Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские правозащитники вновь заявляют о нарушениях прав человека в Ингушетии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Александр Гостев : Во вторник правозащитный центр «Мемориал» представил в Москве доклад «Ингушетия-2007 год. Что дальше?» Эксперты центра считают, что ситуацию в республике дестабилизируют не только боевики, но и представители российских силовых структур. В докладе говорится о многочисленных случаях похищения мирных жителей, убийствах и пытках, в которых замешаны представители правоохранительных органов. Подобные методы российской власти только пополняют ряды ингушского сопротивления, считают в «Мемориале». Над этой темой сегодня работала корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Любовь Чижова : Сообщения о терактах против мирных жителей, о нападениях на чиновников и милиционеров в Ингушетии попадают в сводки информационных агентств почти ежедневно. Гораздо реже рассказывается о том, что на эти выступления боевиков представители российских силовых структур в Ингушетии отвечают зачистками, похищениями и убийствами людей, чье участие в бандформированиях ничем не доказано. Ситуация в Ингушетии развивается почти по чеченскому сценарию, считает глава центра «Мемориал» Олег Орлов.



Олег Орлов : Беззаконное насилие, похищения, убийства, пытки. Ингушетия очень маленькая территория. Населения там немного. Каждый случай насилия, каждый случай незаконных арестов, похищений, пыток становится известным. Я подчеркиваю, те, кто сейчас протестует против действий или бездействия властей в Ингушетии, они не поддерживают свои значительные части боевиков. Боевики - это одно, а протестный потенциал - это другое. Но власть утеряла и потеряла ту возможность опереться на все-таки серьезную поддержку среди населения для того, чтобы бороться за стабильность в этом регионе.


Почему там так, собственно говоря, происходит? Сейчас можно слышать, многие развивают самые различные конспирологические теории. А кто, собственно говоря, в Ингушетии это делает? Я тут читал десятки разных теорий. Одна теория доказывает, что это делается для того, чтобы объединить Ингушетию и Чечню. Вторая теория доказывает, что наоборот - это делается для того, чтобы бороться против Рамзана Кадырова. Это все люди где-то во власти сознательно дестабилизируют ситуацию. Третья теория, что это сознательно дестабилизируется к выборам в целом в Российской Федерации и так далее, и так далее. Мы не верим в эти конспирологические теории. Есть сила, которая заинтересована в дестабилизации. Эта сила называется боевики, вооруженное подполье, террористы. Как угодно можете их назвать. Власть не заинтересована, но власть де-факто действует так, что идет в том же направлении, что и боевики. Власть и боевики - одни сознательно, а другие полусознательно - ведут дело к дестабилизации. Власть действует, прежде всего, силовые ведомства так, как они умеют. А умеют они так, как у нас описано.



Любовь Чижова : Эксперты напоминают, что жителям Ингушетии даже не разрешают вслух говорить о том, что их тревожит. Наиболее яркий пример - история с митингом в Назрани, который так и не состоялся 26 января. Впрочем, это общероссийская тенденция, считает Светлана Ганнушкина из комитета «Гражданское содействие».



Светлана Ганнушкина : Мы сейчас все время слышим оценку того, что происходит в России в последние годы, как стабилизацию обстановки в стране. Вот Ингушетия, может быть, самый яркий, но достаточно типичный пример этой стабилизации. Это яркий пример уничтожения демократических механизмов управления и демократических механизмов связи с обществом.


Власть почему-то прониклась убеждением, что она знает из Кремля все, что должно делаться и как должно делаться, а общество не повзрослело, и слушать его голос рановато. Оно еще в детском возрасте. Каждый раз, когда я это слышу, мне хочется задать вопрос - а когда же успела повзрослеть сама эта власть? Она-то когда выросла? Она-то когда так поняла всю ситуацию в этой огромной стране, что берет на себя эту тяжелейшую ответственность отвечать за такую огромную разнородную страну? Когда она приобрела этот опыт? Очевидно, потому что мы видим это перед собой, что опыта у нее этого нет. Вместо того, чтобы анализировать протестные настроения и протестную среду, власть старается сделать то, что совершенно естественно. Она назначена из Кремля. Она старается сделать так, чтобы ничего не было видно и слышно, чтобы никаких общественных акций не происходило, чтобы доложить в Москву, что все в порядке, что постоянно и делается. Не умеют отстаивать интересы своего народа, который ее не избирал, не интересуется мнением этого народа, а придумывает всякие легенды.



Любовь Чижова : Глава Международного комитета по проблемам Кавказа Руслан Кустаев говорит о крайне неприятном развитии событий, если Кремль будет продолжать свою нынешнюю политику в Ингушетии. Мирное население, которое негативно относится к представителям российских правоохранительных структур, встанет на сторону боевиков, и тогда ситуация на Кавказе выйдет из-под контроля властей.



Руслан Кустаев : Власть, некомпетентная в Ингушетии, провоцирует ситуацию таким образом, что гражданский протест в Ингушетии растет изо дня в день. Политических оппонентов и в России, и в Ингушетии, на Кавказе они фактически зачистили. Таким образом, критическая масса накапливается. Она изо дня в день все больше будет накапливаться. И вот эти первые действия (недавний митинг в Ингушетии это был не митинг, это был мятеж) в более серьезных рамках, в более большом количестве, когда подобные действия произойдут, управлять этими массами политически в рамках Конституции Российской Федерации будет некому. И вот тогда боевики воспользуются этим случаем.


Самое страшное, что оппозиции в Ингушетии, к сожалению, нет, но гражданский протест растет. Так вот, когда этот гражданский протест дойдет до критической массы, когда произойдут какие-то события в связи с тем, что некому будет людей повести, их поведут боевики. А люди пойдет за ними туда, куда они позовут, потому что они света в конце тоннеля не видят. Они не видят, что российская федеральная власть поворачивается лицом к ним. Они видят, что спецслужбы совершают преступления против них, причем, против людей, которые сегодня работают в правительственных структурах, в структурах МВД, прокуратуре. И когда они совершенно четко видят, что власть идет против людей, эти люди, защищая самих себя, это естественная реакция, пойдут за кем угодно, лишь бы их самое святое - жизни - кто-то защищал. А боевики, извините, они в этом деле уже преуспели. У них достаточно серьезная идеология. В Ингушетии, по моим данным, об этом свидетельствуют их действия, они очень сильные. Поэтому, я думаю, что если Кремль немедленно не сменит свои акценты, если Кремль... Я говорю именно "Кремль", потому что Зязиков - это, извините,... ничего не решает. Кремлю нужен такой зияющей раной кровоточащий Кавказ для того, чтобы точно так же как неизвестный подполковник пришел только на одной фразе, что будет чеченцев мочить в сортире, он стал президентом. Нужен под рукой всегда некий регион, за кого некому будет заступиться, на этом можно раскрутить кого угодно.



Любовь Чижова : Так считает председатель Международного комитета по проблемам Кавказа Руслан Кутаев.



XS
SM
MD
LG