Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Три года тюрьмы условно за убийство мирных жителей


Ефим Фиштейн: 7 февраля в Грозненском гарнизонном суде был вынесен приговор по делу Алексея Коргуна, командира роты разведчиков, обвиняемого в халатном отношении к службе, в результате чего 24 марта 2007 года погибла Халдат Мутакова, ее сестра Залпа получила ранения средней тяжести, а сноха Заира Касумова тяжелые ранения. Рассказывает Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: Сообщения о происшествии близ села Урдюхой Шатойского района, в результате которого две мирные жительницы были ранены, а одна убита, появилось на сайте правозащитного общества «Мемориал» 24 марта, прямо в день трагедии.



24 марта в 8.30 утра трое женщин из села Урдюхой Шатойского района Халдат Мутакова, 1969 года рождения, ее сестра Залпа Мутакова, 1967 года, и их сноха Заира Касумова, 1980 года рождения отправились в ближайший лес за черемшой. Они прошли всего около полукилометра от последних домов, вышли на полянку возле Голубого озера (другое название Яск-ам) и направились к лесу, как вдруг оттуда по ним был открыт огонь из автоматов. Заира и Халдат сразу же упали.
Залпа легла на землю и начала кричать, прося прекратить стрельбу. Но несколько автоматов стреляли безе перерыва с трех сторон. После этого пуля попала Залпе в плечо. Она попросила Заиру позвонить родственникам. Та дозвонилась до двоюродного брата мужа, Вахи Мутакову, и сообщила, что они возле озера, по ним стреляют, они ранены и нуждаются в помощи.
Стрельба прекратилась. Залпа боялась, что их могут добить, поэтому велела Заире отключить телефон и притвориться мертвой. Вскоре она действительно услышала шаги, кто-то подошел к ним. Военные о чем-то говорили между собой. Внезапно Залпа подумала, что, когда подойдет помощь, военные могут открыть по жителям села огонь. Поэтому она приподнялась и заговорила. Военные сидели вокруг них с автоматами наизготовку. Залпа спросила, почему по ним стреляли. Военные сказали, что плохо видели в тумане, а перед тем как открыть огонь, крикнули им. Но Залпа перед стрельбой никакого крика не слышала, зато отчетливо разобрала, как передернули автоматный затвор. Кроме того, тумана не было, просто было пасмурно, а военные имели бинокли. Залпа испугалась, что их расстреляют, чтобы не оставлять свидетелей, и сказала, что они позвонили родственникам и позвали на помощь. Старший группы ответил: «Зачем вы позвонили? Вот сейчас мы начнем друг друга убивать».
Потом военные, по просьбе Залпы, перевязали раненых, положили их на брезент и понесли вниз к селу. Навстречу уже поднимались родственники пострадавших и глава администрации села Хамид. Между ними и военными чуть не вспыхнул конфликт, но, прежде всего, нужно было спасать женщин. Их повезли в больницу. По дороге Халдат скончалась. Заире в течение нескольких часов делали операцию.
Глава администрации сообщил о произошедшем в администрацию района, милицию и прокуратуру. Прокурор района Шемяков лично приехал и попросил брата Халдат Хизира разрешение на осмотр тела сестры. Тот разрешил. Осматривала врач местной больницы Малкату Шамаева. Ран было не меньше шести, все сквозные, но одна пуля застряла в одежде. Это была пуля со смещенным центром.



Андрей Бабицкий: О том, как шло следствие и суд, рассказала сотрудник грозненского офиса «Мемориала» Наталья Эстемирова.



Наталья Эстемирова: Были задержаны стрелявшие и сразу же стало понятно, что это разведгруппа. Их было 16 человек, командовал ими Алексей Коргун, подполковник. Когда они были задержаны, было сразу возбуждено уголовное дело, сразу начала работать военная прокуратура. Только странно, что уголовное дело было возбуждено не по 105 статье «Убийство». Автоматически возбуждается уголовное дело, когда человек убит. А они сразу возбудили уголовное дело по статье «Халатность». Статья «Халатность» тогда, когда что касается оружия, когда неосторожное обращение с оружием, бывает, играют с оружием, оно выстрелило, или чистят, оно выстрелило, что-то происходит, но не в такой ситуации, когда стреляли прицельно. Потому что в женщин попало много пуль, вокруг было много пуль, которые потом собирали. И дальше прокуратура развивает именно в этом направлении это дело. И в результате у них получилось так, что в халатности обвиняют только одного командира. А как же солдаты? Они же стреляли по его сигналу вместе с ним. Солдат переводят в разряд свидетелей всего лишь.



Андрей Бабицкий: Судебное заседание, считает Наталья Эстемирова, велось добросовестно и скрупулезно благодаря судье. Однако, поскольку сами заявители не пытались опротестовать статью, по которой обвинялся Коргун - халатное отношение к служебным обязанностям - суд мог рассматривать дело только в рамках обвинительного заключения.



Наталья Эстемирова: Судья Прытков Руслан Владимирович, мне кажется, таким и должен быть настоящий судья. Я была на нескольких процессах, и я вижу, как скрупулезно он разбирается в деле, как он старается выяснить, виновен ли обвиняемый и насколько он виновен. И в этом деле получилось так, что прокуратура посчитала, что Коргун, конечно, виновен, но виновен только в халатности и потребовала меру наказания три года условно. Это вообще, конечно, смешно. Я думаю, что усилия этого судьи и его работа, с самого начала было ясно, что он будет разбираться по сути, привело к тому, что в ходе процесса многое изменилось. Я видела процессы в начале Коргуна - это был человек, который просто как бронзовый, от которого все отлетало. И в конце это был другой человек, почувствовал, что произошло, и он раскаялся. На последнем заседании, когда он произносил это последнее слово, как сказал судья, как сказала мать Заиры, что действительно у него даже слезы показались. Он обязался, что он будет материально помогать дочери, она теперь осталась на попечении брата. И это, конечно, серьезно, потому что у девочки нет отца буквально с момента рождения, ее растила мать. А теперь кто-то должен о ней позаботиться и ребенок не должен быть ущемлен от того, что ее мать стала жертвой чьей-то халатности. Кроме того были предъявлены иски еще материальные уже воинской части, потому что Коргун служит в воинской части, он в это время находился на выполнении служебного задания.



Андрей Бабицкий: Наталья Эстемирова считает, что в ходе судебного следствия обнаружилось большое количество противоречий в показаниях свидетелей защиты.



Наталья Эстемирова: Когда солдаты в качестве свидетелей давали показания, там интересный момент, когда они говорили о том, что они ничего не видели, был туман. Но там одно с другим не согласуется. Если был туман, значит очень хорошая звукопроводимость, тогда они хоть как-то этих женщин должны слышать. Это что за разведчики такие? Был следственный эксперимент, в котором я участвовала. И там настолько все хорошо видно, хоть в тумане, хоть без тумана, женщины видели фигуры солдат и было видно, что тем более солдаты видели фигуры женщин. Они уповали на то, что якобы на них была камуфляжная форма, на одной были брюки камуфляжные, а на другой была куртка, но повязанная вокруг пояса, а еще, например, яркий бело-синий свитер, зеленый жилет яркий, совсем не камуфляжного цвета. И на них платки были, как можно не видеть платки. В руках у них были грабли. Причем Халда несла сразу двое граблей. Так вот эти грабли почему-то приняли за автоматы. То есть платки они не увидели, а вот эти тонкие стволы грабель они увидели.



Андрей Бабицкий: Я спросил Наталью Эстемирову, какими мотивами, на ее взгляд, все же руководствовались разведчики? Был ли расстрел результатом роковой ошибки или это была сознательная расправа с безоружными женщинами?



Наталья Эстемирова: Что у них было перед этим? Они всю ночь шли, они говорят, что видели какую-то лежанку боевиков. Возможно, сказалось нервное напряжение целой ночи. Все-таки это март, это еще холодно. Устали, замерзли. Уж как они грелись, я не знаю. Но что-то, видимо, толкнуло, какое-то напряжение, когда они начали так стрелять. Я думаю, что до сих пор виноваты, из дела Ульмана никаких выводов не сделано, из дела Буданова. Но нет до сих пор в армии, не вдалбливают солдатам, что нельзя выполнять преступный приказ. Они до сих пор не знакомы с этой статьей устава.



Андрей Бабицкий: Но в целом, считает Наталья Эстемирова, проблема в том, что военнослужащие по сей день считают произвол по отношению к мирному чеченскому населению неправосудным, отсюда и отношение, когда легче начать стрелять, нежели изучить обстановку.



Наталья Эстемирова: У нас сколько угодно случаев, когда люди были расстреляны в лесу, просто убиты в лесу. По лесу ходит разведка. Это было в 2000 году очень много таких случаев, в 2001 много таких случаев. И даже в 2006 году тоже женщина, которая пошла за черемшой, была убита выстрелами. Это дело так и заглохло, потому что родственники ни в какую не хотели, чтобы дело было расследовано, не приняли нашу помощь в этом деле. Я думаю, что здесь сыграло роль то, что давно всем вдалбливается, что если чеченец, то ничего за это не будет. Но очень тяжело, потому что у нас идут эти процессы. Это единственный судья Прытков, где просто как образцовые можно показывать эти процессы. Во всех остальных случаях это все смято и обычно до суда не доходит. Прокуратура не может очевиднейшие дела довести до суда.



Андрей Бабицкий: Положение это, хотя не стремительно, но меняется. Некоторые военные, совершившие преступления в Чечне были осуждены, но гораздо большему числу удалось избежать наказания.



Наталья Эстемирова: Было завершено дело за 2006 год – это расстрел жителей Старой Сумжи и там довольно серьезные статьи получили убийцы, хотя, конечно, попытались вывести. Там просто были пьяные. Прогуливались солдаты, увидели жителей и начали стрелять. Слава богу, один хоть раненый, но он остался жить, он рассказал обо всем, что было. То есть, есть несколько случаев, когда судят, но есть много, когда до сих пор военные преступники остаются недосягаемыми.



Андрей Бабицкий: Родственники убитой и женщины, получившие ранения, не намерены подавать апелляцию на приговор суда. Их устраивает заключенное соглашение с обвиняемым и вынесенное решение. Об этом Наталье Эстемировой сообщил брат убитой Халдат Мутаковой Хизир.



Наталья Эстемирова: Я говорила с Хизиром после суда, и он говорил: мы еще не решили. Но они принимают материальную помощь, которую Коргун начал выплачивать. Как мне сказали, чуть ли не все продал, чтобы выплатить все, что он обещал, и он начал выплачивать. Это помимо суда - это договор между ними.


XS
SM
MD
LG