Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти Бадри Патаркацишвили


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе и телеобозреватель Радио Свобода Анна Качкаева.



Дмитрий Волчек: 13 февраля в Англии скоропостижно скончался миллиардер, политик-оппозиционер, бывший кандидат в президенты Грузии Бадри Патаркацишвили. По предварительным данным, причиной смерти стала ишемическая болезнь сердца. Однако будет проведена и токсикологическая экспертиза, она займет несколько недель. После известия о смерти Патаркацишвили генеральная прокуратура Грузии закрыла возбужденные против него уголовные дела. Его обвиняли в организации государственного переворота, подготовке теракта и подготовке покушения на должностное лицо. Слово тбилисскому корреспонденту Свободы Георгию Кобаладзе.



Георгий Кобаладзе: По последним данным, похороны Бадри Патаркацишвили в Грузии, на чём настаивают родные и близкие покойного, переносится на неопределенное время, поскольку экспертиза с целью установления причины смерти пока не завершена.


Тем временем, у дома сестры известного бизнесмена Мзии Тортладзе по-прежнему собираются сотни, а в некоторые дни даже тысячи людей, чтобы выразить соболезнования семье. Вслед за католикосом-патриархом Илией Вторым, который накануне назвал Бадри Патаркацишвили «великим человеком» и выразил уверенность, что память о нём навсегда останется в Грузии, свои соболезнования выразил и президент страны Михаил Саакашвили.


В заявлении главы государства подчёркивается, что «смерть каждого человека – это трагедия. Несмотря на обвинения в совершении тягчайшего преступления, я выражаю соболезнования семье покойного».


А уже в четверг соболезнования родным и близким Патаркацишвили выразила председатель парламента Нино Бурджанадзе.



Нино Бурджанадзе: Хочу, в первую очередь, выразить соболезнования семье покойного. Смерть человека – это всегда трагедия. Я лично знаю мать господина Патаркацишвили, знакома с его супругой, сёстрами, которые являются членами Парламента. Они оставляют весьма положительное впечатление на всех, кто с ними встречался.



Георгий Кобаладзе: Большинство оппозиционных политиков обвиняют грузинские власти в «косвенном убийстве». Они считают, что Патаркацишвили остро переживал скандалы, в эпицентре которых оказался и, в конце концов, его сердце не выдержало.


Смерть Патаркацишвили, безусловно, добавила напряжённости в политическую жизнь Грузии. В пятницу, после довольно долгого перерыва, в центре Тбилиси, на проспекте Руставели, по призыву оппозиции, собрались десятки тысяч человек.


Митинг протеста начался с минутой молчания - в связи со смертью Бадри Патаркацишвили.


Лидер Объединенной оппозиции Леван Гачечиладзе подчеркнул, что оппозиция вынуждена возобновить акции протеста, поскольку власти не выполнили требования, изложенные в оппозиционном меморандуме. В том числе три основных требования – об освобождении политзаключённых, а также отставки председателя ЦИК и руководителя Общественного Грузинского телевидения.



Леван Гачечиладзе: Вчера мы получили ответный документ, который я бы назвал обманом народа. Это обман всей страны и всей нашей общественности. Ответный документ властей абсолютно ни о чём не говорит. Так что мы в ответ ещё раз грозно кричим: Миша, мы пришли. Мы уже здесь!!!



Георгий Кобаладзе: Акция протеста завершилась через два часа. Леван Гачечиладзе сообщил собравшимся, что принято решение начать через неделю – 22 февраля голодовки протеста по всей территории страны. В том числе в Тбилиси. Оппозиция намерена разбить палатки и формирует отряды добровольцев для защиты участников голодовки.


Полиция никак не вмешивалась в развитие событий на проспекте Руставели, а лишь наблюдала за происходящим.



Дмитрий Волчек: Особое место в биографии Бадри Патаркацишвили занимает его участие в российских телевизионных проектах. В 90-е годы он был первым заместителем председателя совета директоров, а затем исполнительным директором ОРТ и генеральным директором ТВ-6. Слово телеобозревателю Свободы Анне Качкаевой.



Анна Качкаева: Его отчего-то никогда не называли Аркадием и все время именовали «серым кардиналом» и «тайным советником». В общем, демонизировали. Он прожил яркую жизнь и внезапно умер. Бадри заработал миллиарды в России, потом скрывался от российских правоохранительных органов. Про него в Грузии говорили, что он может купить две Грузии, но в итоге богатейший грузин в мире оказался изгоем на родине. Внешне Бадри был человеком немногословным, для грузина слишком сдержанным и, как говорят знавшие его телевизионщики, невероятно щепетильным в том, что касалось обещаний: слово держал всегда. В нем не было вертлявой энергичности Березовского, его многолетнего друга и партнера, его здравомыслие помогало увлекающемуся Березовскому, но вряд ли он всегда прислушивался к осторожному Бадри. Тбилисский дом Патаркацишвили с лебедями в пруду, вызывавший одновременно и удивление, и усмешку, был похож на крепость. Наверное, Бадри было чего опасаться. Но еще он явно ценил уединенность и никогда не любил публичности. Ему было комфортнее в тени.


Бадри Патаркацишвили оказался в центре телевизионных событий во времена первого капиталистического телевизионного передела, в период стремительного взлета сначала на телевизионный, потом и на политический олимп Бориса Березовского. Телевизионные люди середины 90-х уверяют, что именно Бадри Патаркацишвили сразу после создания ОРТ высказал идею моратория на рекламу, в оптовой и розничной торговле эфиром следовало наводить хотя бы относительный капиталистический порядок. С экрана о введении моратория на рекламу объявил Владислав Листьев, первый генеральный директор ОРТ. На следующий день его застрелили в подъезде собственного дома. Еще через сутки, 2 марта 95 года мы с коллегами приехали писать программу «Лицом к лицу» с Борисом Березовским в офис ЛогоВАЗа на Новокузнецкой. Страна оплакивала Листьева, и нам показалось важным представить слушателям человека, который стал по сути хозяином Первого канала. Березовского в итоге мы записали в три часа ночи, потому что в ЛогоВАЗе шел обыск, а его хозяева искали и никак не могли найти всесильного тогда шефа президентской охраны Александра Коржакова. Вот в эту ночь в особняке с красным роялем в анфиладе комнат и мраморными лестницами я впервые видела Бадри Патаркацишвили. На фоне напряженных охранников с автоматами, стремительного Березовского и вышколенных тихих официантов Патаркацишвили выглядел сфинксом. В Голубой гостиной, которая эпоху спустя станет декорацией для фильма «Олигарх», Бадри в одиночестве сидел за ненакрытым столом, на котором стоял бокал красного вина. Это первое впечатление так и осталось самым главным: знающий себе цену мужчина с ранней красивой сединой и холодным взглядом. Когда Березовский ненадолго стал руководителем Совета безопасности России, именно Бадри помогал ему налаживать связи с лидерами кавказских республик и стран. Его седая голова, попав однажды в кадр за спиной Шеварднадзе и Березовского, вызвала очередные пересуды. В публичной политике пекутся о респектабельности, а в середине 90-х бизнесмен Патаркацишвили только становился на этот путь. У него получалось вести переговоры и с наезжавшими на бизнес братками, и с кавказскими братьями, и мировыми медиа-магнатами. Его умение обращаться с деньгами и финансовая обязательность помогли не пропасть нескольким знаковым медиа-проектам - в середине 90-х Первому каналу, в 2000-х «Коммерсанту». В Грузии Патаркацишвили создал одну из лучших телекомпаний страны «Имеди». В конце концов, именно телевидение сослужило ему недобрую службу. С негативного освещения в эфире «Имеди» деятельности Михаила Саакашвили, а потом и истории о возможной причастности руководства МВД Грузии к убийству молодого банкира и начался, как говорят, окончательный разрыв Бадри с политическим руководством страны. Миллиардный бизнес и большая политика – это сложносочиненные игры. Бадри, как и всякий грузин, любил и умел принимать гостей, не бросал тех, с кем сводила жизнь и работа. Славу оппозиционного политика он вряд ли желал, но под конец жизни ему все-таки пришлось выйти к политической рампе. Под софиты, аплодисменты, свист, угрозы и политическое шельмование. С таким напряжением справляется не каждый.


XS
SM
MD
LG