Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Захват вместо суда. Митинг в защиту Дома скульптора


По разным оценкам, в митинге в защиту Дома скульптора участвовало от 100 до 200 человек

По разным оценкам, в митинге в защиту Дома скульптора участвовало от 100 до 200 человек

Московское объединение скульпторов пытается отстоять свое здание. 11 февраля в защиту Дома скульптора состоялся митинг, один из участников которого объявил о намерении начать голодовку, если рейдерские атаки на организацию не прекратятся.


По разным оценкам, в митинге участвовало от 100 до 200 человек. Неподалеку дежурил милицейский автобус, участники митинга подготовили обращение к президенту России. Владимира Путина просят вмешаться в ситуацию.


Тем временем председатель Объединения скульпторов Иван Казанский намерен объявить голодовку: «А что делать? Ну что делать, когда меня, 68-летнего и со мной рядом несколько людей еще старше меня, которые тоже принимали участие в судьбе этого дома, в становлении его, в поддержании его, в прославлении его, если хотите, если меня не слышат. Невозможно же. Как это, столько лет прожить и тебе говорят: да тебя нет, тебя нет. А сегодня ситуация именно такова».


Директор Дома скульптора Игорь Муромцев объясняет, что голодовка — знак отчаяния, и беспокоится о здоровье ее участников: «Не хотелось бы, чтобы еще, помимо потери культурного центра, еще пострадало бы здоровье выдающихся наших деятелей культуры».


Как известно, в 1974 году после долгих хождений по кабинетам скульпторам удалось спасти здание от сноса. После революции особняк, изъятый у последнего хозяина, использовался, как дом с коммуналками. 10 лет и 500 тысяч советских рублей отдали скульпторы на реставрацию здания. Оно было принято властями по акту в 1984 году. Собственность была городской, скульпторы оставались в доме на правах долгосрочной аренды до той поры, пока особняк по суду в прошлом году не перешел в федеральную собственность. Отныне на него претендует Международный фонд гуманитарного сотрудничества стран СНГ. Михаил Швыдкой в министерском качестве обещал скульпторам помочь, но в качестве сопредседателя вышеназванного фонда повел себя по-другому.


«Сам [Михаил Швыдкой] в этом фонде сопредседатель, — говорит Игорь Муромцев. — Это, наверное, сыграло главную роль, что здание передали все-таки этому фонду, причем целиком и полностью, хоть они и говорят, что вроде как нас не выгоняют пока совсем, но вот по документам зданием целиком с 10 декабря находится в безвозмездном пользовании вот этого фонда межгосударственного сотрудничества стран СНГ. О нас слова нет, что мы, к примеру, съехать должны или нам какая-то замена должна быть предоставлена. Поэтому у Ивана Павловича возникло подозрение, что просто недобросовестные чиновники среднего звена утаили тот факт нашего существования в этом здании на протяжении 30 лет. Когда представители фонда пытались еще мирным порядком войти в наше здание, они вызывали милицию. Пришел участковый, они трясли там решениями вот этого суда в отношении Департамента имущества города Москвы. Но участковый им справедливый вопрос-то задал: "А есть ли у вас исполнительный лист о выселении?". "Нет". "Тогда, что вы меня вызвали? Получайте это решение, тогда на законных основаниях вы въедете". Но почему-то вместо того, чтобы Росимущество подало на вас в суд, если они не считают наши взаимоотношения с московскими властями незаконными, они рейдерским образом захватили первый этаж и подвальные помещения».


Вместо обращения в суд последовал захват, причем в день, когда директор Дома скульптора договорился о встрече с руководством фонда. Вместо директора фонда 23 января пришли люди в телогрейках, они перелезли через забор, спилили замки и петли дверей, заняли первый этаж и подвальные помещения, сняли телогрейки, повесили бейджики ЧОПа и встали на охрану федеральной собственности как раз к моменту, когда приехала милиция, вызванная скульпторами.


XS
SM
MD
LG