Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Сербия никогда не признает независимости края Косово"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин: Сербия предприняла ряд дипломатических шагов в отношении стран, которые заявили о своем намерении признать независимость края Косова, в частности отозваны послы в нескольких западных странах. В Москве сербский посол Станимир Вукичевич дал пресс-конференцию, на которой он заявил, что Сербия намерена бороться за Косово до последнего, используя исключительно цивилизованные методы.



Максим Ярошевский: "Я буду говорить на пресс-конференции на сербском языке, потому что это очень серьезная тема, очень серьезное событие", - при входе в пресс-зал извинился перед журналистами посол Сербии в России Станимир Вукичевич. Сербия никогда не признает независимости края Косово, подтвердил свои слова глава диппредставительства и пояснил, в чем заключается позиция балканского государства.



Станимир Вукичевич: Наша позиция заключается в том, что страны, которые признают Косово и Метохию, признают право с позиции силы объявлять независимость и создавать новые государства. Фактически такие страны относятся благосклонно к странам, которые создают гетто для этнических меньшинств, они поддерживают тем самым людей, которые совершали этнические чистки. Так же они тем самым поддерживают людей, которые совершали преступления, заключающиеся в разрушении многих памятников не только православной религии, но и просто культурных памятников, находящихся под охраной ЮНЕСКО.



Максим Ярошевский: "Сербия готова и будет продолжать защищать Косово и Метохию, вне зависимости от решений, принятых в ООН", - заявил Станимир Вукичевич, при этом подвергнув критике Совет безопасности.



Станимир Вукичевич: К сожалению, оказалось, что Совет безопасности больше не в состоянии управлять ситуацией и решать международные кризисы. Совет безопасности отдал этот вопрос на рассмотрение каждой отдельной страны. Тем самым снижается роль ООН и это, конечно, противоречит и нашим желаниям, и нашим целям.



Максим Ярошевский: Глава дипломатической миссии дипломатично обошел стороной вопрос, "насколько реален сегодня вооруженный конфликт между Косово и Сербией". "Мы готовы бороться, но только и исключительно цивилизованным путем, у нас еще есть возможность сохранить край Косово", - уверен посол.



Станимир Вукичевич: Мы и раньше, и сейчас, в частности наш президент, выступая в Совете безопасности, подчеркивали и подчеркиваем, что мы не признаем вооруженного пути решения этого конфликта. Мы будем бороться, естественно, за сохранение нашей территориальной целостности. Мы не согласны на то, что нынешняя ситуация окончательна. Но, как я уже говорил раньше, мы будем бороться за это исключительно цивилизованными методами, то есть политическими, дипломатическими и демократическими средствами.


Мы не считаем, что к настоящему моменту мы исчерпали все возможности нашей борьбы за сохранение территориальной целостности нашей страны и за то, чтобы Косово осталось составной частью Сербии. Мы будем продолжать борьбу, и мы не согласны с тем, что нынешнее положение окончательное. Конечно, мы будем приветствовать любые действия и России и других стран, которые направлены на сохранение территориальной целостности нашей страны, на уважение к ценностям международного правопорядка и к международному праву.



Максим Ярошевский: Журналист китайской газеты в ходе пресс-конференции задал вопрос, как будут реагировать сербы на то, что в предстоящих олимпийских играх в Пекине примут участие спортсмены из страны Косово. "Мы этого не приемлем", - заявил Станимир Вукичевич.



Кирилл Кобрин: Потеря Косова чрезвычайно болезненна для сербского общественного сознания. Тем не менее, либеральные белградские аналитики видят в случившемся некую политическую логику. С известным сербским журналистом и политическим обозревателем Драганом Штавльянином беседовал мой коллега Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Драган, вашему сербскому сердцу обидно, что Сербия потеряла Косово?



Драган Штавльянин: Я воспринимаю эту ситуацию профессионально, как реальность, с которой нужно считаться. Другой вопрос, насколько эта политическая реальность стала результатом демократических процессов, как именно она сформировалась, и каковы будут последствия провозглашения независимого Косова для Балкан. Какой-то сербской горечи, если в это имеете в виду, я не ощущаю. Конечно, будучи сербом, я прекрасно понимаю, историческую и культурную ценность Косова для моего народа, всех этих памятников и монастырей. Точно так же я отдаю себе отчет и в другом: албанцы в Косово уже столетиями в огромном большинстве.


Сербские военные совершали в Косове преступления не только в 90-е годы. Все те 90 лет, которые Косово провело в составе Сербии, сербская политическая элита не смогла использовать для того, чтобы доказать большинству населения привлекательность своей власти. Это ведь сербы называют события 1912 года освобождение, для албанцев приход сербской армии - оккупация.


Конечно, не только сербы виноваты в том, что Сербия не стала для косовских албанцев родиной, и албанцы совершали в Косове преступления. Сербов выдавливали из края еще в 70-е, 80-е годы и сейчас, с возвращением сербских беженцев в Косово, дело обстоит неважно. Но и кончилось все, как обычно, на Балканах, судьбу независимости народа решили великие державы.



Андрей Шарый: Если я так поставлю вопрос, почему с сербами ни один народ не хочет жить вместе, вы назовете такой подход годным только для обсуждения в пивных?



Драган Штавльянин: Это упрощение проблемы, конечно. Сербия остается многонациональным государством, у нас и венгры живут, и албанцы остаются, и румыны, и мусульмане. Конечно, можно и так процесс представить. Общее государство один за другим покинули словенцы, хорваты, бошняки, македонцы, черногорцы, теперь вот албанцы. Какие-то из этих народов формирование Югославии воспринимали как переходный государственный формат, чтобы не попасть в состав Италии или Австрии. Сербия упустила шанс устроить общую страну так, чтобы в ней было всем комфортно.


С другой стороны, распад Югославии мне не кажется фатальным. История могла бы повернуться и по-другому. Сербы несут свою долю ответственности за дезинтеграцию страны, но не только одни сербы.



Андрей Шарый: Премьер-министр Косова Хашим Тачи обещает, что новое государство будет многонациональным и с равными правами для всех. Вы ему верите?



Драган Штавльянин: Косовские власти сделают все, чтобы показать миру, они заслужили свою независимость. Однако их желания мало. Между сербами и албанцами существует огромная национальная дистанция: половина сербов живет на севере Косова, другая половина рассеяна по территории всего края. Некоторые боятся, кое-кто наверняка уедет. Вопрос и в том, какую позицию займет Белград, будет ли Сербия призывать сербов уехать или остаться. Хорошего для всех выхода вообще нет. Если бы Косову не позволили объявить независимость, велик был шанс, что беспорядки устроили бы албанцы. Теперь униженным, оскорбленным, разгневанным остается один из самых многочисленных на Балканах народов - сербский, и это тоже стабильности региона не способствует.


XS
SM
MD
LG