Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Намерен ли Кремль взять под жесткий контроль весь русский Интернет


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин .



Александр Гостев : О правовых, технических и политических аспектах попыток государства контролировать Интернет, мой коллега Кирилл Кобрин побеседовал с научным обозревателем Радио Свобода Владимиром Губайловским.



Кирилл Кобрин : Владимир, я начну с самого простого вопроса, но этот вопрос, прежде всего, интересует людей, которые, скажем так, глубоко не вовлечены в эту сферу. Чем же все-таки, если вкратце, отличаются средства массовой информации от Интернет-дневника, блога, даже если он очень популярен?



Владимир Губайловский : Средства массовой информации как раз подпадают под Закон "О средствах массовой информации". То есть это некоторый ресурс, неважно, где он в Интернете ли, либо он выходит на бумаге, либо выходит по радио, который зарегистрирован как средство массовой информации. И это все! Все, что не зарегистрировано как средство массовой информации, им не является. Я хочу просто напомнить, что вообще регистрация средства любого ресурса как средства массовой информации имеет уведомительный характер, а не разрешительный. Мы можем, в принципе, любой блог объявить средством массовой информации, если хотим. А если не хотим, можем не объявлять. Вот, собственно, и все различие.



Кирилл Кобрин : Речь идет, по крайней мере, сейчас в этих дискуссиях, которые возникли последние несколько дней, о некоей поправке к некоей статье, которая регулирует деятельность СМИ. Не могли бы вы пояснить, о чем идет речь? Что это за статья? Что это за поправка?



Владимир Губайловский : Речь идет о статье 12-й нынешней редакции Закона "О СМИ", где обязательной регистрации подлежат печатные СМИ с тиражом от 1000 экземпляров и выше. Инициативная группа, которую представляет Владимир Слуцкер, она как раз попыталась распространить просто действие Закона "О печатных СМИ" на Интернет. То есть тираж в 1000 экземпляров, например, газеты, приравнять к 1000 уникальных посещений в день данного ресурса, что, конечно, абсолютно некорректно, об этом даже говорить как-то неловко. Потому что 1000 отпечатанных газет - это и есть 1000 отпечатанных газет, они существуют физически, их посчитать можно, а 1000 посетителей в день - это цифра крайне условная. Потому что, на самом деле, никакого универсального счетчика посещений не существует. Вообще говоря, сегодня ресурс может посетить 2 человека, а завтра - 10 тысяч, если там появился какой-то материал.



Кирилл Кобрин : Вот такие предложения, по вашему мнению, являются следствием некоей воли - политической воли, политического намерения - или просто результатом непонимания особенностей сети и Интернета?



Владимир Губайловский : Я думаю, что здесь речь идет о неких, скажем так, превентивных, предупредительных что ли мерах. Я думаю, что люди, которые сейчас занимаются подобного рода вбрасыванием такого рода инициатив, они просто хотят как бы предупредить Интернет-сообщество, чтобы оно не очень разевало рот в связи с приближающимися президентскими выборами. На самом деле, в мировом Интернете существует такая практика. Например, в Интернете Китая или в Интернете Сингапура, когда просто все политические сайты на время выборов или каких-то очень важных политических событий в стране просто закрывают, причем, закрывают безотносительно политической ориентации данного сайта. А личные ресурсы, как раз те самые блоги, подвергаются очень жесткой цензуре. Я думаю, что люди, которые сегодня предлагают такого рода инициативы, они просто хотят предупредить Интернет-сообщество, чтобы оно не очень разевало рот.



Кирилл Кобрин : Можно ли сказать, что российское Интернет-сообщество или русскоязычное Интернет-сообщество может как-то, более или менее, консолидировано высказаться по этому поводу?



Владимир Губайловский : Мне очень трудно судить о какой-то консолидации. Сейчас, да, действительно, реакция достаточно негативная и достаточно консолидированная. Что будет дальше? Трудно сказать.




XS
SM
MD
LG