Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Год без Туркменбаши: что изменилось


Гурмангулы Бердымухаммедов стал «выездным» лидером Туркменистана

Гурмангулы Бердымухаммедов стал «выездным» лидером Туркменистана

В понедельник исполнился ровно год с тех пор, как новый президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов вступил в должность. Власть сменилась в республике 21 декабря 2006 года после смерти пожизненного руководителя государства Сапармурата Ниязова, который правил страной 21 год. Новоизбранный президент победил на альтернативных выборах 11 февраля 2007 года, набрав почти 90% голосов избирателей, пришедших на выборы. Наблюдатели отмечают, что Туркмения стала более открытой страной, но о кардинальных изменениях во внутренней политике говорить пока рано.


После неожиданной смерти Туркменбаши в декабре 2006 года многие политологи соревновались в прогнозах на будущее. Одни эксперты предсказывали жестокую борьбу кланов, кровавые мятежи и чуть ли не гражданскую войну в республике. Другие, наоборот, предрекали исключительно положительные перемены: приобщение к ценностям демократии, открытую рыночную экономику и возвращение в страну тех, кого принято на Западе считать оппозиционерами. Реальность оказалась куда более прозаичной.


Аналитик Российского института стратегических исследований Аждар Куртов считает, что важно обратить внимание на первые скромные перемены: «Были предприняты шаги по реформированию отсталых отраслей, таких как образование, здравоохранение, наука. Была восстановлена Академия наук, были увеличены сроки обучения в вузах и школах, были изменены учебные программы. Изменения коснулись сфер, связанных со СМИ, с правами человека. Например, были выпущены из тюрем некоторые заключенные, которые на Западе считались политическими, в Туркмении против них были возбуждены уголовные дела, связанные с финансовыми правонарушениями. Но вот масштабность изменений - это очень большой вопрос».


Живущая в Болгарии председатель Туркменского Хельсинкского фонда по правам человека Таджигуль Бегмедова не возлагает особых надежд на нового главу государства: «Продолжается возвеличивание Ниязова и его идеологии. Но в то же время видно, что советники президента, так же как это было в начале карьеры Ниязова, начинают возвеличивать и самого Бердымухаммедова. По такой же накатанной дороге».


Аждар Куртов обращает внимание на то, что, по крайней мере, нового лидера позитивно воспринимают за рубежом: «в Туркмении осталась однопартийная система, серьезного реформирования конституционного механизма не произошло. Но во внешней политике Туркмения стала более открытой. И со стороны окружающих стран интерес существенно возрос. В Туркмении был открыт, в частности, Центр превентивной дипломатии ООН, президент, в отличие от своего предшественника, гораздо чаще стал выезжать за границу. Заключаются новые договоры в разных областях жизни - и в экономике, и в гуманитарной области, и в политической сфере. Но все-таки Туркмения остается одним из самых закрытых государств в мире.


За время правления Туркменбаши страну покинули многие культурные и общественные деятели, часть которых причисляет себя к диссидентам или оппонентам режима. Таджигуль Бегмедова отмечает, что пока они опасаются возвращаться на родину: «Нет гарантий того, что в Туркменистане будут соблюдены все законы, принятые туркменским правительством. Я несколько раз подавала через международные организации предложение вернуться в Туркмению и зарегистрировать нашу организацию. После этих обращений посол Туркмении в ОБСЕ Кадыров был в течение недели уволен. То есть туркменский официоз не готов пока к таким шагам».


В прошлом году самым освещаемым событием в СМИ стало открытие в нескольких крупных городах республики интернет-центров. Но, из-за высокой стоимости этой услуги и ограничения доступа к «вредным» русскоязычным сайтам, информационный голод в стране сохраняется.


XS
SM
MD
LG