Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взгляд на прощальную пресс-конференцию Владимира Путина глазами автора «Писем президенту»



Владимир Кара-Мурза: Сегодня в течение без малого пяти часов президент России отвечал на вопросы российских и иностранных журналистов. О том, какие из них остались без ответа, беседуем с автором серии писем к президенту, обозревателем газеты «Московский комсомолец» Александром Минкиным. Много ли вам удалось посмотреть из пяти часов сегодняшней пресс-конференции?



Александр Минкин: Я видел несколько кусков. У меня был рабочий день, я не мог сидеть у телевизора, я рабочий человек. Я поэтому видел несколько кусков вечером.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, на какую аудиторию рассчитаны в такое время такие пространные пресс-конференции?



Александр Минкин: На политиков и бездельников, на пенсионеров. То не работает пять часов днем? Началось в 12, кончилось в 5 соответственно - это самый рабочий день. Может быть кто-то в пробках стоял, слушал, если это было по радио.



Владимир Кара-Мурза: Слышали вы какие-то ответы на вопросы, которые вы ставили в своих книгах?



Александр Минкин: Нет. В моих письмах, вы имеете в виду, пожалуй, нет. Но есть вещи, с которыми я согласен, а есть вещи, которые мне просто смешны. В частности, например, когда говорится о любви к народу и о нашем развитии, то это, извините, не соответствует. Сейчас объясню: он говорит о том, что все улучшается, наша жизнедеятельность государственная улучшается. А ведь мы покупаем все. Мы покупаем еду за границей, одежду за границей, детские игрушки за границей. Если бы мы покупали за границей только электронику сложную, компьютеры или какие-нибудь замечательные автомобили, но мы покупаем и чашки, и ложки, и носки, и портки. Но что-то делать нужно самим. Мы там покупаем картошку и курятину.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Олег Попцов, бывший руководитель телеканалов ВГТРК и ТВЦ, также ощутил дефицит самокритики.



Олег Попцов: Он был в хорошем смысле находчив. Вот этот момент - игра под простого парня, которая была у него на этой пресс-конференции, юмор и улыбки. Что меня насторожило? Я вообще всегда насторожен. Понимаю, когда человек говорит: я все сделал правильно, он не критикует каких-то ситуацией. Путин был не критики. Вот эти моменты, которые меня беспокоили в его докладе - это полное отсутствие какой-либо самокритики, самокритики, когда мы не все сделали до конца, но мы сделали и так далее. Это, конечно, не самокритика. Меня беспокоило, что он в принципе ничего не сказал, что он уходит и оставляет в наследство не просто нерешенную проблему коррупции, а коррупция, возросшая в энное количество раз. Мне этого не хватало. Но в общем ожидать этого в прощальной пресс-конференции тоже была бы большая наивность.



Александр Минкин: Знаете, все сделать невозможно, а то, что он никогда не сказал о своей ошибке, то есть он никогда не ошибается. То, что он не все сделал - это по-человечески понятно, а то, что он не ошибается - это не по-человечески. Только Господь не ошибается. Кроме того, когда он говорит, такая фраза, все ее цитируют: я восемь лет как раб на галерах. А у меня все время, когда такую фразу слышу от него, он не первый раз говорит, мне все время хочется сказать: на лыжах, не на галерах, на горных лыжах.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня вашей сотруднице дали слово одной из первых. Как-то согласовывался в редакции ее вопрос?



Александр Минкин: Откуда я знаю? Я параллельно. Начальство со мной не согласовывает ничего, я все узнаю из газет. А что она спросила?



Владимир Кара-Мурза: Она спросила про наследника. Кстати, о газетах. В завтрашнем «Московском комспольце»…



Александр Минкин: Дело в том, что когда он давал пресс-конференцию, я писал ему письмо. Письмо это в завтрашней газете выйдет, но сейчас, кто у компьютера сидит, откроет «МК.ру», может его увидеть. Называется теперь оно «Должок за вами». Я там говорю, что, на мой взгляд, должен, не может, а должен немедленно внести изменения в закон о пенсиях. И я в статье объясняю, почему и какое изменение. И даже я говорю, что мне не жалко, пусть называется поправка Минкина-Путина, я готов поделиться с ним этим. Я предлагаю, могла бы быть поправка Минкина, пусть будет поправка Минкина-Путина. Я даже ему объяснял: Владимир Владимирович, если я сам буду пробивать, то уйдут годы, а если вы подключитесь - секунда. Он щелкнет пальцами, и Грызлов моментально примет закон. Секунда пройдет от того, что он шевельнет бровью и будет принят новый закон или не будет. Могу объяснить, в чем дело, это касается всех, и тех, кто получает пенсию и тех, кто собирается до нее дожить, пока не получает, но собирается дожить. Есть несколько ужасных дефектов в законе о пенсиях. Один дефект называется, что пенсию мы получаем с момента обращения. В конституции, которой он гранат, в конституции написано: гражданин России имеет право на пенсию по возрасту. Это значит с 55 женщинам, с 60 мужчинам. А когда ты приходишь в пенсионный фонд оформлять пенсию, тебе говорят: с момента обращения. А человек может быть болел, был в беспамятстве, валялся пьяный, в запое месяца два находился, у нас же это нормально или был в тайге безвылазно. И он пришел с опозданием на три месяца, ему говорят: нет, с момента обращения. И мне, я пришел на год позже, мне сказали: с момента обращения. Я говорю: ребята, минувший год отдайте мне. Нет. Я говорю: вот в конституции написано - по возрасту, а в законе с момента обращения. А с момента обращения, я талдычу как сумасшедший, это не значит с того момента, когда вы пришли в пенсионный фонд, они вас завернут, скажут: знаете, у вас не хватает штампа, вы уйдете и пойдете справки собирать. Через месяца два вернетесь, они вам скажут: знаете, здесь запятая не на месте. И еще вас погоняют и еще, и еще. А если вы работали в другом городе, а если ваша фирма обанкротилась, сгорела, кто вам будет восстанавливать документы? Есть люди, которые получают пенсию с опозданием на год. Я говорю: ребята, если я зарплату не получил вовремя, она же на депоненте меня ждет, когда хочу, тогда получу. Пенсию я заработал и все, кто ее получают по закону, ее заработали. Маленькую, большую - это другой вопрос, но они ее уже заработали, отдай и не греши. Второе: в конституции написано - по возрасту. Тебе дают удостоверение - пенсия по старости. Я написал: Владимир Владимирович, среди ваших знакомых есть дамы, которым скоро 55, каково им будет получить удостоверение «старуха»? Значит давайте немедленно внесем поправку, что, во-первых, не с момента обращения, а как в конституции - с дня рождения, а если человек опоздал на месяца, на два, на год, на два, отдайте все, что положено. И во-вторых, не пишете в удостоверении «по старости». Потому что, если бы это 19 век или если была бы Туркмения или, лучше скажем, Узбекистан, то там к старикам сохранилось уважение и там старик – это почтительное обращение, как и было в России раньше. А поскольку старики стали не нужны, они обуза для экономики, то теперь старик - это оскорбительное, это унизительное, это страшное слово. И людям это очень не нравится.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Станислав Белковский, учредитель Института национальной стратегии, ожидал именно такой мизансцены, как сегодня.



Станислав Белковский: Перед нами сидел абсолютно расслабленный человек, который мысленно уже отказался от ответственности за страну и от тяжелого бремени власти. Путин подтвердил мой давний тезис о том, что власть для него это тяжелейшее бремя, а принятие ответственных решений дается Владимиру Владимировичу с большим трудом. Путин активно использует свой подполковничьий юмор и сомнительные шутки, каковые появлялись в его ответах практически через один, то есть гораздо чаще, чем на предыдущих пресс-конференциях и встречах с журналистами в расширенном формате. Было видно, что Путин уходит от власти, и он подводит итоги своего президентства, напоминая всем и элитам, и народам, и медиа-сообществу, что он передает своему преемнику страну в хорошем состоянии и всеми своими успехами сегодняшняя Россия обязана именно ему – Владимиру Владимировичу Путину. Такое напоминание было неслучайно, поскольку в последние два месяца после официального провозглашения Дмитрия Медведева преемником президента, очередь представителей российской элиты начала выстраиваться к Медведеву, а в различных выступлениях политиков, бизнесменов, экспертов и журналистов уже проскальзывала мысль о том, что Медведев может быть чуть лучшим президентом, чем сам Владимир Путин.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Александру Минкину. Когда я слушал Путина, тоже, правда, частями, я вспомнил анекдот про Хаджу Насреддина, который подрядился научить шахского ишака разговаривать через 20 лет. Когда его спросили: ты что сделал, ты же отвечаешь головой, ишака невозможно научить разговаривать? Он сказал, что через 20 лет или ишак сдохнет или шах помрет или меня не будет в этом месте. Вот я сегодня послушал - это точно такое же, когда коммунисты обещали коммунизм через 20 лет, Путин обещает через 12 лет путинизм, а сами живут прекрасно уже сегодня.



Александр Минкин: Действительно, я отметил еще на госсовете, он сказал: половина мужчин в России не доживают до 60-ти, и добавил – позор. А потом он сказал: к 2020-му 75 будет средний возраст. Это будет - это еще бабушка надвое сказала. А пока что 8 лет человек был у власти и за эти 8 лет продолжительность жизни, как он сам говорит, позорная. Он может быть не понимает, что когда он говорит слово «позор» - это он сам себе говорит. Кроме того эти все разговоры, как мы будем жить в 2020 году, это не я первый заметил, это как Никита Сергеевич в 61 объявил коммунизм. Он сказал: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме. Разницы никакой будет, при коммунизме жить или при полном благоденствии. Он сказал, что Россия будет самая лучшая страна, самая привлекательная, обаятельная, самая научная. Парень или мужик или дядя или гражданин президент, послушайте: ученые молодые уезжают, продолжают уезжать. Больше денег, чем сегодня, никогда не было у нашей страны. Она просто захлебнулась, не знает, в какие мешки складывать. Но ученые молодые продолжают уезжать. Нам говорят: нельзя добавлять зарплату, потому будет инфляция. Ребята, очень многие молодые ученые уезжают не из-за того, что им мало платят, а из-за того, что не на чем работать, нет современного оборудования, современных реактивов, приборов. Для физиков, химиков, химических физиков, для генетиков и биологов нужно очень дорогое современное оборудование. И если вы его купите за границей, то инфляции у нас от этого не будет, потому что вы деньги за границей потратите. Вы дайте ребятам работу, они горят желанием сделать что-то. Нет, тогда они уезжают за границу. Там не только платят зарплату, там они могут свои идеи воплощать и для них, для многих из них это важнее, чем зарплата. В конце концов, сколько можно жрать.



Владимир Кара-Мурза: Игорь Чубайс, декан факультета Россиеведения Института социальных наук, не удивлен достигнутыми псевдо-успехами.



Игорь Чубайс: Как раз на этой пресс-конференции 99% вопросов и касалось экономической ситуации. Имея такие колоссальные дивиденды от продажи огромного количества газа и нефти, трудно было не добиться чего-то в экономике. Но я считаю, что есть еще два важнейших вопроса, две важнейших сферы, одна из которых была затронута на 3%, вторая вообще не затронута. То есть речь шла не только об экономике, речь шла еще и о политике и системе управления. Так вот главная проблема нашей страны - совершенно неэффективное управление, совершенно неэффективная власть. И имея такие деньги, даже такая власть смогла чего-то добиться. Но о том, как будет перестраиваться власть, Путин говорил совсем мало и совсем не говорил о системе ценностей, об идеологии. Об этом никто не спрашивал, об этом речь не шла, а это самый фундаментальный вопрос. Другое дело, что экономический сбой ощущается уже к концу дня, политический сбой ощущается через несколько лет, идеологический сбой ощущается через десять лет, но он самый глубокий, самый фундаментальный. Без решения этих проблем мы ничего не сможем решить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра, радиослушателя из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. Александр Добрый из Петербурга. Мне довелось сегодня полностью прослушать всю пресс-конференцию, все четыре с половиной часа. Я благодарен Путину за откровенный разговор. И действительно, кто есть Владимир Владимирович, сегодня у клеветников и кляузников России не возникает.



Александр Минкин: Чего?



Слушатель: Все это время действительно пахал, сумел не только выровнять положение, но приподнять Россию. Так что я ему хочу сказать спасибо, хотя много предстоит сделать. Я, безусловно, буду голосовать за Медведева, за его выбор.



Александр Минкин: Вот супер. Я очень рад, что этот голос прозвучал в эфире. У меня была как-то встреча с читателями, это были абсолютно разные люди, это не были единомышленники, кто пришел, тот пришел. И чтобы понять и мне, и всем пришедшим, какая у нас ситуация, я говорю: знаете что, поднимаете руки, кто голосовал на выборах, это было после выборов на второй срок. 2005 год, а в 2004 он выбрался на второй срок. Кто голосовал за Путина на второй срок, а кто нет? И так случайно вышло, что половина подняла руки, что они голосовали за Путина на второй срок. Вот и прекрасно, ровно пополам. Теперь давайте те, кто голосовали за второй срок, объяснят по-человечески причины, почему они это сделали. Только не надо общих слов - поднял Россию с колен. Потому что, извините, этого просто бла, бла. Когда говорят: вот добился, что уважают. Минуточку, если мы говорим о внешней политике серьезно, уважаемые радиослушатели, причем и поклонники президента, и те, кто относятся к нему скептически, пожалуйста, скажите мне: грамотная внешняя политика увеличивает число союзников или уменьшает? Для страны выгодно, чтобы союзники были или чтобы все были враги? Мне так кажется, что грамотная внешняя политика должна хоть как-нибудь увеличивать или сохранять число союзников. Мы потеряли всех. За эти 8 лет мы разругались со всеми. Уж как старался быть нашим союзником Лукашенко, но даже он на нас обиделся. И не жалко такого союзника, еще неизвестно, стоит ли держать. Но все-таки худой мир лучше доброй ссоры. Поссорились с Украиной, достигли вершины ненависти с Грузией. Я думаю, когда в 18 веке были войны на Кавказе, не было такой ярой ненависти между руководителями. Я не признаю слово «элита» - хочу сделать такую оговорку. Потому что говорят: вот, политическая элита России. Это верхушка. Потому что элита – это лучшие, умнейшие, честнейшие. А это никакая не элита - это верхушка. Слово «верхушка» не содержит в себе никакого критерия оценки, а слово элита – это лучшие. Так вот, мы разругались с Украиной, с Грузией, ухитрились со всеми поссориться. Я не говорю, что они все хорошие за границей. Я часть речи путинской сегодняшней про внешнюю политику в общем признаю правильной, когда он говорит, что они ради своих интересов придвигают к нам вообще, нас ставят в какое положение, придвигают ракетные установки.



Владимир Кара-Мурза: Антиракетные.



Александр Минкин: Антиракетные - это все-таки военные установки. Они к нам их придвигают. Это, безусловно. Очень плохая политика с западной стороны. В этом отношении я полностью с ним солидарен. Но он же рассорил. Чего они придвигают? Потому что нельзя так кусаться и царапаться, как взбесившиеся какие-то. Чуть чего, выключаем газ, чуть чего, выключаем нефть, чуть что, взрываем ЛЭП. Наверное, я очень сбивчиво говорю. Наверное, выпил в гостях у Муравьева-Апостола. Шучу, не пугайтесь. Сейчас была выставка в особняке Муравьева-Апостола в Москве.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, вас не удивило, что мало о культуре говорил президент?



Александр Минкин: А его это не интересует, он вообще это не понимает. Когда он поздравляет какого-нибудь деятеля культуры и дает орден за заслуги 10 степени, видно, что он выполняет свою представительскую функцию награждать деятелей культуры. Ему кто-нибудь говорит: «Владимир Владимирович, сегодня надо Любимова наградить, ему 90». «Так, а кто он?». «А он главный режиссер Театра на Таганке». «А что я должен сказать?». А вы должны сказать, как он всех нас духовно поднимал». «Хорошо. Заводите».



Владимир Кара-Мурза: Владимир Римский, зав отделом социологии фонда «Индем», также не получил ответа на острые вопросы.



Владимир Римский: В частности, наш российский Газпром при том, что это она из крупнейших компаний мира, к сожалению, снижает объемы добычи газа и уже сейчас Газпром не может выполнить все обязательства перед европейскими странами без газа дополнительного, в частности, туркменского. Давайте подумаем, что произойдет, если найдутся какие-то обходные пути, чтобы не продавать этот газ через Газпром, а продавать без нас. Окажется, что мы даже со своими сырьевыми ресурсами не очень вписываемся в мировую экономику. Это колоссальная проблема, на мой взгляд. Ее надо было решать давно, а сейчас просто срочно надо решать, но об этом никто не говорит. Так что я думаю, не так все безоблачно в нашей экономике, как то было представлено на пресс-конференции.



Александр Минкин: Извините, типичный случай так называемых элит. Я не знаю, этот человек, который сейчас говорил, он ученый, не ученый, но вы слышал, что он сказал: внешний мир, внешний рынок, добыча газа. Людей не существует. В его речи, хоть он оппонент Путина, как в речи Путина, людей не существует. Мне на днях звонит пенсионерка, она живет в Московской области, она плачет в телефон, она говорит: за газ она платила в 2000 году тысячу в месяц, в 2007 она платила 2500, а с 2008 3120. Вы понимаете, какое повышение. Это значит ей на 600 с лишним рублей задрали цену на газ, а пенсию сколько добавили – сто или двести. Они просто обалдевают, потому что по телевизору только говорят, что им добавили пенсии, а как растут цены – страшно. Причем она еще говорит, что им говорят: оформите в Московскую область прописку, тогда будет поменьше. То есть если москвич живет за городом, то еще и больше платит, чем если московская областная прописка. Сегодня Путин говорил о том: я вернул единство стране, страна была раздроблена, в каждом субъекте своя конституция. Он просто сам собой восхищался от того, как он восстановил единство страны. Вот я ему хочу сказать: Владимир Владимирович, человеку, который живет в Подмосковье с московской пропиской, одна цена на газ, а который живет с подмосковной пропиской - другая цена. И они стонут. Кто эти люди, которые аплодируют? Кто эти ткачихи, которые восхищаются, извините, до физиологических содроганий, я сейчас не хочу называть по латыни эти содрогания.



Владимир Кара-Мурза: Член Общественной палаты Вячеслав Никонов, исполнительный директор фонда «Русский мир», гордится внешнеполитическими успехами страны.



Вячеслав Никонов: По многим направлениям при Путине удалось добиться серьезных политических прорывов. Все-таки отношения с азиатскими гигантами, отношения с большей частью государств СНГ при Путине встали на более серьезные рельсы и развиваются более успешно. Во многом преодолевается недоверие с восточноевропейскими странами. Во всяком случае, отношения России и Польши, России и Венгрии, России и Чехии сейчас гораздо лучше, чем были в 2000 году. Отношения со многими западными правительствами, конечно, эволюционируют не в лучшую сторону. Это Великобритания, это в какой-то степени Германия, конечно, Меркель – это не Шредер. Что касается Соединенных Штатов, откровенно говоря, больших изменений здесь не произошло.



Александр Минкин: Ну вот, научная фантастика. Вместо меня посадили бы поляка, он бы Никонову сказал, улучшилось отношение Польши к нам за время правления Путина или ухудшилось. Или чеха какого-нибудь или венгра. Это же просто никакого отношения к действительности не имеет, что он говорит, это словоблудие просто, извините ради бога. Словоблудие, причем, подчеркиваю, если Никонов слышит, в рамках нормативной лексики, не вздумайте в суд подавать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира Ивановича, радиослушателя из Междуреченска.



Слушатель: Здравствуйте. Действительно итог нахождения в Кремле Путина - раскол общества, взаимное недоверие, территориальное отчуждение между регионами России. В Сибири многие регионы экономически больше почти все интегрированы с Китаем, чем с европейской частью России.



Александр Минкин: Я просто мечтаю, эти закупили «Наших», обошли всю Россию, собрали молодняк продажный и сделали из них «Наших». 60 тысяч Дедов Морозов прошло по Москве. Ребята, если у вас есть деньги и хоть капля патриотизма, не надо по Москве ходить в фартуке и с бородой, вы поезжайте на Дальний Восток, там территории нуждаются в людях и в защите. Там Россия нуждается в защите на границе с Китаем, а не на Ленинском проспекте. Позорники какие-то просто, честное слово.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Вообще я считаю, что вы неправы, все-таки Путин очень сильно трудился. Ведь так потрудиться, чтобы уничтожить армию, уничтожить дороги окончательно, столько денег потрачено, а они не готовы, уничтожить детские пособия. Все-таки немножко вернусь к орденам. Вот посмотрите, у нас пропагандисты сидят Пушков, Леонтьев, а они получили иностранные ордена, по статусу Путин наградил за дружбу, а это иностранцев награждают. А вот музейных работников он награждает первой степени за заслуги перед отечеством. Музейные черви никому неизвестные, последние награждения, посмотрите, женщины получили первую степень.



Александр Минкин: Эти степени действительно странные. Когда я слышу, что когда какого-то чиновника, губернатора наградили за заслуги второй степени, а Окуджаву четвертой, я думаю: господи, где же на этих весах у них взвешиваются эти степени заслуг? Развалил армию. Я вам хочу сказать – это правда. Уже все забыли, года не прошло, а ведь это была очень демонстративная акция, когда министром обороны назначили человека, который в Советском Союзе был мебельным продавцом. Вы меня извините, он может быть очень хорошо умеет считать, он может быть хорошо финансово ориентируется - это неудивительно, но в советское время нельзя было вообразить мебельного продавца, который не берет взяток, который не коррумпирован, просто их там не было. Среди врачей были честные и нечестные, среди учителей были честные и нечестные, а среди мебельных продавцов невозможно было. Может быть неделю смог бы проработать честный человек, потом бы его выкинули. Потому что это был страшный дефицит. И то, что армия смирилась и приняла покорно министра обороны с такой биографией – это, мне кажется, моральный был конец. Самое интересное, что очень просто, они могли не допустить. Достаточно было выйти на улицу, но не в виде Дедов Морозов, а в виде офицеров армии, пройтись по проспекту Ленинскому или по Ленинградке и не было бы этого министра, был бы другой. Когда старики вышли на улицу, когда у них бесплатный проезд отняли, льготы отняли, тут же вернули и еще сказали: вот еще добавим это, добавим это, только тихо.



Владимир Кара-Мурза: Напомним, что Сердюкова назначили к прошлогоднему Дню защитника отечества. Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Господин Минкин, у меня к вам такой вопрос.



Александр Минкин: Только не стреляйте.



Слушатель: Ради бога, нет, не волнуйтесь. Путина можно долго ругать, я согласен. Но человек уходит по собственному желанию, хотя мог бы остаться. Вы не считаете, что этот поступок заслуживает, тем не менее, большого уважения?



Александр Минкин: Не знаю. Во-первых, он никуда особенно не уходит, он остается у всех рычагов. Все финансовые потоки, все уздечки, все пока что в руках. Посмотрим, как будет дело развиваться. Да, он мог бы остаться и народ бы это приветствовал. Но он, видимо, рассчитал, что лучше для него будет конституцию соблюсти. Я, кстати, не знаю, как это все дальше сложится. Скорее всего вернется.



Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, услышал в ответах президента либеральные нотки.



Александр Дугин: Самое главное, что в этой пресс-конференции Путина было, что Путин не меняет своих взглядов, своего места в российской действительности. То есть он говорил не как хромая утка, которому осталось чуть-чуть, он говорил как первое лицо в государстве, которым, совершенно очевидно, будет оставаться таковым и после мартовских выборов. По сути путинский век, если угодно, продолжается. Путин шутит, он демонстрирует мышцы и демонстрирует приверженность демократическим взглядам. Это либерализм плюс патриотизм - его конек, меняться он ни в ту, ни в другую сторону не будет и никому не позволит. И те люди, которые ожидают, что Медведев будет помягче, его правление будет помягче, мне кажется, будут разочарованы, Медведев будет строго следовать этой формуле. И кстати, у Медведева все больше каменных ноток появляется. Все это по плану, мне все это нравится. Я на деюсь, что Путин сохранит бодрость, жесткость и полноту власти в продолжении всего курса. В этой речи были все эти признаки.



Александр Минкин: Ну вот, я жалею, что я отвечал на предыдущий вопрос, того, кто звонил, лучше бы Дугин ответил. Вот сейчас адепт и поклонник, верный раб Кремля говорит, что Путин никуда не уходит, остается и с восторгом об этом говорит. А то, что должность поменяли, ну знаете, Иосиф Виссарионович никто не знал, как называется. 30 лет Сталин руководил страной, кто-нибудь знал, как его должность называется? Генсек или председатель правительства или председатель комитета обороны? Да совершенно всем в мире было наплевать. На самом деле там был Калинин, Молотов, какие-то должности они занимали. Но весь мир знал, что Советским Союзом руководит Сталин и абсолютно было наплевать, как называется его должность.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Игоря.



Слушатель: Вы знаете, старинное выражение русское - натягивать шкурку на кисель. Вот я очень одобряю Минкина, всегда его читаю с удовольствием, потому что вспоминаю всегда «Письма темных людей», традиция, по-моему, Эразм Роттердамский в свое время. Какой же кисель нам товарищ Путин сварил? В ноябре вступил в силу закон об обращениях граждан. Раньше этот закон назывался о жалобах, обращениях и предложениях. То есть он сделал шестую редакцию и сам самолично направил это в думу, чтобы приняли там. Сражались, обсуждали в третьем или во втором чтении приняли. Я, конечно, был возмущен, написал в думу, мне ответили Попов, возглавляющий комиссию по неформальным, религиозным и общественным организациям. Вы, говорит, текста не читали предыдущих реакций, что же вы возмущаетесь.



Александр Минкин: Не понял, что отвечать. Мне так понравилось про шкурку натянутую на кисель, что я даже потерялся.



Владимир Кара-Мурза: Как вы думаете, ваши письма президенту подходят под закон о жалобах, обращениях и предложениях?



Александр Минкин: Знаете, жанр скрывает в себе колоссальных возможности. Потому что помимо дурацких шуток и помимо серьезного содержания про пенсии или про дороги или про что-то еще, этот жанр оказался невероятно емким для языковых, можно ли это говорить, потому что настолько узкая сторона работы, но для меня это очень важно, для языковых, исторических, философских углублений. Вы себе просто не представляете, я сам не ожидал, это случайно получилось. Но я думаю, что никакая другая журналистика не позволяет и выглядело бы по-дурацки такое цитирование классиков русской литературы, как в этих письмах, такие обращения к истории, такие обращения к душе человека, к духовным проблемам, о которых вся эта элита не помнит. В этих письмах очень много слоев. Это лучше какой-нибудь хороший человек другой про меня сказал, но я сам не ожидал, что так получится. Тут пока он говорил про элиту, тут газета передо мной лежит. Я хочу сказать, тут написано, сказал один из официальных лиц, он президент Олимпийского комитета России Тягачев. Я не знаю, в каком состоянии это сказал, но это непечатно в газете и никогда не было опровергнуто. Заголовок в этой заметке, интервью с Тягачевым «Олимпиада в Сочи – это подарок президента стране». А дальше объясняя, почему такой подарок, он говорит: «Куршевель только от русских туристов получает больше миллиарда в год долларов». Все. Дальше надо чего-нибудь говорить? В Куршавеле наши туристы, извините, проводят десять дней или две недели. Наши туристы на самом деле - это не туристы, это та бесящаяся с жиру шпана, сто-двести человек, и они там оставляют за две недели миллиард долларов в год. Сильнее раздеться трудно. Я это когда прочел, я эту газету отложил, иногда смотрю, она со мной в сумке, не то, что вы думаете, я ее принес на Свободу читать, она со мной ездит в сумке, я к ней прикасаюсь, как, кто там прикасался к матери-земле, чтобы силу обрести? Антей. Как только он начинал выдыхаться, он к земле прикасался и снова силой наливался. Вот как только мне становится устало, когда усталость одолевает, прикасаюсь к Тягачеву с миллиардом в год в Куршавеле и ничего, можно еще поработать.



Владимир Кара-Мурза: Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии, отмечает явную скорректированность сегодняшней президентской риторики.



Валерий Хомяков: Мне показалось, что он начинает некий откат от того, что он заявил в Мюнхене. Говорит, что мы не хотим гонки вооружений, о чем он говорил, что все это не наши дела, а дела Соединенных Штатов, НАТО и так далее. В этом смысле это, конечно, знаковое было заявление, поскольку я, откровенно говоря, ожидал другого, что кругом враги и эти враги нас хотят захватить, поработить и так далее. Поэтому вот эта международная часть была серьезно скорректирована, очевидно президент хочет немножечко причесать страну, облагородить с тем, чтобы Дмитрию Медведеву было меньше проблем. Не понравилось то, что он не подверг сомнению тот порог прохождения в Государственную думу 7%, посчитал, что это все нормально. Видимо, будет означать одно, что политическая система будет примерно такой же, каковой она остается в настоящее время.



Владимир Кара-Мурза: Бросилось ли вам в глаза, что чуть смягчили антиельцинскую риторику, неделю назад вы у нас выступали по поводу речи на госсовете, когда во всем обвиняли лихие 90 годы. Сегодня вообще не было ни слова.



Александр Минкин: Он забыл просто, это же не существенно, все фантомы. Лихие 90-е. А он откуда, честно говоря? Не Ельцин ли его назначил преемником, передал Россию и сказал - берегите. Просто даже неприлично ругать папу, который тебя вывел в люди и наследство такое оставил. Теперь, что касается гонки вооружений. На мой взгляд, риторика не смягчена. Он обещал нацелить ракеты и на Украину и на Восточную Европу, как только они нас вынудят это сделать. Но я хочу сказать, гонка вооружений, я за, и я категорический противник приближения НАТО. Почему - объясню. Гонка вооружений – это рабочие места для нашей оборонки. А пока у нас был соцлагерь, то наши заводы делали оружие для Венгрии, Чехословакии, Польши, Восточной Германии. И половина мира покупала наше оружие. А когда все они ушли в НАТО, то это не значит, что блок на нас нападет, танками поедет на нас, ракетами. Они у нас просто отняли работу. Отняли работу, отняли рынок. Это же надо понимать. Теперь ни Польша, ни все, кто в НАТО, не купят ни одной пульки, ни одной гильзы, ничего не купят, у них теперь все американское, автомата Калашникова у них теперь, нет у них теперь американский автомат. У нас отнята территория, у нас отнят рынок оружия, раз у нас отнят рынок оружия, у нас отняты рабочие места. Но чего хорошего?



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью.



Слушательница: Доброй ночи. Вы знаете, мне кажется, что эти цифры, когда я с начала самого слушала, они просто пугали. Потому что стоит только отъехать, посмотреть, что реально в стране творится. Сейчас по НТВ решают, как спившуюся страну поднимать. Она уже в лежку, эта страна, социальный наркотик под видом водки, и она стоит 50 рублей. То что ниже 70, говорят, это чистая отрава, там выпаривается каким-то образом тормозная жидкость, коньячок, подкрашивают эту гадость чайком. То есть народ вымирает реально. И ни одного стона, ни одного всхлипа на эту тему не было. А так он, конечно, держится. Он владеет словом, Путин, он действительно, когда его слушаешь, веришь, хочется верить в то, что так и будет под его чутким руководством. Именно на это население и западает.



Александр Минкин: Права, во всем права эта женщина. Во-первых, действительно блестяще говорит, он очень быстро реагирует. И даже если эти все вопросы запланированы, то это с ума сойти выучить ответы на сто вопросы. Это мало, кто умеет. Он блестяще умеет реагировать и общаться. Но с водкой проблема абсолютно правильно поставлена слушательницей. В одном из писем, не в одном из писем я об этом писал. В cоветское время, которое большая часть населения помнит, батон белого хлеба 13 копеек, а дешевая водка 2.87 - это 25, грубо говоря, батонов хлеба или пол-литра водки. Теперь батон стоит 12-15 рублей, а водка стоит, будем считать, 60 – четыре батона. Вот раньше 25 батонов или бутылка водки, а теперь четыре. Я написал: Владимир Владимирович, вот так цены скорректированы - это чтобы меньше ели или чтобы больше пили? Это же не случайно. Государственное регулирование у нас есть, и мы это видим, и оно даже не скрывается, оно декларируется. Вот мы сейчас притормозили цены на молоко, сейчас пытаемся цены на бензин притормозить. Но эта политика привела к тому, что в пересчете на хлеб водка стала в 6 дешевле, в 6 раз доступнее. Ни один советский алкаш не мечтал о таком. По-моему, даже самогонку гнать перестали. Зачем ее гнать, мучиться дома, когда вот она – дешевка.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, о реакции президента, как только корреспондент РЕН-ТВ задал неприятный вопрос о деноминации, сразу пришло сообщение о слиянии канала РЕН-ТВ, во всяком случае новостной части, с пропрезидентским пятым петербургским.



Александр Минкин: Расстрелять надо, чтобы не задавали такие вопросы. Одного журналиста расстреляют, остальные перестанут задавать дурацкие вопросы, будут задавать только правильные вопросы. Кстати, про самогонку. Я тут был на съезде журналистов в Сочи, в Дагомысе, первый раз в жизни мне повезло, я там оказался на съезде журналистов России. И там краснодарцы устроили нам один раз такой ужин, приехали мужики и бабы из колхозов, из станиц и там прямо под небом раскинули всякие котлы и поставили самогонные аппараты. И прямо на наших глазах струйкой бежала самогонка. Я вам скажу, это просто чемпионы мира. Потому что она идеальная, никакой сивухи, пьешь как воду, закусывать не надо. А 70 градусов.



Владимир Кара-Мурза: Вдохновит ли вас на новые письма президенту сегодняшняя конференция?



Александр Минкин: Это не так прямо. Я ее когда буду читать, я знаю, что буду спотыкаться, я уже сегодня спотыкался, и об этого галерного раба я споткнулся, когда себя в жертву принес. И на многое там споткнулся. И вы знаете, еще что хочу сказать: дорогие радиослушатели, это беда когда радиоречь потом читаешь на бумаге. Я вам даже не советую. Потому что горькие разочарования вас ждут, когда вы читаете то, что человек так завлекательно говорил, когда текст остается без интонаций и без улыбочек.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG