Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Организация «Репортеры без границ» считает ситуацию со свободой слова в России близкой к критической


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Кирилл Кобрин : Ситуация со свободой слова в России близка к критической - таков общий вывод экспертов международной организации «Репортеры без границ», опубликовавшей накануне свой ежегодный доклад. Сами российские журналисты признают существование этой проблемы, но сомневаются в возможности повлиять на ситуацию собственными силами. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова : В соответствии с данными представленными в новом докладе "Репортеров без границ" в прошлом году серьезные нарушения прав журналистов были зафиксированы в 85 странах мира. Россия занимает одну из лидирующих позиций в списке самых неблагоприятных с точки зрения свободы слова стран. Говорит глава департамента Европы и стран бывшего СССР международной организации «Репортеры без границ» Эльза Видаль.



Эльза Видаль : То, чему мы были свидетелями в России в 2007 году - это усиление давления на независимость средств массовой информации, аресты журналистов во время уличных выступлений оппозиции, закрытие независимых газет и журналов и принудительная ссылка журналистов в психиатрические клиники в качестве наказания - все эти события кажутся нам дурным предзнаменованием на фоне приближающихся в России президентских выборов.



Марьяна Торочешникова : По мнению секретаря Союза журналистов России Игоря Яковенко, нынешний доклад "Репортеров без границ", в части касающейся России, мало чем отличается от предыдущих. Ситуация со свободой слова в стране только осложняется.



Игорь Яковенко : Начиная с 2000 года, в России действуют те принципы, которые были заложены в доктрине информационной безопасности - это огосударствление средств массовой информации. По сути дела вытеснение журналистики пропагандой и пиаром. На сегодняшний момент ни один федеральный телеканал не является независимым от государства - либо впрямую государственный, либо подконтрольный, аффилированный с государством структурой. На сегодняшний момент пропаганда занимает свыше 90 процентов политической информации, которую мы видим по федеральным телеканалам. Не только на телевидении, но и на радио действуют стоп-листы. Очень четко табуируются отдельные темы, табуируются появления отдельные персонажей. Все видно. Для этого не надо проводить исследования.



Марьяна Торочешникова : В качестве примеров серьезных нарушений прав журналистов в России авторы доклада, подготовленного "Репортерами без границ", в частности приводят историю ликвидации самарского приложения к "Новой газете" и уголовное преследование редактора этого издания Сергея Курт-Аджиева. Его обвиняют в использовании контрафактного программного обеспечения. По мнению заместителя редактор «Новой газеты» Виталия Ярошевского, самарская история лишний раз подтверждает общую тенденцию - ограничение свободы прессы с использованием любых механизмов.



Виталий Ярошевский : Я думаю, что это звено в общей цепочке. Я имею в виду наступление вообще в принципе на свободу слова в России. Нам, столичным журналистам, по сравнению с нашими коллегами в провинции, я имею в виду географию, прежде всего, еще худо-бедно, в общем, нормально живется. А там люди подпадают под давление местных властей, которые, на мой взгляд, действуют как минимум при таком отстраненном, равнодушном отношении к этому центра. Я не буду говорить о том, что это как-то регулируется, допустим, из Кремля, но, тем не менее, особенно в преддверии думских выборов, было заметно, как идет это тотальное наступление на независимые издания, которые еще там сохранились. Какие-то островки ведь были. Мы получили не одно свидетельство того, как там, действительно, расправляются с независимыми изданиями. География, к сожалению, очень широкая - от Калининграда до Владивостока буквально. Самраская история, безусловно, ложится на этот удручающий фон.



Марьяна Торочешникова : По мнению главного редактора «Новых известий» Валерия Якова наряду с политической цензурой большую опасность для свободы слова в России представляет то, что называется самоцензурой. Журналисты вынуждены отказываться от публикации материалов, которые могут повредить отношениям редакций с инвесторами.



Валерий Яков : Если говорить обо мне лично, как о главном редакторе, то я бы, наверное, не говорил, что я ощущаю давление. Но как журналист, как профессиональный человек, я не могу не видеть того, что происходит в нашей стране. Мы можем привести последний пример - депортацию журналистов из Ингушетии во время недавних митингов оппозиции, когда журналисты центральных СМИ, центральных радиостанций просто были задержаны, некоторые были избиты, ограблены и выдворены из республики. Или взять пример в Питере, когда у редакции изымают компьютеры. Такие сообщения приходят почти ежедневно с разных концов страны. Мы об этом регулярно пишем на страницах "Новых известий". Это яркие свидетельства того, что со свободой слова, конечно, в стране беда. Но то, что мы можем еще об этом писать, то, что мы можем говорить об этом вслух, оставляет некие надежды на то, что все-таки не все еще потеряно.



Марьяна Торочешникова : Валерий, на ваш взгляд, откуда идет давление? Это инициатива местных, региональных властей, которые не хотят, чтобы гласности предавались какие-то отдельные факты происходящего в конкретных регионах, или это структурное давление, начинающееся сверху?



Валерий Яков : Дело в том, что мне ведь самому приходится внутри своей редакции тоже порой выступать в качестве цензора и снимать те или иные материалы и вовсе не потому, что позвонили из Кремля, а потому что я понимаю, что те инвесторы, благодаря которым газета еще существует, не заинтересованы в обострении взаимоотношений с властями, с кремлевской администрацией, с правительством и так далее. Поэтому мне, как главному редактору, все время приходится оглядываться на интересы инвесторов, без которых газета не может существовать. Могу ли я после этого говорить, что в газете существует полная свобода слова, что газета независима? Конечно, нет. Влияет ли как-то непосредственно сам Кремль на то, что происходит, например, в регионах? Я не уверен. Я не исключаю того, что чаще всего руководители среднего звена, районов каких-то, центров, да и в Москве это происходит, кивают наверх, давая понять, что они действуют в интересах кремлевской администрации или в интересах президента, а на самом деле стремятся обезопасить себя от свободных СМИ.



Марьяна Торочешникова : С вашей точки зрения, в чьих силах, в чьей власти изменить сложившуюся ситуацию?



Валерий Яков : Я не питаю иллюзий по поводу возможности журналистского сообщества объединиться. Потому что события последних лет показали, что мы все живем исключительно, к сожалению, изолированно друг от друга. Последние, наверное, какие-то попытки объединиться были, когда часть журналистов выступала в защиту НТВ. После этого все закончилось, и уже даже митинги в дни памяти Ани Политковской собирали... Буквально по пальцам можно было пересчитать журналистов, которые пришли бы почтить ее память. Поэтому иллюзий не питаю - не объединяться, скорее всего, журналисты для того, чтобы отстоять свободу слова в стране, да и не многим, она, к сожалению, и нужна. Надеяться на то, что придет новый добрый дяденька начальник и скажет - ребята, вам немножко побольше свободы сегодня - это наивно. Потому что тогда это будет не свобода, а это будет просто очередной кусок кости.



XS
SM
MD
LG