Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Американцы неоднозначно относятся к идее независимого Косова. Трагедия в Иллинойсе: первые выводы


Юрий Жигалкин: Американцы неоднозначно относятся к идее независимого Косова. Трагедия в Иллинойсе: первые выводы. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


Перспектива еще одного раздела того, что осталось от Югославии, вызывает противоречивую реакцию в Соединенных Штатах. Нынешняя позиция официального Вашингтона, который потенциально готов признать независимость Косово, во многом зиждется политической генной памяти. В конце девяностых Соединенные Штаты и их союзники по НАТО были вынуждены прибегнуть к силе, чтобы предотвратить массовую этническую чистку провинции, начатую сербскими силами по директиве Слободана Милошевича. После почти десятилетия переходного периода и длительных переговоров, которые ни к чему не привели, Вашингтон и западноевропейские столицы явно считают, что создание независимого демократического Косова предпочтительней сохранения того, что им кажется тлеющим очагом конфликта, где любой двусмысленный шаг Белграда может спровоцировать гражданскую войну. Интересно, что с такой точкой зрения согласны правозащитники, хотя некоторые политологи обеспокоены создаваемым прецедентом.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Международная правозащитная организация Human Rights Watch со штаб-квартирой в Нью-Йорке опубликовала заявление, в котором призывает правительство Косова строить новое государство на принципах демократии и законности. В своей «Программе по правам человека для Косова» Human Rights Watch выдвигает семь пунктов, по которым Косово вызывает беспокойство: несовершенная уголовно-правовая система, насилие в семье и другие виды жестокого обращения с женщинами, насильственные действия в отношении этнических меньшинств, невозможность безопасного возвращения на родину беженцев или перемещенных лиц, тяжелое положение цыган-рома, ашкали и косовских египтян, недостаточный контроль над деятельностью международных организаций, отсутствие межэтнического согласия.


Как заявил директор отделения Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Холли Картнер, «предпосылкой для военного вмешательства в Косово в 1999 году стала защита прав албанцев, которые в то время подвергались притеснениям со стороны сербского правительства. Поэтому крайне необходимо, чтобы в новом государстве Косово права человека соблюдались среди всех категорий населения».


Если в Белом доме необходимость предоставления краю Косово независимости не вызвала сомнений, то у американских экспертов по международным вопросам независимость Косово вызывает немало опасений. Вот мнение политолога из вашингтонского Института Катона Мариана Тупы.



Мариан Тупы: Очевидно, что национальное самоопределение и путь, по которому пошли жители сербской провинции Косово, как албанцы, так и сербы, увел их от какого-либо взаимного соглашения. Но теперь важнее другой вопрос: какие последствия будет иметь независимость Косова для всего миропорядка, для стабильности в Европе и, наконец, для США. Во-первых, хотя страны Запада и утверждают, что независимость Косова не станет прецедентом, это обязательно станет прецедентом. Вслед за Косовом целый ряд районов в странах Европы могут попытаться пойти тем же путем, и тогда у Европы не будет весомых аргументов против этого. Например, как известно, США - друг и союзник Грузии. Но что смогут США возразить, если Абхазия или Южная Осетия провозгласят свою независимость не только де-факто, но де-юре? Косово может иметь дестабилизирующее влияние и на некоторые другие части Европы, тогда как Европа в основном поддерживает независимость Косова, надеясь именно на стабилизацию на европейском континенте. Мне кажется, наша администрация слишком поторопилась занять прокосовскую позицию. В Косове не затронуты жизненно важные интересы США. Если бы внешняя политика США зависела от меня, я бы предоставил Европе самой заниматься этой чисто европейской проблемой. На мой взгляд, Америке независимость Косова ничего не даст, но осложнит отношения с Россией, что может иметь негативные последствия. Словом, с моей точки зрения, независимость Косова несет западному миру больше новых проблем вместо решения старых.



Ян Рунов: В декларации Human Rights Watch говорится: «Властям Косова и миссии, организованной Евросоюзом, необходимо обеспечить защиту меньшинств от насилия, которое стало характерной чертой послевоенной истории в этом районе». И далее: «Лишь после того, как будут приняты меры в отношении жалоб как со стороны албанского большинства, так и со стороны проживающих в Косове меньшинств, сможет появиться элементарное доверие и начаться примирение между сторонами».



Юрий Жигалкин: Американский представитель в ООН так ответил на предупреждение об опасностях, таящихся в признании независимости Косова.



Американский представитель в ООН: Ситуация, сложившаяся вокруг Косова, уникальна. Она имеет известную предысторию, которую мы не можем игнорировать. Это последствие политики этнических чисток, проводимой правительством Милошевича, именно это прошлое предопределило будущее: Косово никогда не будет управляться из Белграда. Мы поддерживаем план Ахтисаари, мы верим в то, что обеспечение независимости Косова под международным наблюдением - лучший способ обеспечить безопасность и косовских албанцев и сербов, который откроет путь и Косову и Сербии к членству в европейско-атлантических институциях.



Юрий Жигалкин: Так объяснил американскую позицию представитель США в ООН.


Трагедия в Иллинойсе: первые выводы. Как бывает в подобных случаях, первым неизбежным эмоциональным вопросом был вопрос - почему. На этот раз на него ответ найти будет непросто. Стрелявший, кажется, не вписывается в известный по предыдущим печальным эпизодам образ психически неуравновешенного мстителя. Среди других привычных подозреваемых - доступность оружия и недосмотр окружающих.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Претендент на номинацию кандидата в президенты от демократической партии сенатор Барак Обама в пятницу выразил соболезнование семьям погибших и сочувствие раненым студентам университета в его родном штате Иллинойс.



Барак Обама: Сегодня в наших мыслях и молитвах мы вместе с ними. Но нам также предстоит определить меры по искоренению насилия на улицах, в школах, жилых кварталах и городах. Мы, американцы, обязаны это сделать.



Аллан Давыдов: Барак Обама является сторонником 2-й поправки к Конституции США, разрешающей частное владение огнестрельным оружием. Вместе с тем он выступает за введение федерального законодательства, которое бы ужесточало условия этого владения в пределах здравого смысла. Но является ли относительно легкий доступ к огнестрельному оружию единственной причиной трагедий, подобных той, что произошла на прошлой неделе в Университете Северного Иллинойса? Поделиться мнением на этот счет я попросил одного из ведущих американских криминалистов Джека Левина, который возглавляет Центр изучения насилия при Северо-Западном университете в Бостоне.



Джек Левин: Несомненно, легкий доступ к огнестрельному оружию сыграл определенную роль. В каждом из случаев массовых убийств в школах и в университетских городках их исполнителям не составляло труда достать оружие. Многие из стрелявших даже не покупали его, а похищали у старших членов семьи, которые хранили дома полуавтоматическое оружие, являющееся излюбленным инструментом серийных убийц.



Аллан Давыдов: Что еще, на ваш взгляд, может способствовать открытию стрельбы в учебных заведениях?



Джек Левин: Психиатры, психологи и криминологи в подобных случаях указывают на то, что агрессивное поведение часто может быть обусловлено психическими отклонениями. Интересно, что большинство стрелявших в школах и вузах, прежде не состояли на полицейском, а многие - и на психиатрическом учете. Хотя задним числом выясняется, что многие из преступников были объектами насмешек со стороны товарищей. Некоторые из них, провалив выпускные экзамены, затаили обиду на свою школу или вуз. Но проблема в том, что жертв третирования и нерадивых студентов - сотни тысяч. Нельзя же каждого из них считать потенциальным убийцей.



Аллан Давыдов: То есть, по сути, ничего нельзя сделать, чтобы попытаться предотвратить подобные трагедии?



Джек Левин: Думаю, мы должны научиться подмечать настораживающие признаки в поведении проблемного ребенка, если он считает себя неудачником и изгоем среди сверстников, помочь ему повысить самооценку. Вместе с тем я бы не стал называть происходящее в наших школах и вузах эпидемией массовых смертоубийств. В стране свыше 90 миллионов школьников и студентов, в среднем ежегодно 12 из них погибают в результате насилия - это намного лучший показатель, чем в каких-либо других сообществах. Самым последним делом будет, если мы превратим наши школы и кампусы в осажденные крепости. В стране, для граждан которой важна личная свобода, массовые убийства, происходящие время от времени, возможно, являются неизбежной ценой.



Юрий Жигалкин: И все же, не будет ли эта цена ниже, если попытаться ограничить доступ к оружию, его продажу? Многие критики нынешней системы предлагают ужесточить "ган лоус", ружейные законы. Но против этого твердо выступает одна из самых многочисленных и мощных американских организаций - Национальная ружейная ассоциация. У нее много союзников среди охотничьих клубов. Членом одного из таких клубов состоит и мой коллега Владимир Морозов.


Владимир, что думают ваши охотники о трагедии в Иллинойсе? И в какого клуба вы являетесь?



Владимир Морозов: Юра, я вхожу в стрелковый клуб Сараспа, который находится немного севернее города Саратога-Спрингс, штат Нью-Йорк. Вот мнение моих стрелков. Среди них - парикмахер, владелец рыболовного магазина, тюремный охранник и учитель. Они живут в небольших городках и деревнях на севере штата Нью-Йорк.



Тим: У этого убийцы в Иллинойсе была какая-то болезнь. А ему продали оружие. Ужесточать ружейные законы ни к чему. Надо, чтобы работали те, которые уже есть. Ведь людей с криминальным прошлым и душевнобольных держат на учете. И в оружейном магазине они должны получать отказ.



Владимир Морозов: Давно предлагают, чтобы правительство тщательно собирало и хранило сведения о том, какое оружие какой человек покупает.



Скип: Мне не нравится, что они там будут записывать все, что я покупаю. Хотя в магазинах это уже делают. Но мы же покупаем ружья и друг у друга. И меня хотя заставить об этом кому-то сообщать! Не люблю, когда меня заставляют.



Владимир Морозов: В связи с трагедией в Иллинойсе вспомнили, что нередко оружие попадает в руки детей, и они стреляют в ровесников. Но виноваты чаще всего родители: не заперли ружье, не хранили патроны как положено, то есть отдельно от оружия, и так далее. То есть, взрослые не соблюдают элементарные правила. Может быть, владельцев оружия надо обязать проходить курсы безопасности?



Дэйв: Во 2-й поправке к американской конституции, где говорится о праве граждан иметь оружие, ничего не сказано ни о каких курсах безопасности. Я учился этому у отца, он - у деда. У нас в деревне пацаны начинали ходить на охоту, когда еще ростом были короче ружья. Что не так - отец тебе сразу по шее. Быстро учились! Теперь охотников меньше, традиция умирает. Да, люди должны знать правила безопасного обращения с оружием, но это дело добровольное.



Владимир Морозов: Почему? Ведь прежде чем получить право охотиться с ружьем, да что с ружьем, даже просто с луком и стрелами, я был обязан закончить курсы безопасности?



Ленард: Но на этих курсах тебя не учили, как пользоваться луком и стрелами Тема курсов - охота с луком.



Владимир Морозов: По мнению моих стрелков, ужесточение ружейных законов хорошо выглядит на бумаге. Но для его воплощения в жизнь понадобилась бы огромная армия стражей порядка, имеющих опыт работы в тоталитарной стране. За то, чтобы призвать к порядку всю эту вольницу, высказался только один человек - Билл Поттер. Но у него работа такая - полицейский.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG