о более позднем времени. При этом тот облик будет гипотетическим. Таким образом, подлинный облик, характер и планировку Летнего сада заменяем на гипотетическую. То есть это полное пренебрежение главным принципом реставрации - принципом максимально возможного сохранения продления жизни подлинным элементам, пусть и не первоначальным. А в данном случае тот Летний сад, который мы знаем, он, с некоторыми поправками, разумеется, сложился в 30-е годы XIX века.



Татьяна Вольтская: Значит, по нему уже гулял Пушкин?



Михаил Мильчек: Гулял. Ну, что-то там было не совсем так, может быть, но принципиальных изменений не произошло. По крайней мере, тех построек, которые предполагают они возводить в Летнем саду, или прорывать поперечный канал, конечно, при Пушкине уже всего этого не было. Это коренное изменение облика Летнего сада.



Татьяна Вольтская: Михаил Мильчек считает, что если проект будет осуществлен, то вместо нынешнего тенистого сада с вековыми деревьями мы получим регулярный французский парк со стрижеными деревцами и кустами и большими голыми пространствами. Этого не будет, - говорит Владимир Гусев.



Владимир Гусев: Если вы найдете человека, который захочет попытаться его превратить во французский регулярный парк, этого человека надо посадить в психиатрическую больницу.



Татьяна Вольтская: Тем не менее, и Владимир Гусев не отрицает, что в Летнем саду будет восстановлено несколько фонтанов петровского времени. Михаил Мильчек уверен, что это бессмысленно, поскольку это будет чистый новодел: никто не знает, как они выглядели на самом деле. Когда два уважаемых человека говорят столь разные вещи об одном и том же проекте, общественность должна не спускать глаз с Летнего сада - на всякий случай.


XS
SM
MD
LG