Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинорежиссер Владимир Бортко о президентских выборах, о российском кинематографе и телевидении


Виктор Резунков: Сегодня в Петербургской студии Радио Свобода в гостях кинорежиссер, народный артист России Владимир Бортко. С известным создателем таких прекрасный кинолент, как «Блондинка за углом», «Собачье сердце», «Бандитский Петербург», «Идиот», «Мастер и Маргарита» и других фильмов, которые посмотрели миллионы россиян, мы сегодня поговорим не только о кинематографе, но и о политике, о президентских выборах и о многом-многом другом.


Владимир Владимирович, давайте вначале поговорим о политике. Вчера я выхожу из метро, и мне дают распространители газету «Правда», печатный орган КПРФ, и на первой странице – ваше заявление под заголовком «У Геннадия Зюганова есть план возрождения страны». И мне было как-то не очень привычно, когда сейчас большинство деятелей культуры активно поддерживают преемника Дмитрия Медведева, увидеть вас в другом лагере. Собственно говоря, вы можете объяснить – почему?



Владимир Бортко: Ну, сначала я пошучу. Потому что я считаю, что в какой-то степени каждый деятель искусства, и вообще культуры, должен быть в оппозиции к правительству, какое бы оно ни было. Но это шутка.


А в самом-то деле, вы знаете, когда-то я был очень маленьким и читал очень толстую книжку – Карла Маркса «Капитал». Я, может быть, тогда не все понимал, но кое-что, в общем, как-то отложилось в памяти. И более того, в общем, я разделяю многие идеи этого человека и его друга Фридриха Энгельса. Вот поэтому, собственно говоря, я и являюсь членом Коммунистической партии.



Виктор Резунков: Скажите, а вот в этом вашем заявлении, которое напечатано в газете «Правда», вы называете национальные проекты «издевательством над людьми».



Владимир Бортко: Видите ли, я уж не давал прямо, скажем, своих точных совершенно... Очевидно, это не столько цитата, сколько резюме, наверное, того, что я говорил.


Я бы не сказал, что это издевательство над людьми. Здесь над людьми другое, например, то, что есть. Ну, например, форма выборов – вот это точное издевательство над людьми. Вот я сказал бы так. Ибо я, собственно говоря, думаю, что... может быть, я не очень умный человек, но уж на идиота я, наверное, не совсем похож. Но когда я вижу постоянно одного и того же человека на экране, а других... тоже вижу, но очень и очень мало, и очень, я бы сказал, в определенном качестве: в то время как один из кандидатов - он таков, он с народом, он занимается этими самыми проектами, он занимается чем угодно, и намного больше, - справедливо ли это? И при этом мне говорят, что они почти равны. И я тогда понимаю: или там что-то не так, или я не совсем правильно воспринимаю действительность. А потом посмотрю вокруг – нет, вроде как правильно. Вот это точно издевательство.



Виктор Резунков: То есть вам выборы совсем... Вот сегодня Владимир Путин, выступая на пресс-конференции, он сказал: «А выборы нормально идут. Зачем Дмитрию Медведеву какие-то дебаты, если там популистские вопросы ему будут задаваться?..».



Владимир Бортко: Вы понимаете, вот здесь нужно очень... Я отдаю себе отчет в том, где я сейчас нахожусь. Я нахожусь на радиостанции «Свобода». На радиостанции, которая субсидируется Соединенными Штатами Америки. Кто там субсидирует, я не знаю, но это американская... И я в довольно сложном положении нахожусь. Но я могу вам сказать вот о чем. В своих рассуждениях я буду опираться на простую вещь. Для меня номер один – это моя Родина, которую я, поверьте мне, действительно, очень люблю. И как ни странно, я подозреваю, что все кандидаты в президенты, они придерживаются этой же, собственно, идеи. Другое дело – как ее воплощать. И вот то, что говорил президент вначале, в общем-то, не вызывало у меня отторжения. И более того, те цифры, которые он называл... он называл не все цифры, которые можно было бы назвать, но те, которые он называл сегодня, впечатляют. Другое дело, что он называл не все цифры.


Но вот когда он начал говорить о выборах и о том, зачем же мы, собственно говоря, будем задавать какие-то глупые вопросы одному из кандидатов, то мне показалось это не совсем убедительным, в отличие от ответов на другие вопросы. Собственно говоря, как мне показалось, это пережиток, как ни странно, тех самых наших времен, которые были до наступления светлой эры демократии. То есть человек всего боится. А чего бояться-то, собственно говоря? Он так хорошо начал... Он говорил о том, что сделано. А почему после этого нужно бояться каких-то вопросов? Какие популистские вопросы?! А что такое популизм вообще, в принципе? « P opulus», народ, я так понимаю. Ну, были бы какие-то вопросы, то ответьте на них достойно, и вам есть что ответить. Так в чем же дело? Почему? Почему нет? Поэтому это место мне показалось несколько, так сказать, неубедительным в ответах президента.



Виктор Резунков: Хорошо. А то, что Михаила Касьянова не допустили к выборам, это тоже в том же духе, скажем так?



Владимир Бортко: Понимаете, это разные вещи совершенно. Это вещи принципиально разные. Я бы его тоже не допустил.



Виктор Резунков: Объясните – почему?



Владимир Бортко: Ну, слухами земля полнится – это ладно, это несерьезно. Но серьезно другое. Серьезно то, что он входил в ближний круг предыдущего президента, с которым я не то что не согласен, а которого я считаю оним из участников, ну, не развала моей страны, но, во всяком случае, нанесения большого удара по ней. Вот поэтому. И этого никто не забыл. Никто не забыт и ничто не забыто. Именно поэтому я бы его не допустил. Да не так... Почему, собственно, там рядом с ним тоже кто-то был, и его пустили... Как же его фамилия? Еще один кандидат в президенты...



Виктор Резунков: Богданов.



Владимир Бортко: Да, Богданов. Этот вроде как собрал 2 миллиона. А здесь не собрал. Вот это остатки, рудименты, если хотите, советского воспитания: этого мы пустим, этого не пустим. Вот здесь возникает сомнение. Ребята, если у вас все хорошо, если у вас все замечательно, то давайте будем все честно... Тем более, что вы говорите, что «у нас есть что сказать». Да, есть.



Виктор Резунков: Владимир Владимирович, если следовать этой логике, то Геннадий Андреевич Зюганов тоже активно участвовал в политической жизни при Борисе Ельцине.



Владимир Бортко: Он участвовал всегда в оппозиции, обратите внимание, всегда. Он всегда говорил, как ни странно, правду. Скажите, где он врал? Давайте схлестнемся.



Виктор Резунков: Ну, знаете, здесь такая оппозиция... ее тоже нельзя назвать так уж сильно оппозицией.



Владимир Бортко: Почему нельзя назвать оппозицией?



Виктор Резунков: Ну, потому что постоянно какие-то договоренности с Кремлем о том, о сем...



Владимир Бортко: Стоп! Вы знаете об этом?



Виктор Резунков: Ну, если бы не было каких-то...



Владимир Бортко: Вы рядом стояли?



Виктор Резунков: Ну, я допускаю такую возможность.



Владимир Бортко: Минуточку! Вы стояли рядом?



Виктор Резунков: Нет, я не стоял рядом.



Владимир Бортко: А зачем вы об этом говорите?



Виктор Резунков: Хорошо. Владимир Владимирович, а почему же его тогда допустили, если он постоянно в оппозиции, вот сейчас на выборы?



Владимир Бортко: Я объясню почему. Я бы сделал то же самое. Есть одна позиция: отношение к своей стране, к своей земле. Вот здесь он абсолютно не вызывает никаких сомнений. А там оно сомнительно. Только и всего. Вот и вся разница. Это не я придумал, это Достоевский придумал. Вот я снимал фильм «Идиот», и там был целый абзац по поводу либерализма. Странная вещь – русский либерал. Это единственный человек в мире, который ненавидит и бьет свою мать, свою землю. И малейшая ее ошибка - он начинает хохотать, потирать потные ручонки, дико радуется по этому поводу, забывая, что это твоя мать. Нужно сделать лучше для нее, а не хохотать по этому поводу и говорить «да что б она пропала!». Вот это объединяет. И я думаю, что, как ни странно, именно этот пункт... они расходятся в основном и дальше, но этот пункт объединяет, как ни странно, действующего президента и товарища Зюганова – любовь к Родине. А вот дальше можно по-разному.



Виктор Резунков: А Михаил Касьянов, вы считаете, не любит свою Родину?



Владимир Бортко: Судя по делам... Евангелие: «По делам их судите их, не по словам». А дела, к сожалению, были несколько другими, так нам кажется.



Виктор Резунков: Знаете, у Владимира Путина тоже дела такие...



Владимир Бортко: Например?



Виктор Резунков: Например, ситуация со свободой слова.



Владимир Бортко: Я еще раз говорю, понимаете, самое смешное... Свобода слова. Это идет от перестраховки, как я понимаю. Мы так тяжко и много работали...



Виктор Резунков: Но дела-то есть, правильно?



Владимир Бортко: Подождите! А какие дела? Ну, хорошо, ладно, Бог с ним...



Виктор Резунков: Убивают журналистов, сажают в тюрьму инакомыслящих...



Владимир Бортко: Стоп! Вот теперь очень интересная вещь. Понимаете, я не защищаю. Я член другой партии. Я не защищаю. Но вы сейчас меня поставили в довольно сложную ситуацию - я сижу на вашей территории. И поэтому, вы знаете, как любой американец... Кстати, замечательная страна и нация. Вот внутри там: «Буш полный идиот, кретин и все остальное!». Но стоит приехать в Европу: «Кто? Буш идиот? Да я тебе голову оторву сейчас». Вот я примерно в этой ситуации и нахожусь.


Но, тем не менее, основное, что разделяет этих людей, - это отношение к своей земле, к своему народу. И мне кажется, что оно настолько очевидно... Собственно говоря, вот этот народ, он как-то точно определил. Вы думаете, он набрал бы больше 1-2 процентов? Вряд ли. И вы сами это знаете.



Виктор Резунков: Сам факт его участия в выборах, на самом деле...



Владимир Бортко: Давайте вместо него запишем туда... Ну, кого-нибудь. Вот, например, мы дебатировали с СПС. Достойные люди. Пожалуйста, ради Бога. Я сейчас не помню...



Виктор Резунков: Никита Белых.



Владимир Бортко: Пожалуйста, ради Бога. Почему нет?


А здесь, я думаю, это было сделано... не то что правильно, правильно, что он не участвует. Другое дело – форма всего этого оставляет желать много лучшего. Вот здесь, да, большой прокол. И каждый раз ловят на одном и том же. Я смотрел пресс-конференцию. Да, все идет нормально. Вот здесь... не очень удобное место.



Виктор Резунков: Мне еще очень любопытно было бы узнать ваше мнение, точнее, ответ на такой вопрос. Как вы, лауреат Премии Александра Солженицына, а она была, насколько мне известно, вам вручена в 2002 году...



Владимир Бортко: В 2003 году.



Виктор Резунков: ...да, в частности, за вдохновленное прочтение романа Достоевского «Идиот». Да, лауреат Премии Александра Солженицына – по идее, подразумевается, что вы все-таки антибольшевик и как-то...



Владимир Бортко: Я не антибольшевик. Я против антиглупостей, которые наделали люди, стоящие в это время там. Ибо где у Карла Маркса сказано, что второй подъезд в доме по Обуховскому переулку надо забить досками и ходить вокруг через черный ход? Нет такого у Карла Маркса. И много чего не было, что сделали эти люди. Я не антимарксист, это не так. Я против глупостей, которых столько было понаделано, что ого-го!



Виктор Резунков: Владимир Владимирович, давайте немножко еще поговорим по поводу сегодняшней пресс-конференции. Вот, например, тоже парадоксальный способ борьбы, как пишут комментаторы, с коррупцией предложил президент. «Надо увеличивать зарплаты чиновникам, как бы криво это ни звучало», - заявил на пресс-конференции Владимир Путин. Вы согласны с такой идеей?



Владимир Бортко: Да, конечно. Кроме всего прочего, да. Вот мы сегодня Евангелие вспоминаем. «Не искушайте», - сказано было одним персонажем этой книжки. Не надо искушать. Это первое. Но кроме этого нужно еще другое, причем с самого начала начинать – как ни странно, с воспитания. Оно должно быть принципиально другим. Как ни странно... да, пожалуй, с воспитания я бы и начал. Это принципиально. Этих, пожалуй, уже изменить достаточно трудно. Будет плохо, когда следующие будут такими же. А это уже не деньги, это уже, извините, пожалуйста, моральные принципы. Вот у нас они есть. Нам есть на что опираться. Мы знаем, как их воспитывать.



Виктор Резунков: А как их воспитывать? Вы предлагаете ввести цензуру на телевидении?



Владимир Бортко: Почему?



Виктор Резунков: Нет? А как можно воспитывать...



Владимир Бортко: Подождите! Воспитывать нужно у мамы с папой сначала. А потом воспитывать нужно – объяснять, что такое «хорошо», а что такое «плохо». Вот так нужно воспитывать. А вот так воспитывать, как сейчас... «Ты, парень, сумел украсть – ну и молодец! Ну и хорошо». А хорошо ли это? Вот где начинается. Почему страны протестантские живут, в общем-то, лучше, чем, например, даже католические? Да потому что воспитание другое. Если мы сейчас вспомним историю Швейцарии – Кальвин, как он их воспитывал, - было на что посмотреть. И результаты налицо. Я думаю, что и советское воспитание, как ни странно, оно, в общем, достаточно... во всяком случае, были идеи: «Ты не должен так делать, потому что это не так. Вся страна должна идти в другую сторону». А шла ли она? – это уже другой вопрос. Но все понимали, что «мы должны идти туда». Поэтому если человек крал – это нехорошо, это против наших... Чего? Идеалов. А сейчас?..



Виктор Резунков: Очень интересно это слышать от человека, который стоял у истоков создания вот тех фильмов, которые сейчас идут, - «Улицы разбитых фонарей» и «Бандитский Петербург».



Владимир Бортко: Пожалуйста. Ради Бога! Например?



Виктор Резунков: А что вы имеете в виду?



Владимир Бортко: «Бандитский Петербург». Одну секунду! Чем кончается «Бандитский Петербург» в моей режиссуре, простите? Дальше я не отвечаю. За то, что было дальше, я не отвечаю. А знаете чем? Вы «Бандитский Петербург» не смотрели?



Виктор Резунков: Я смотрел, но я не помню, чем кончается.



Владимир Бортко: Кончается тем, что главные герои убиты. Кстати, в Соединенных Штатах Америки (на территории которых мы находимся), уважаемой страны, любой фильм гангстерский закончился бы так же. Любой! Ибо зло должно быть наказано. У меня оно наказано – их застрелили. Два контрольных выстрела в голову. И это главные герои. Это нормально. Я ни в коем случае не грешил, извините, пожалуйста, против себя, против морали. Это жанр – гангстерский фильм. А гангстерский фильм должен кончаться гибелью героя.



Виктор Резунков: Ну, он появился, и после этого название «Бандитский Петербург», помните...



Владимир Бортко: Люди хотят зарабатывать.



Виктор Резунков: Почему?



Владимир Бортко: Я к этому, к сожалению, не имею никакого отношения. И вот начинаются те же самые вещи: «А давайте мы заработаем еще». Тут музыка, знаете, хорошая была. Ну, у композитора купили музыку. Что ж, он пропадать будет?.. Бренд пошел. Ну, пошел бренд. Но я-то за него не отвечаю. Но хотелось бы отвечать, если мы придем к власти, уж в этом не сомневайтесь, вот это будет сделано. Если будет гангстерский кинофильм, а он будет, то он закончится смертью героя, как кончаются фильмы в Америке, точно так же. «Бони и Клайд» - вот гангстерский фильм. Чем он кончился? Этот вы смотрели, наверняка.



Виктор Резунков: Да, конечно. Ну, в фильме «Схватка» один из грабителей все-таки успевает улизнуть с деньгами.



Владимир Бортко: Наверное, он не совершал уж таких каких-то... или был вынужден что-то делать...



Виктор Резунков: Он был ранен, но сумел убежать.



Владимир Бортко: Вот как. Тут всегда тоже найдется какое-то объяснение. Потому что зритель в зале должен понимать, что такое добро, а что такое зло. Почему я люблю американский кинематограф, я, коммунист? Потому что это там сделано. Там не может выйти фильм, я имею в виду массовый фильм, вот с такой идеей: «Вы знаете, вы грабьте побольше – и будет хорошо». Назовите мне какой-нибудь. А они беспокоятся о нравственности своего народа. Мы тоже хотим беспокоиться о нравственности своего народа. Все.



Виктор Резунков: А какие сериалы вы в последнее время смотрели?



Владимир Бортко: Смотрел «Идиота», 10 серий, «Мастера и Маргариту», 10 серий. Неплохие, кстати сказать, фильмы.



Виктор Резунков: Великолепные.



Владимир Бортко: Вот я и смотрел.



Виктор Резунков: И все? Больше ничего?



Владимир Бортко: Вы знаете, я с 2000 года снял 15 серий «Бандитского Петербурга», 10 серий «Идиота», 10 серий «Мастера и Маргариты». И только что закончил большой кинофильм, 2 часа 15 минут, что называется, блокбастер. Как я жив остался?.. И это все за 8 лет. Так что у меня, честно говоря, не очень много времени смотреть. Да еще и желание... Понимаете, сапожник без сапог. Как один художник сказал: «Голова должна быть чистой».



Виктор Резунков: Ну да, понятно. А что с фильмом «Иосиф Сталин», сценарий к которому должен был написать Радзинский?



Владимир Бортко: Ай, как жалко!



Виктор Резунков: Он его написал?



Владимир Бортко: Нет. Он еще книжку не закончил. Ну, талантливейший человек. Не будешь же его... Я несколько раз у него был, я на коленях стоял, я говорил: «Ну, когда же?».


Хотя существует опасность – фигура тиражирована, причем тиражирована она не по масштабу сей личности. Понимаете, можно ходить, курить трубку, говорить: «А что думает Генеральный штаб? Что мы сейчас сделаем?», - но это ведь не та фигура. Это фигура, о масштабе которой... хватит пальцев на руках для того, чтобы перечислить. Наполеон, например. Хотя эта фигура помощнее, пожалуй, будет по своему значению в истории человечества. Ибо Наполеон не успел... а мы как-то до Никарагуа дошли. Не только Европа, но даже и туда. Это все следствие. Но я не говорю, что... эта фигура чрезвычайно трагичная и, мягко говоря, неоднозначная. И я это могу сказать совершенно точно, поскольку дедушка у меня расстрелян в 1937 году. И я этого никогда не забуду. Но одно дело – личная судьба моего дедушки, другое дело – идея, которая...


Кстати, самое поразительное. Я хочу даже вас спросить. Вот мы с вами сидим, нас сейчас, наверное, слышно достаточно далеко. У вас наушники. А я сейчас сяду в машину, поеду... от спутника, чтобы я не потерялся по дороге. Извините, пожалуйста, за 6 тысяч лет что-нибудь сделано в социальных отношениях, в отношениях между людьми или так все и осталось, что человек человеку волк? А?



Виктор Резунков: Думаю, что, да, наверное, все-таки это видоизменилось. Ну, 6 тысяч лет назад, конечно, я не могу сравнить...



Владимир Бортко: Да вот за это время. А что изменилось-то? Как хотел горло перекусить товарищу дорогому, так вот и хочет. И была единственная попытка, когда... Ведь самое главное – это не то, что «мы построим еще электростанцию» или «БАМ сделаем», а мы изменим отношение между людьми – вот за что нужно ценить. Это была единственная попытка. И конечно же, она не последняя, я в этом абсолютно убежден.



Виктор Резунков: По-моему, какая-то страшная, трагическая ошибка – то, что вот эта единственная попытка изменить отношения между людьми обернулась тем, что несколько десятков миллионов людей были уничтожены.



Владимир Бортко: Ну, насчет десятков миллионов – давайте мы с вами... Хватит и двух, в действительности.



Виктор Резунков: Как говорил Достоевский о слезинке одного ребенка...



Владимир Бортко: Да, конечно, хватит и этого. Не в этом дело. Хотя вот что интересно. Вы знаете что-нибудь о детских крестовых походах?



Виктор Резунков: Слышал немножко.



Владимир Бортко: Собирали со всей Европы детей, они пошли... И не вернулся ни один. Более того, если посчитать количество костров... Кстати, это не в тяжелое Средневековье, там никого не жгли. Это эпоха Возрождения, так возрождение начиналось. Вот тут начали жечь ведьм. Вы знаете, сравнимые цифры. Давайте отменим религию по этому поводу, закроем все это. Сколько же народа погибло – это же ужас прямо, это же кошмар.


Я думаю, что все-таки идея несколько другая – воплощение. Тем более что марксизм – это наука, это точно совершенно я вам говорю. А когда эта наука нарушается, то получается 1937 год, и не только 1937 год. А если она сильно нарушается, то получается Кампучия. Вот что получается. Но я сейчас об этом говорить не буду. Но я думаю, что партия после выборов вернется к этой теме, и мы должны что-то сказать по этому поводу, и научнообразное.



Виктор Резунков: Владимир Владимирович, перед выборами в Госдуму, когда вы баллотировались от КПРФ, вы заявили, что если попадете в политику, то вы уйдете из кинематографа. Вы знаете, я думаю, наши слушатели согласятся со мной, что, слава Богу, вы не пошли в Госдуму. Теперь вы можете спокойно, во-первых, закончить монтаж фильма «Тарас Бульба», а потом подумать уже... Вот расскажите о фильме «Тарас Бульба». Как вы его снимали?



Владимир Бортко: Знаете, это похоже на то, как спросили у участника забега на 100 метров: «А что вы думали? Как вы пришли к этим...». Он говорит: «Сначала я побежал, а потом прибежал». Вот это примерно съемки... хотя они очень-очень большие и длинные, мы снимали с февраля по октябрь, 9 месяцев длился съемочный период. Но, вы знаете, это пронеслось как одна, в общем-то, минута, хотя это очень сложно. И сложно потому, что это достаточно большой проект. Если переводить на американские деньги, то американским слушателям было бы понятно, что если бы это снималось в Америке, то это за 100 миллионов долларов. У нас значительно-значительно меньше по разным причинам. Но, тем не менее, приходилось некоторое количество долларов заменять своим здоровьем, не только моим, но и здоровьем актеров, здоровьем съемочной группы. Это было тяжело. Но чрезвычайно любопытно и интересно, поскольку мы имеем дело с гением, с литературным гением. И самая большая опасность, которая существует, - удержаться... ну, не то что на уровне, это невозможно, но, во всяком случае, не сильно испортить автора. Более того, как мне кажется, моя задача всегда в экранизациях – рассказать бы без больших потерь о том, что хотел сказать автор большому количеству людей, которые, может быть, это произведение и не читали.



Виктор Резунков: Владимир Владимирович, а как-то наложило отпечаток на то, что вы снимали... Собственно говоря, это очень тонкая материя – взаимоотношения. Я знаю, что и в Польше снимали, и на Украине, и в России. Вот отношения между этими странами нынешние, современные в переломе, скажем так...



Владимир Бортко: Вы знаете, мы все-таки имеем дело с литературой, а не с политикой. Это уж пускай... Вот сейчас приехал Туск к президенту, вот они там беседовали о чем-то – это политика. А мы-то занимаемся другим. В Польше снят замечательный кинофильм «Огнемимечом». Там выглядят наши, что называется, ну, не совсем так, как хотелось бы, с нашей точки зрения. Ну и что? Важно то, какого качества это кино, вот это имеет значение. Если оно плохое, вы знаете, всех повесить... А вот если оно хорошее, то, стало быть, я буду смотреть нормально. Ибо я смотрю, ну, мало того, что на историю, которой, как минимум, 350 лет, но еще и я смотрю все-таки на произведение искусства. То же самое и у нас. Я думаю, что поляки вряд ли обидятся, что наш дедушка бил польского дедушку или польский дедушка намял бока нашему дедушке 350 лет тому назад, и мы пойдем войной друг на друга. Нет, конечно. Это было. Так оно и есть. Другое дело, что я считаю, что необходим был этот кинофильм сейчас, просто необходим. Не буду цитаты оттуда приводить, но поверьте мне, что я думаю, что сейчас это будет звучать достаточно актуально.



Виктор Резунков: Давайте послушаем звонки. Петр из Москвы, пожалуйста. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Владимир Владимирович, разрешите задать вопрос все-таки из области политики. Вот как вам КПРФ сегодня представляется – это демократическая партия европейского типа, это социал-демократическая партия или это партия национально-патриотическая, консервативная, или это традиционная партия диктатуры пролетариата по Ленину? Вот как вы сегодня себя позиционируете? Спасибо.



Владимир Бортко: Понимаете, я не могу сейчас отвечать за всю партию. Как говорится, «я вам не скажу за всю Одессу...». Это, пожалуй, мог бы сделать только Геннадий Андреевич Зюганов, он уполномочен. Я говорю только о себе. Я считаю, что это Коммунистическая партия, истоки которой лежат в трудах Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Меня это привлекает. Меня это заставляет верить в то, что она возродится, эта партия. И более того, я думаю, что, может быть, мы (хотелось бы в это верить) сможем прийти к власти.



Виктор Резунков: Евгения Витальевна из Москвы, пожалуйста. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Вот я хочу сказать, что я вообще никакого отношения к коммунистам не имею, потому что мои родители были сосланы еще до 1937 года. Но мне кажется... я целиком согласна с вашим гостем, и думаю, что ту речь, которую произнес Путин, воплотить в жизнь могут только коммунисты – у них опыт есть восстановления, строительства страны. Но мне кажется, что у нас общий взгляд с вашим собеседником – вот то, что у него тоже родственник пострадал, - у нас Родина всегда была одна. Вот мои родители все потеряли из-за революции 1917 года, но у них никогда не было другой Родины. И когда вы уже думаете в масштабах – как Родину сохранять, то вот эти все стенания и ругань по поводу 1937 года, они уходят на второй план.


И потом, я хочу сказать, что ведь есть же священники, которые пьют, жрут и прелюбодействуют. От этого Господа Бога не отменяют. Почему же вы оттого, что члены партии, не коммунисты, а члены партии... и если Чубайс и Горбачев оказались нехорошими, вы так к идеям коммунизма... Почему «Воскресение» Льва Толстого у нас не экранизируют, не популяризируют? Вы перечитайте – ведь там... Точно молодежь прочтет и скажет: «Точно Лев Толстой революцию делал».



Виктор Резунков: Понятно.



Владимир Бортко: Если можно, Евгения Витальевна, я хотел бы как-то прояснить ваш вопрос. Но, тем не менее, вы просто сказали те же самые слова, что сказал и я: стоит ли уничтожать учение, если что-то было сделано не так, стоит ли уничтожать веру в Бога, если сожгли много ведьм. Я с вами здесь совершенно согласен, и тут никаких расхождений и разночтений у нас, по-моему, нет.



Виктор Резунков: Хорошо. А у меня вот другой вопрос. Он несколько, может быть, странным вам покажется. Ну, он совсем из другой области. Александр Сокуров буквально на днях выступил в поддержку проведения осенью в Петербурге кинофестиваля однополой любви «Бок о бок». Вот как вы относитесь к проведению такого фестиваля?



Владимир Бортко: Крайне отрицательно.



Виктор Резунков: А почему?



Владимир Бортко: Ну, начнем с того же. Я, несмотря на свое участие в Коммунистической партии, извините, просто крещеный человек. А что у нас сказано по этому поводу? И не только у нас, и у мусульман то же самое сказано, и иудеев сказано то же самое, что это великий грех. Зачем же этот грех пропагандировать? Тем более что я считаю, что это просто болезнь. Лечить ребят надо.



Виктор Резунков: Например, во многих фильмах Голливуда, о котором вы такого хорошего мнения, там же тоже очень много обыгрывается эта тема. И все нормально.



Владимир Бортко: И пускай себе обыгрывается. Ради Бога! Почему бы и нет? Это можно сделать где угодно. Например, марихуану продают в Голландии. Ну, это дело голландцев. А вы меня спрашиваете о том, как я отношусь здесь к этому, и я вам ответил.



Виктор Резунков: Полина из Москвы, пожалуйста. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Я хотела бы просто сегодня поблагодарить Владимира Владимировича за блистательно проведенные дебаты, сказать, что все мои знакомые были просто в восторге от того, что такой интеллектуал на стороне Коммунистической партии. Я тоже на стороне Коммунистической партии. Мои родители были потомками дворян. И я очень рада тому, что...



Владимир Бортко: Товарищ, жму руку.



Слушатель: Спасибо.



Виктор Резунков: Виктор Иванович из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Владимир Владимирович, вопрос по поводу сегодняшнего выступления нашего президента. Вот когда сегодня было его выступление, это напомнило мне мультфильм, как попал один школьник в сказку, где он разделил корову неправильно. И к нему из ларца вышли два товарища. Они за него мороженое ели, пирожные ели... Это первое, что будет сказано. То же самое происходит и у нас. То есть мы разделили неправильно – и у нас появились молодцы, которые все делают за нас и сами все используют за нас, вместо нас, народа.



Виктор Резунков: Простите, пожалуйста, а какой у вас вопрос?



Слушатель: Я ситуацию объясняю... А вопрос следующий. Вот сегодня Путин сказал одной корреспондентке из Краснодара, что «смотрите в глаза». Такие вещи говорят только следователи. Я был поражен. Говорят: то ли он разведчик, то ли кто он... Вообще непонятно становится.



Владимир Бортко: Вы меня спрашиваете о том, почему Путин так сказал? Честно говоря, у него надо было спросить. Но думаю, что это шутка была, понимаете. Тем более, учитывая его, я бы сказал, происхождение из этих организаций. Я думаю, что он пошутил все-таки, может быть, не очень удачно, но пошутил.



Виктор Резунков: В той же газете «Правда» опубликована программа Геннадия Зюганова. Вот, пожалуйста, он пишет: «Национализировать природные богатства России истратегические отрасли экономики».



Владимир Бортко: Обязательно. Он абсолютно прав.



Виктор Резунков: Но на примере Советского Союза мы же видели, к чему все это привело, в конечном итоге, когда все считали, что «все это как бы наше, все это государственное, ну и хрен с ним, пускай разваливается».



Владимир Бортко: Да? Интересно. Вы знаете, что мы до сих пор не достигли того, чего разваливалось?



Виктор Резунков: Да вы посмотрите, во что колхозы превратились...



Владимир Бортко: Стоп! Одну секундочку! Колхозы превратились... Даже по колхозам у нас этого же нет. Вы это знаете или нет? Тех самых, которые разваливались. Понимаете, у нас с вами разные цифры. Но даже не в этом дело. Одно дело – национализировать, извините, пожалуйста, то, что категорически национализировать нельзя, например, участок дачный, более того, фирму твою, в которой ты работаешь...



Виктор Резунков: Ее тоже надо национализировать?



Владимир Бортко: Ни в коем случае! А вот нефть, лес, реку, море – вот это мы, пожалуй, национализируем. Я думаю, что это нужно сделать, и сделать нужно обязательно. Ибо это ничье, это данное Богом. И я, как атеист, вам это говорю.



Виктор Резунков: Так, по-моему, сейчас этот процесс, собственно говоря, Владимир Путин и осуществил почти. Все нефтяные компании...



Владимир Бортко: Вы меня спросили о программе, извините, моего лидера. И я бы сказал: абсолютно верно. Двумя руками за Геннадия Андреевича.



Виктор Резунков: Сергей из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Хотел бы спросить тезку нашего президента вот о чем. Что вы ответите на то, что опыт строительства в похожих странах на разных идеологиях приводил к одинаковым результатам? То есть Северная Корея и Южная Корея, Западная Германия и Восточная Германия, Китай до недавнего времени, Гонконг, Тайвань. То есть везде идеология давала одни и те же результаты.



Виктор Резунков: Понятно.



Владимир Бортко: Очень интересно с Китая начать. Очень любопытно и интересно, как с этой идеологией - самые большие цифры развития в мире, вторая страна по мощности с этой же идеологией. Вы совершенно правы были. Потому что есть еще и Северная Корея, да и Кампучия была. Это есть следствие нарушения законов построения социалистического общества. Нельзя строить социализм в Кампучии. Это приведет к истреблению половины страны. Я вам достаточно понятно ответил?



Виктор Резунков: Геннадий Зюганов как раз приводит пример Китая. Он недавно ездил...



Владимир Бортко: Абсолютно точно. У меня сын китаист. Он ездит туда постоянно и привозит фотографии на протяжении уже, допустим, 10 лет. Вот 10 лет тогда и 10 лет сейчас. Стоит посмотреть.


Но самое смешное... Вот это очень интересная вещь. Это то, на чем горят наши либералы. Страна не равна стране. Швейцария не равна России, и не только по размерам, но и по подходу. У нас, к сожалению, мобилизационная система отношений. Что это значит? «А сейчас, товарищи, мы все пойдем строить БАМ. А сейчас мы будем все защищать Сталинград. А сейчас мы будем все...». Почему? Да по одной простой причине: страна невероятно большая, народа не так много. И если войны шли в XIX веке – Франция, Германия... Воюют армии. И страдает, естественно, население. Но страдает, оно не воюет. У нас так не бывает и быть не может. Будет воевать весь народ, иначе мы все погибнем. И вот эта странная и непонятная вещь... «Давайте сделаем демократию». «Давайте». Вот как в Америке, ну, замечательная совершенно демократия. Следующий шаг. А вот коммунизм, ну, просто абсолютно точно сюда ложится. И в Китай ложится. И вот результаты.



Виктор Резунков: Михаил из Московской области, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Владимир Владимирович, добрый вечер. У меня такой вопрос. Вы говорили уже о воспитании. А вопрос, так сказать, исконно российский, не более и не менее, как о смысле жизни. Вот считалось смыслом жизни спасение души, познание непознанного, научное познание, служение Отечеству. И вот литература, художественные произведения соответствовали как-то вот этим понятиям. Вот в наше время, смотря телевидение, кинематограф, журналы, мне кажется, что смыслом жизни стало супер-гипер-мегапотребление. Чем больше потребление, тем больше смысла в жизни. Как вы это прокомментируете?



Владимир Бортко: Ну, я так же, как и вы... Видите, вы сами ответили. Сам себе задал вопрос, сам себе ответил. Да, конечно. Что во главе угла? Если это желание сделать лучше людям, стране – это одно. Если набить мошну – это плохо. Кстати сказать, что самое поразительное, и где православие в какой-то степени корреспондируется с социализмом. Ведь для православия, вы знаете, главное – это не богатство, в отличие от протестантизма. Там есть: богатство – подарок Бога, но только распорядись им правильно. А здесь – нет, это искушение, которое, в общем, может привести Бог знает к каким результатам. И вот основа всего... Ведь самое поразительное, понимаете, плохое было государство, совершенно никакое, не то делало, не туда, но самое главное – оно было ориентировано на то, что красть нехорошо, обижать людей нехорошо. Это была государственная политика записанная. Больше ее нет. Вот и результат...



Виктор Резунков: А чем вы объясняете то, что больше ее нет? Что произошло, собственно говоря, какой процесс стоит подо всем этим? Почему это исчезло так же легко...



Владимир Бортко: «Обогащайтесь!». Ну, насчет легко – это Бог его знает. Мы еще посмотрим насчет того, легко или нет. Но самое главное – замена лозунга - «Обогащайтесь любой ценой!». Вот и обогащаемся. Только что звонил... у меня такое впечатление, что коммунисты собрались возле радио вашего. Вот звонил еще один, не побоюсь этого слова, товарищ, он правильно понимает. И говорил о том, что он не видит идеалов, не видит их вокруг. А они должны быть, должны быть с детства. А какие идеалы могут быть, когда «Обогащайтесь!»?.. Ну, я и буду обогащаться любым путем. Но вот хорошо ли это?.. Наверное, и о душе надо подумать было бы. Нет, обогащаться, в принципе, хорошо, никто не спорит. Но это не самое главное.



Виктор Резунков: Виктор из Набережных Челнов, пожалуйста. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Я, конечно, во многом согласен с вашим гостем, но кое в чем и не согласен.



Владимир Бортко: Схлестнемся.



Слушатель: У меня два небольших вопроса. Первый. Вот великий русский писатель Михаил Афанасьевич Булгаков, он явно был антибольшевик, он и в своих произведениях об этом писал, и пострадал от режима. И создал такое произведение великое, кроме «Мастера и Маргариты», «Собачье сердце». И мне очень понравился фильм, который поставил ваш гость. Но я не понимаю, как можно быть коммунистом и ставить такой фильм, а потом приходить к таким позициям, которые сегодня были неоднократно изложены.


И второй вопрос. Если он считает возможным обсуждать коллег... Вот его гражданская позиция понятна. А как он оценивает гражданскую позицию Никиты Михалкова?



Владимир Бортко: Вы знаете, мы как-то с Никитой Сергеевичем это не обсуждали. Более того, мы знакомы: «Здравствуйте, Никита Сергеевич» - «Здравствуйте».



Виктор Резунков: Ну, хорошо, не конкретно его, разумеется, просят обсудить, а например, то письмо, которое он написал вместе с Церетели, насколько мне известно...



Владимир Бортко: А вот это письмо мне не понравилось.



Виктор Резунков: А почему?



Владимир Бортко: Понимаете, нельзя отвечать за всех. Отвечай за себя. «Я, Никита Михалков, считаю так... И вот Церетели рядом со мной сидит. Вот мы и считаем...». Но там была одна фраза неправильная: «Мы все, как один человек». Вот я, коммунист, говорю, что этого делать нельзя. Вот если ты считаешь, то подпишись: «Я, Никита Сергеевич Михалков, подписываюсь. Вот рядом Церетели стоит. Он тоже отошел от станка и подписался», - вот так. Тогда будет правильно.



Виктор Резунков: И первый вопрос был. Как вы, человек, который поставил столь великолепный, антибольшевистский, скажем, фильм (ну, я образно говорю, разумеется, это клише, простите), как «Собачье сердце», потом вступаете в Коммунистическую партию? Это вопрос нашего слушателя.



Владимир Бортко: Ну, понятно, я только что... Он невнимательно слушал нашу с вами замечательную беседу. Я еще раз говорю, где у Карла Маркса написано, что второй подъезд нужно забить гвоздями и ходить вокруг? Нет этого у Карла Маркса. Не было написано у Карла Маркса, чтобы сделать... Ну, не буду перечислять, что там еще сделано. Но много чего делалось не так.



Виктор Резунков: Виктор из Москвы, пожалуйста. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Я хочу сказать, относясь к последней фразе, что у Карла Маркса было основное записано: насилие. То есть что экспроприировать насилием. И вот это, я считаю, основной, так сказать, порочный гвоздь в коммунизме.


А вопрос у меня такой. Вначале уважаемый гость обличал нынешнюю профанацию с выборами, и совершенно справедливо. Но все мы помним, какая профанация с выборами была и при советской власти. Вот если бы, например, сейчас, скажем, Зюганов однозначно осудил, сказал, что «да, было так, но мы это осуждаем»... Где гарантия, что, к примеру, если коммунисты придут сейчас к власти, они не устроят такую же профанацию с выборами? Спасибо.



Владимир Бортко: Вы знаете, гарантию дает только страховой полис, как вы понимаете (в одной книжке было написано). Но, в общем-то, гарантия есть. Есть история нашего государства: чем все это началось и чем все это закончилось. Одним из толчков, к сожалению, к падению этой великой страны – это вот то, о чем вы говорите, когда: «Давайте мы назначим этого человека». А к чему это приводило? Понятно совершенно. Ну, какой начальник захочет, чтобы у него рядом был человек умнее, чем он?.. Да никогда в жизни! Ну, вот началось все это с товарища Сталина, который был не совсем глупым человеком...



Виктор Резунков: И с Ленина началось, который эсеров уничтожил, еще с 1918 года начал уничтожать поголовно.



Владимир Бортко: Ну, допустим, так. А закончилось все это, ну, товарищем Черненко, который уже из гроба потом поздравлял кого-то... уже умер, а потом поздравлял кого-то, по-моему, с чем-то. Мы это все знаем. Мы – партия не прошлого, мы – партия будущего. Запомните это, пожалуйста.



Виктор Резунков: Сергей из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, хочу сказать, что любить империю, будь то нынешняя Россия, может только либо фашист, либо предатель. Потому что Жириновский - фашист. А представитель национального меньшинства – татарин или любой из национальной республики – он предатель. Это первое.



Виктор Резунков: Что-то совершенно непонятно, о чем вы говорите, Сергей.



Владимир Бортко: Татары предатели?! Какой татарин предатель?! У меня есть приятель татарин...



Виктор Резунков: Давайте, Сергей, мы не будем... Я тоже не понимаю. Кого-то он обвиняет, говорит, что фашист. Мы не будем в этих категориях оперировать.



Владимир Бортко: Да я его как-то знаю, он на фашиста не похож.



Виктор Резунков: Просто не будем называть людей фашистами, хорошо? Тем более, вот так прямо, скажем, политических деятелей.


А когда выйдет фильм «Тарас Бульба» все-таки? Меня это очень интересует.



Владимир Бортко: Мне бы очень хотелось, чтобы премьера этого кинофильма, если он окажется достойным, случилась 4 ноября этого года. И дата-то соответствующая. Там, по-моему, то ли мы поляков били, то ли они нас... В общем, соответствует. Ну, мне кажется, что как раз в это время он бы хорошо прозвучал.



Виктор Резунков: А он будет показан в кинотеатрах или на канале «Россия»?



Владимир Бортко: Нет, это кино, это не телевизионный фильм. Это фильм... я бы сказал, это широкоформатное кино, которое нужно смотреть в кинотеатре. Звук «Dolby», как полагается.



Виктор Резунков: Просто я знаю, что канал «Россия» принимал участие...



Владимир Бортко: Канал «Россия», как и «Первый» канал, нынче занимается кинопроизводством, и очень правильно это делает.



Виктор Резунков: А как вы считаете... Буквально совсем недавно Сергей Миронов, спикер Совета Федерации, призвал как бы узаконить необходимость показа до 30 процентов российского кино в кинотеатрах. Сейчас примерно 18 процентов, что-то около этого. Как вы считаете, вот те фильмы российские, которые сейчас могут выходить и выходят в прокат, они способны конкурировать с американскими фильмами?



Владимир Бортко: Вы знаете, вы наносите мне, что называется, удар под дых. Ну, честно говоря, 30-процентная квота существует во Франции. Франция – это вторая, как я считаю, кинематографическая держава. Я имею в виду сейчас не качество (запомните, пожалуйста) отдельных фильмов, они могут быть совершенно разными, я имею в виду киноиндустрию. Это совершенно разные вещи. Так вот, во Франции существует такая вещь. Но у них делается достаточно много хороших кинофильмов.


У нас может ли это быть? Можем ли мы конкурировать со Штатами? Сейчас, наверное, нет. Потому что это национальный вид искусства американцев, как у нас балет. Вы знаете, нас, пожалуй, никто не перепляшет, я вам точно могу сказать. Вот выйдут русские – и будут плясать лучше. Вот то же самое, пожалуй, в Америке с фильмами происходит. Там нельзя не пойти фильм... То есть если я не пошел и не посмотрел премьеру, то или я алкоголик законченный, или у меня крупные финансовые неудачи. Надо пойти и посмотреть. А у нас в кино ходит только молодежь, 15-20 лет. Они хотят видеть свое, они хотят видеть, как НТВ... То есть много чего они хотят. И их надо воспитывать. Нужно поднимать планку, а это довольно длинный процесс. Думаю, что сейчас мы не победим. Хотя идея насчет 30 процентов – да, было бы хорошо. Но боюсь, что пустых мест будет достаточно много.



Виктор Резунков: А скажите, это еще долго может длиться? То есть при том процессе, который сейчас наблюдается, все-таки идет развитие российского кинематографа.



Владимир Бортко: Вы знаете, мне говорил продюсер наш, один из известных очень, Досталь, он говорил, что должны быть тысячи кинотеатров в стране. Но сейчас их, по-моему, 300 или 500, где-то так. Еще не хватает немножко. Вот тогда это все начнет развиваться. Это очень специальный вопрос. Мы сейчас не будем углубляться туда. Я скажу, что вот сейчас конкуренции «давайте будем на равных конкурировать» мы, пожалуй, не выдержим. Но мы хотим это сделать. И сделаем все для того, чтобы, в конце концов, мы были бы достойными конкурентами, и возможности у нас такие есть.



Виктор Резунков: Владимир Владимирович, «Тарас Бульба», надеюсь, это не последний ваш фильм?



Владимир Бортко: Вы знаете, это серьезный вопрос. Может быть, и не последний. Но, честно говоря, хотелось бы, как и я говорил... я не врал, если бы я попал в Думу, то я занимался бы политикой.



Виктор Резунков: Большое спасибо, Владимир Владимирович.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG