Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и США обмениваются заявлениями по военно-политическим вопросам


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.



Андрей Шарый: Эксперты и наблюдатели подводят сегодня итоги состоявшейся в Мюнхене очередной международной конференции по вопросам безопасности. Решения главных проблем на форуме не найдено, однако в некоторых выступлениях эти проблемы, по крайней мере, обозначены. В этой связи сейчас анализируют выступление в Мюнхене вице-премьера правительства России Сергея Иванова. Его произнесенная по-английски речь называлась "Куда идет Россия?". Вот некоторые ее основные пункты: Россия не будет создавать новые военные блоки; не собирается идти на открытую конфронтацию с оппонентами; Москва и Вашингтон должны приступить к обсуждению нового режима в сфере вооружений вместо договора СНВ-1.


На конференции в Мюнхене выступал так же министр обороны США Роберт Гейтс. Прямого ответа выступлению Иванова от него не услышали, хотя, в общем, наверное, не должны были услышать. Однако он изложил свое видение и видение американцев на некоторые вопросы безопасности. С американским экспертом по поводу российских и американских взглядов на эти важные проблемы беседовал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.



Ян Рунов: Заявление Сергея Иванова на Мюнхенской конференции о том, что США и Россия должны стать инициаторами обсуждение проблемы контроля и сокращения ядерных вооружений, и замены существующего договора об ограничении стратегических вооружений, вице-президент Лексингтонского института в Арлингтоне, бывший сотрудник Министерства обороны США Дэниэл Гурэ прокомментировал следующим образом.



Дэниэл Гурэ: Совершенно очевидно, что необходимо возобновить ядерные переговоры между США и Россией. Ушли в давнее прошлое условия, при которых были заключены соглашения ОСВ-1, ОСВ-2 и так далее. Поэтом очень важно обеим нашим странам найти совместные пути сокращения ядерных вооружений и безопасного хранения ядерных материалов.



Ян Рунов: По поводу того, что, как заявил Иванов, Россия, стремясь защитить свои национальные интересы, не угрожает безопасности других государств и не стремится к созданию военных союзов, Дэниэл Гурэ сказал.



Дэниэл Гурэ: Россия не стремиться стать военной сверхдержавой в традиционном советском стиле. Российское руководство очень умело использует теперь технологию и энергоресурсы в качестве основного инструмента политического давления. Но вопрос в том, какие еще методы давления готова будет применить Россия в отношении государств ближнего зарубежья, таких как Грузия, Украина, страны Балтии...



Ян Рунов: Сергей Иванов поднял на конференции вопрос о Косово.



Дэниэл Гурэ: Очевидно, что есть несколько важных вопросов, по которым международное сообщество не может прийти к единому мнению, но должно. Урок Косова может стать уроком для будущих миротворческих операций. Мы должны быть уверены, что миротворчество не нанесёт вреда, меняя своими действиями политическую динамику в регионе или в распадающемся государстве, как мы это видим сейчас на Балканах.



Ян Рунов: Министр обороны США Роберт Гейтс в Мюнхене не говорил о размещении системы ракетной обороны в Польше и Чехии, что вызывает обострение в американо-российских отношениях, но остановился на проблеме исламского экстремизма и активизации террористов в Афганистане и Пакистане. Он вновь призвал НАТО к более активной роли в Афганистане.



Дэниэл Гурэ: Трудно представить себе, как дальше будет развиваться там ситуация. От действий НАТО решение афганской проблемы зависит лишь частично. Больше это зависит от того, что может и хочет делать правительство Карзая.



Ян Рунов: Это был Дэниэл Гурэ, военный эксперт из Лексингтонского института.



Андрей Шарый: А сейчас в прямом эфире программы "Время Свободы" известный московский политический эксперт, приглашенный профессор Гудзоновского института в Вашингтоне Андрей Пионтковский по телефону из США.


Андрей Андреевич, добрый вечер. Мы и наши эксперты, скорее, обозначили спектр проблем, который обсуждался. Понятно, что и нам с вами их сейчас не решить. Однако давайте попытаемся какие-то основные блоки.


От выступления Сергея Иванова, как и всех российских руководителей последних недель, ждут какого-то нового большого сигнала того, с кем предстоит Западу иметь дело в следующем президентском цикле российском. Понятнее теперь, какая будет Россия вскоре?



Андрей Пионтковский: Мне кажется, что выступление Иванова совершенно не относилось к этому разряду, попытке предсказать действия нового президента, оно укладывалось уже в установившуюся модель такого доброго и злого следователя. Вот Иванов второй раз подряд выступает на Мюнхенской конференции добрым следователем. Единственная разница была, что злой следователь на этот раз говорил в Москве. Поэтому его выступление носило достаточно примирительный характер. А что касается предложения заключить новый договор по стратегическим ядерным вооружениям, оно почти неизбежно встает на повестку дня. Я в частности поддерживаю его, в том числе в своих последних выступлениях, я предлагаю заключить большой договор, не только о наступательных, но и оборонительных стратегических вооружениях. В этот договор можно погрузить так раздражающую сейчас обе стороны проблему ПРО, наложив ограничения на ее развитие.



Андрей Шарый: Андрей Андреевич, год назад после выступления на такой же конференции Владимира Путина заговорили о перспективе холодной войны. Сейчас эти опасения рассеяны, на ваш взгляд?



Андрей Пионтковский: Понимаете, в чем дело? Запад все время остается в недоумении, потому что российская внешняя политика, она очень противоречивая, если не сказать, шизофренична. И это достаточно органично для нее, потому что она определяется двумя мотивами. Во-первых, это уже совершенно определилось в нашей внутренней пропаганде, власти нужен образ Запада, как врага, который хочет ослабить Россию, новый третий рейх и так далее. А с другой стороны, сама элита уже достаточно плотно интегрировалась в высшие слои мировой элиты и хочет занимать респектабельное место в "большой восьмерке", в других институтах, в том числе в таких солидных международных конференциях. Поэтому все время раздаются такие противоречивые сигналы, движимые этими двумя мотивами.



Андрей Шарый: Ваши московские коллеги, с мнением которых могли ознакомиться наши слушатели, сейчас оба указывают на то, что предвыборная кампания в Соединенных Штатах это либо главный, либо еще один, по крайней мере, тормоз в реформации, в динамичном реформировании системы международных отношений, в том числе и в выстраивании новой структуры международной безопасности. Вы согласны с ними?



Андрей Пионтковский: Это достаточно очевидная мысль. Во время предвыборной кампании трудно ожидать принятия каких-то серьезных внешнеполитических решений. Но на уровне экспертов обсуждается достаточно содержательных вопросов. Почему мне кажется, что в области контроля над вооружениями будет достигнут определенный прогресс? Потому что здесь два мотива, которые движут российскую внешнюю политику, они как бы не противоречат друг другу, а соединяются. Ведь это, давайте вспомним, что за соглашение. Это соглашение холодной войны, если называть вещи своими именами, это соглашение о том, что мы могли бы гарантированно уничтожить друг друга в обмене ядерными ударами. Это так называемая парадигма взаимного гарантированного уничтожения. То есть, с одной стороны, образ врага сохраняется, потому что с ним заключаются такие соглашения, квалифицирующие отношения враждебности, а с другой стороны, вот вам и респектабельность, принадлежность к клубу ядерных держав и так далее.



Андрей Шарый: Спасибо.



XS
SM
MD
LG