Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Центральном доме журналиста прошла дискуссия "Что происходит с российской социологией?"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Андрей Шароградский: В Москве, в Центральном доме журналиста, в дискуссионном клубе при Фонде «Общественная экспертиза» состоялась публичная дискуссия на тему «Что происходит с российской социологией?». Организаторов этой конференции смущало, прежде всего, то, что прогнозы социологов на выборах в Государственную думу в минувшем году практически совпали с официальными данными о результатах голосования.



Вероника Боде: Поводом для дискуссии стала высокая степень совпадения данных социологических опросов о распределении голосов на парламентских выборах 2007 года трех ведущих российских компаний: фонда "Общественное мнение", ВЦИОМа и "Левада-Центра" с данными exit polls и с официальными данными ЦИК. Что это значит? Что российская социология достигла высокой научной точности и предсказательности? Или же это дает основания усомниться в честности социологических исследований? Говорит президент фонда "Общественная экспертиза" Игорь Яковенко.



Игорь Яковенко: Мы провели анализ тех данных, которые были опубликованы в печати и на сайтах всех этих трех компаний, и получили такую степень совпадений этих данных. Вот мы проанализировали совпадения, отклонение получилось в пределах полпроцента. Это действительно редкий результат, который не встречался ранее в отечественной социологии, и это может означать действительно очень высокий уровень развития научности, предсказательности, достоверности данных социологов. В этом случае нам надо поздравить российское общество в том, что оно приобрело такой сильный, мощный инструмент для самопознания. В то же время есть сомнения, которые вызваны самыми разными обстоятельствами.


Первая группа сомнений - это экономико-статистические сомнения, а возможен ли вообще в принципе такой результат в такого рода исследованиях. Потому что я знаю, что в измерениях, когда речь идет о подобного рода объектах, то обычно отклонения бывают значительно выше.


Вторая группа сомнений связана с наличием достаточно высокого уровня документально подтвержденных данных об иных результатах выборов, которые не совпадают с данными ЦИК. В частности это данные по большому количеству документированных фактов иного реально хода избирательного процесса в Ингушетии, в Мордовии, в других регионах.


Третье - это данные электоральной статистики, которые свидетельствуют о странном и необъяснимом, с точки зрения обычной практики электорального поведения, с точки зрения нормального распределения ситуации в разных регионах.



Вероника Боде: По мнению политолога Дмитрия Орешкина, руководителя группы "Меркатор" Института географии РАН, особо странно то, что социологам каким-то образом удалось предугадать даже влияние административного ресурса в ходе парламентских выборов.



Дмитрий Орешкин: Понятно, что все это дело делается достаточно, скажем так, административными методами. Понятно, что это социологическими опросами предсказать невозможно, но можно предсказать империческим опытом, потому что мы знаем, как голосуют в этих регионах. Вычислено примерно два с половиной десятка таких субъектов Федерации, которые мы называем "субъекты с особой электоральной культурой" вежливо, а если невежливо, то там, где протоколы просто переписываются, будем их называть электорально управляемыми, вот там, где явка за 90 процентов и где за 90 за "Единую Россию".


Если считать, что они за счет таких особых электоральных способов задраны над средним по стране уровнем, то выясняется, что за счет этих суперуправляемых территорий 4 миллиона голосов попадают в копилку "Единой России". Для меня остается непонятным, как вот этот вклад административного ресурса в этих управляемых территориях может учитываться социологическим опросом. Только если с помощью экспертной поправки, зная, как эта публика там голосует.



Вероника Боде: Игорь Задорин, руководитель исследовательской группы "Циркон", объясняет небывалое совпадение социологических данных, прежде всего теми изменениями, которые реально произошли как в стране, так и в общественном сознании россиян.



Игорь Задорин: Самый главный фактор, который определил высокую точность прогнозов и их совпадения с данными ЦИК, этот фактор касается самого объекта измерения, то есть нашего российского электората. Он действительно в прошедшем сезоне был более прогнозируемым. Понятно, что определенность в выборе российских избирателей, она во многом как бы определялась более определенным политическим полем. В этом году не было таких эффектов, как были, например, в 999 году, когда появилось "Единство" за три месяца до дня голосования, в 2003 году, когда появилась "Родина" за три месяца до голосования, которые вносили существенное искажение как бы в само поле выбора. Эти факторы, они как бы приводили к масштабному перераспределению электоратов. Эти масштабные перераспределения электоратов, эта повышенная динамика, она, конечно, социологами не всегда точно предсказывалась. Поэтому прогнозы предыдущих кампаний были хуже. В этом году никакого перераспределения, такого существенного перераспределения непосредственно перед выборами не происходило. Фактически весь набор этих объектов выбора, он был определен задолго до выборов, и избирателю было легче, так сказать, определиться.


Второе - это, безусловно, все-таки уже появившийся существенный опыт у социологов, который интегрирован в соответствующие методики. Вот мы, конкретно исследовательская группа "Циркон", мы в 2003 году в первый раз такую разработали методику прогнозирования электорального поведения на основе вероятностной модели. И мы тогда только экспериментировали. А сейчас уже за последние четыре года на очень многих, в том числе региональных выборах, эта методика была проверена, апробирована, усовершенствовалась и дала очень высокие результаты. Аналогичные методики разработаны очень многими ведущими центрами и за это время они существенно совершенствовались, модифицировались. В этом смысле классификация и опыт российских социологов, безусловно, возросли, что тоже, в конце концов, отразилось на точности прогнозов.



Вероника Боде: Свою версию происходящего в российской социологии представляет Борис Дубин, заведующий отделом социально-политических исследований "Левада-Центра".



Борис Дубин: Я бы сказал, что ситуация, как любил говорить Левада, устаканилась. То есть сложилось три-четыре ведущих фирмы, которые проводят опросы населения регулярно, которые знают, как работать с выборкой, с анкетой, сложился инструментарий. В принципе, эти фирмы не будут рисковать, я так думаю, своей репутацией ради нескольких процентов, которые в чью-то пользу они будут подгонять. Это бы означало ухудшение их ситуации все-таки на относительно свободном рынке предложений социологических услуг.


Что касается крупных опросных организаций, будь то ФОМ, будь то "Левада-Центр", будь то РОМИР, это организации, на работу которых, в общем, можно в большой мере полагаться. И то, что их результаты совпадают, это действительно значит, что система сложилась. То, что они в данном случае совпадают с exit polls и официальными цифрами по голосованию, обозначает, что сложилась ситуация в стране. Ведь давно нет политической борьбы, давно нет борьбы разных партий, давно нет борьбы разных кандидатов и так далее. Ситуация этой безвыходности, она работает на то, что данные все более и более однообразные, все более и более похожи у разных фирм.


XS
SM
MD
LG