Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России растет число преступлений, совершенных на почве национализма


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Евгения Назарец : По данным российских правоохранительных органов, за последние 4 года преступлений на почве национализма в стране стало в 2 раза больше. В 2008 году в Москве сообщения о подобных происшествиях появляются почти ежедневно. Только за минувшие 4 дня зафиксировано несколько убийств на национальной почве. Так, 15 февраля в центре Москвы группа подростков устроила драку с двумя гражданами Таджикистана. Один из них был убит, другой ранен. На следующий день, 16 февраля, поступило сообщение о нападении 10 вооруженных ножами скинхедов на двоих киргизов. Один из них скончался, другой в тяжелом состоянии доставлен в реанимацию. В причинах всплеска активности националистов разбиралась корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова : Правозащитники, по крайней мере, 4 года отмечают усиление агрессии со стороны радикальных националистов России. Однако происходящее в последнее время в среде аналитиков вызывает еще большие опасения. Говорит заместитель директора информационно-аналитического центра "Сова" Галина Кожевникова.



Галина Кожевникова : Это аномальная активность по жестокости, с которой совершаются нападения. У нас никогда не было такого, чтобы в течение 7 недель было больше 20 погибших, то есть это больше 3 погибших в неделю. Эта жестокость объясняется, на наш взгляд, парадоксально. В последнее время правоохранительные органы Москвы, действительно, стали серьезно преследовать скинхедов. И эта жестокость вполне может быть ответной реакцией на силовое воздействие. Потому что, чтобы там не говорили правоохранители, в Москве уже существует хорошо налаженная сеть неонацистская, которая если не способна к массовым организованным выступлениям, то вполне способна к какой-то активности по договоренности. Когда существует определенное давление, которое, очевидно, усиливается (это плюс московским правоохранительным органам), безусловно, система будет реагировать.



Марьяна Торочешникова : Здесь я бы хотела уточнить по поводу того - существует ли какая-то единая структура. Потому что буквально недавно начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин заявил, что, по его мнению, организованного движения скинхедов в Москве нет, а есть отдельные группы - это студенты колледжей и вузов. Пронин сообщил также, что многие задержанные за нападение на приезжих нашли друг друга через интернет. Именно через интернет предлагали собираться, и там же хвастались, кто на кого напал, избил или зарезал.



Галина Кожевникова : Когда представители правоохранительных органов заявляют о том, что не существует организованной группы, всегда попадаешь в некоторое недоумение. Потому что очень сложно понять, что именно правоохранители понимают под организованной группой. Конечно, банды или движения, как политической партии, со своей программой и четко сформулированной идеологией в Москве нет. Конечно, Пронин прав в том, что это отдельные группы. Отдельными группами действовать легче и удобнее. Но совершенно нельзя отрицать, что между ними нет связи. Пускай это интернет. Тем не менее, возможность координации есть. Она прослеживается во всех действиях. Поэтому рассуждения о том, есть или нет в Москве неонацистское подполье, я округляю, немножечко такие умозрительные.


Я, например, считаю, что зачатки неонацистского подполья есть. Пронин может считать, что нет. Мы оба в каком-то смысле будем правы. Важным здесь является то, что московская неонацистская среда уже не первый раз демонстрирует способность к координированным действиям. Это самое опасное, что можно придумать. Мы давно говорили о том, что это будет, и вот это есть. А отдельные группы можно переловить по одиночке. Когда система сопротивляется организовано, здесь уже нужно придумывать какие-то совершенно иные механизмы, чем отлов отдельной банды.



Марьяна Торочешникова : Сказала заместитель директора информационно-аналитического центра "Сова" Галина Кожевникова. Правозащитники также заявляют о необходимости властей, в данном случае московских, жестче реагировать на попытке распространения ксенофобских идей представителями праворадикальных организаций. Говорит член совета правозащитного центра "Мемориал", председатель организации "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина.



Светлана Ганнушкина : Мне трудно сказать - существует ли единое движение или много разных групп. Во всяком случае, эти группы хорошо знают друг про друга и умеют действовать согласованно. Собственно говоря, московские власти в какой-то мере поощряют это, потому что уже три раза в ноябре каждого года проходят фашистские марши, и московские власти не предпринимают ничего для того, чтобы привлечь к ответственности людей, которые в них участвовали, которые позволяли себе человеконенавистнические и возбуждающие насилие лозунги и речи, что, собственно, должны делать правоохранительные органы, безусловно. Когда совершаются какие-то убийства и в Москве, и в Петербурге, как правило, стараются эту расистскую составляющую изъять из обвинения и оставить только хулиганство, причем, как правило, не группы, а каждого в отдельности. Фактически, таким образом, власти попустительствуют росту ксенофобских настроений и ощущению этого права. Почитайте сайты, что там пишут эти ребята. Они говорят - да, нас поддерживают. У них возникло это ощущение их права чинить расправу.



Марьяна Торочешникова : Теперь о росте числа преступлений на почве ксенофобии заявляют и представители правоохранительных органов. Так, по данным, приведенным недавно первым замминистра внутренних дел Российской Федерации Александром Чекалиным, число преступлений экстремистской направленности в последние годы выросло более чем в 2 раза. Если в 2004 году было зарегистрировано 130 таких преступлений, то в 2007 - уже 356. Говорит директор Московкого бюро по правам человека, член Общественной палаты Александр Брод.



Александр Брод : Проблема очень долгие годы росла, как снежный ком, не встречая ни квалифицированного анализа, ни адекватного реагирования. Власть в 2005 году закрыла федеральную программу о воспитании толерантности и противодействию экстремизму, посчитав эту программу абсолютно не актуальной. Но вот насколько были правы могильщики этой программы, сейчас становится ясным.



Марьяна Торочешникова : Между тем стало известно о намерении Следственного комитета при Московской прокуратуре и при участии Московского уголовного розыска создать единую базу данных о националистах, действующих в столичном регионе. Однако, по мнению правозащитников, этого недостаточно, поскольку проблему ксенофобии нужно решать фундаментально, а это вряд ли произойдет при нынешнем равнодушии чиновников и пассивности национальных общественных объединений, действующих на территории России, считает лидер движения "Наша Россия", член Общественной палаты Камилжан Каландаров.



Камилжан Каландаров : Все говорят, что надо устанавливать мир, все говорят о дружбе народов, но никто палец о палец не ударяет, чтобы это было реальностью. Я не знаю, в этом, конечно, в первую очередь виноваты мы сами, представители национальных меньшинств, что мы не можем донести наши идеи. Это наша вина, в первую очередь. Всего в России можно насчитать 3-4 национальных культурных автономий, которые реально работают на этом поле, реально оказывают поддержку своим соотечественникам. Мне как руководителю движения "Наша Россия" сегодня обидно, что некоторые наши идеи, наши предложения, так и остаются на бумаге.



XS
SM
MD
LG