Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Независимость Косова: Совбез ООН к общему мнению не пришел


Сербы проживающие в Косове теперь не понимают, чего ждать от Приштины и чего от Белграда

Сербы проживающие в Косове теперь не понимают, чего ждать от Приштины и чего от Белграда

Совет безопасности ООН, который собирался в экстренном порядке накануне вечером, не смог выработать единую позицию по вопросу о независимости Косова. Генсек ООН Пан Ги Мун отказался оспаривать свершившийся факт, на чем настаивала Россия. По его словам, вопрос о независимости края решают страны, а не секретариат организации.


Независимость края уже признали Афганистан, США, Франция, Великобритания, Турция, Албания и Австралия. В ответ на это Сербия отозвала своих послов из Вашингтона, Лондона, Парижа и Анкары. Германия, Австрия и ряд других европейских стран могут признать независимость Косова на этой неделе. В то же время новый статус Косова не признали Россия, ЮАР, Китай, Испания, Словакия, Румыния, Вьетнам, Грузия, Ливия, Индонезия, Азербайджан и Молдавия.


В понедельник, на следующий день после провозглашения независимости, Приштина выглядела так, как будто там нерабочий день. Были закрыты все магазины, кроме продовольственных, а многие горожане продолжали веселиться под музыку. Одновременно в сербских анклавах в Косово начались митинги протеста. Лидеры косовских сербов потребовали, чтобы все сербы, служащие в полиции края, отказали в повиновении властям из Приштины и подчинялись только указаниям местных властей сербского самоуправления. Один из демократически ориентированных лидеров косовских сербов Оливер Иванович утверждает, что сербы точно не понимают, чего ожидают от Белграда, а иногда их ожидания – нереальные:


«Сербы просто ожидают, что белградское правительство их будет защищать в политическом и любом другом смысле, не зная даже, что это на самом деле означает. Сербы от Белграда ожидают гарантий безопасности, не зная, как их можно добиться. Народ совсем растерян. Надежной информации нет, мало кто понимает, что на самом деле произошло. Ведь долгое время из Белграда поступали заверения в том, что правительство Сербии полностью контролирует ситуацию, и теперь многие сербы в состоянии шока».

В понедельник вечером в Белграде прошло внеочередное заседание парламента, который решал, какой будет реакция Сербии на провозглашение в одностороннем порядке независимости Косова. Министр торговли Сербии Предраг Бубало заявил, что экономической и торговой блокады Косова не будет. Однако после отделения Косова Сербию ожидает тяжелый период нестабильности, считают местные аналитики, в частности, Душан Янич:


«Вопрос международно-правового статуса Косова долго останется открытым, и не только из-за интересов Сербии, а и из-за готовности России и Китая блокировать вступление Косова в ООН. Другой вопрос: соответствует ли вообще интересам Сербии противодействие таким способом независимости Косова? Вероятно, наступит день, когда в Белграде будет предпринят серьезный анализ, который покажет, что это решение, решение о самостоятельности Косова - не самое худшее. Проблема Косова по своему масштабу превысила возможности такого государства, как Сербия, а теперь и многие в Европейском Союзе задаются вопросом: сможет ли ЕС переварить проблемы развития и безопасности Косова?».


Российский парламент вступил с заявлением о последствиях самопровозглашения независимости Косова. В документе говорится, что этот шаг нарушает незыблемость территориальной целостности государств и что признание независимого статуса Косова создает все предпосылки для выстраивания нового формата отношений России с непризнанными государствами на постсоветском пространстве.


О правовом аспекте этого события, его международно-правовых последствиях Радио Свобода рассказал доктор исторических наук, руководитель Центра балканских, кавказских, среднеазиатских исследований Института всеобщей истории Российской Академии наук Артем Улунян.


- Вы находите какие-то мотивы, по которым албанцы имеют право на эту независимость?
- Да, вне всякого сомнения, они имеют право на провозглашение независимости. Но я должен отметить, как историк и как ученый, что предпринятые действия, разумеется, сделаны очень неграмотно с тактической и стратегической точки зрения. Необходимо было обсудить данный вопрос в контексте вообще косовской проблемы и, учитывая косовское сообщество, обсудить не только с косовскими албанцами, но и с косовскими сербами, которые, кстати сказать, представлены в парламенте Косова.
Второе - не надо было обсуждать, независимо оттого, согласятся ли те, кто присутствует из числа лиц неалбанского происхождения, с независимостью или с другими вопросами, Конституцию, гимн, флаг и, конечно же, вне всякого сомнения, компенсацию. На данный момент, к сожалению, я был крайне удивлен самим фактом того, что это было сделано с такой поспешностью, как будто люди стремились сесть в последний вагон поезда, уходящего куда-то в Европу.


- В заявлении депутатов Госдумы и членов Совета Федерации прослеживается, как мне кажется, не столько беспокойство по поводу того, что Косово провозгласило независимость, сколько радость по поводу того, что у России, наконец, развязаны руки в Южной Осетии и Абхазии. Как вы относитесь к такого рода постановке вопроса?
- Южная Осетия и Абхазия, конечно же, это совершенно другая проблема. А почему тогда не поставлен вопрос Приднестровья? Я не беру другие территории. В данном случае я бы рассматривал исключительно с конъюнктурной точки зрения. Мне кажется, есть определенная синонимичность действий, с одной стороны, тех, кто в Косово стремился быстрее провозгласить независимость, и тех, кто в России стремился быстрее обратиться к проблеме Южной Осетии и Абхазии.


- У вас не создается впечатление, что вся система международного права, которая сформирована по большому счету в нынешнем виде своем после Второй мировой войны, а с тех пор произошло очень много изменений, она просто не приспособлена для решения такого рода конфликтов?
- Вне всякого сомнения. Надо сразу отметить, что та ситуация, которая сложилась после 1945 года, уже менялась несколько раз. Достаточно вспомнить хотя бы тот факт, что Германия объединилась, больше не существует Восточного блока. Вне всякого сомнения, ситуация изменилась настолько, что нужно подойти к ней совершенно с другой точки зрения. Но есть одно обстоятельство, которое надо иметь в виду: прежде всего, проблема суверенитета и проблема права наций на создание собственной государственности. Кстати сказать, эта проблема ни разу не обсуждалась никем и никогда. Поэтому проблема Косова - это не просто проблема Косова, это проблема, которая носит общеевропейский характер.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG