Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фидель Кастро отказался от поста председателя Государственного совета


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие обозреватели Радио Свобода Александр Гостев, Карэн Агамиров, Ян Рунов.



Андрей Шарый: Кубинский лидер Фидель Кастро Рус, до сих пор, несмотря на болезнь, формально остававшийся президентом Государственного совета (это высший орган власти республики) и главнокомандующим армией, сегодня в обращении к народу, опубликованном газетой «Гранма», заявил, что больше не намерен занимать государственных постов, и слагает с себя полномочия. 24 февраля парламент Кубы - Национальная ассамблея - должна избрать новый Госсовет и нового президента. Кто станет новым лидером нации, пока непонятно.



Александр Гостев: 81-летний Фидель Кастро, последние полтора года не появлявшийся на публике, в конце января стал депутатом кубинского парламента. Несмотря на разнообразные болезни, о которых достоверно ничего не известно, его кандидатуру выдвинули избиратели города Сантьяго-де-Куба. Однако впервые в истории на этих выборах он набрал на один процент голосов меньше, чем его родной брат Рауль, фактически руководящий страной с лета 2006 года. Тогда Фидель передал все полномочия, в том числе обязанности первого секретаря ЦК Коммунистической партии Кубы, брату Раулю - после сложной операции на кишечнике, вызванной внутренним кровотечением. Состояние здоровья кубинского лидера было объявлено государственной тайной.


Заявление от имени Фиделя Кастро 31 июля 2006 года зачитал по национальному кубинскому телевидению его ближайший помощник Карлос Валенсьяга.



Карлос Валенсьяга: «Мое здоровье, которое выдержало много испытаний, подорвано чрезмерной нагрузкой. Это вызвало кровотечение в брюшной полости - вот почему мне была сделана сложная операция».



Александр Гостев: В ближайшее воскресенье на Кубе состоится первое заседание парламента в новом составе, где и будет избран новый Госсовет и новый президент-председатель. В заявлении, опубликованном сегодня в газете «Гранма», Кастро говорит, дословно, «я больше не намерен занимать пост председателя Госсовета и главнокомандующего, и не дам на это своего согласия». Кастро добавляет, что не прощается с народом, и продолжит революционную борьбу, как идейный солдат и писатель, чей голос будет услышан.


Фидель Кастро руководил Кубой с момента победы революции 1959 года. В 1961 году, окончательно разругавшись с Соединенными Штатами, он объявил себя марксистом-ленинцем и начал строительство социализма. После развала СССР на Кубе, за десятилетия прочно встроенной в мировую социалистическую экономику, начались тяжелейшие проблемы. Как признался в 1992 году в одной из своих знаменитых публичных речей сам Фидель Кастро, речь шла о выживании народа.



Фидель Кастро: Теперь наша страна вновь взывает к мировому сообществу о помощи! Спасите кубинскую революцию! Спасите социализм на Кубе!



Александр Гостев: Несмотря на заметное с каждым годом ухудшение уровня жизни населения и проблемы со здоровьем, Фидель не терял оптимизма. За последние полтора года он дал несколько интервью кубинскому телевидению, написал около 60 статей и несколько раз встречался с иностранным политиками - в первую очередь со своим «молодым другом» и поклонником, президентом Венесуэлы Уго Чавесом.


Кроме Рауля Кастро, который всего на 5 лет моложе брата, называются и несколько других имен возможных преемников, которые могут стать наследниками Фиделя, и, через непродолжительное время, его брата, если тот все-таки станет президентом.


Международные отклики на отставку Кастро продолжают поступать. Вот что заявил сегодня по этому поводу президент США Джордж Буш.



Джордж Буш: Международное сообщество должно сотрудничать с народом Кубы, чтобы помочь ему начать строительство демократических институтов, что, в конечном итоге, приведет к свободным выборам - я имею в виду, действительно свободным и честным, а не инсценировкам, которые братья Кастро пытаются выдать за настоящую демократию.



Андрей Шарый: Теперь о возможных последствиях ухода кубинского лидера с руководящих государственных постов. На эту тему корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров беседовал с ведущим научным сотрудником Института Латинской Америки Российской Академии наук Эмилем Дабагяном.



Эмиль Дабагян: Закрытое общество, каковым является Куба, так все, с одной стороны, ожидается, а, с другой стороны, неожиданно. Было неожиданным для меня тоже, когда Фидель Кастро, попав в больницу, временно передал свои полномочия Раулю Кастро. Но де-факто он не управляет страной и де-юре теперь хочет это оформить, хотя пока он есть, пока у нас возникают еще вопросы, а жив ли он, а, может быть, он уже ушел в мир иной, это мы тоже достоверно не знаем. Недавно Лула, бразильский президент, говорил, что он с ним встречался, общался, что у него вполне здравый ум, здравые суждения, он регулярно выступает в газете "Гранма". Значит, его влияние будет сохраняться и никаких перемен, кроме косметических, не предвидится. Только после того, как он уйдет в мир иной, возможны реальные перемены, как было в свое время в Советском Союзе после смерти Сталина, как было в Туркмении после смерти туркменбаши. Все будет зависеть от соотношения сил внутри страны, в нынешнем политическом руководстве, от позиции армии, партийной верхушки. И, конечно, будет зависеть в данном случае от внешнего фактора, от влияния Венесуэлы, которая в лице Уго Чавеса сохраняет очень сильное влияние на Кубу, там даже проект создания федеративного государства всерьез обсуждался и в Гаване и в Каракасе. Есть, конечно, фактор Соединенных Штатов и фактор диаспоры кубинской, которая в Майами довольно многочисленная, которая хотела бы, чтобы на Кубе были радикальные перемены, и она смогла бы вернуться, вернуть часть своей собственности, изменить ход развития.



Карэн Агамиров: Насчет прочности фундамента, заложенного Кастро.



Эмиль Дабагян: Ситуация, несомненно, будет меняться. Прочность достаточная есть, но перемены неизбежны. Эпоха кончается уже в широком смысле, она уже кончилась еще до того, как он совершил этот акт.



Карэн Агамиров: От позиции России что-нибудь будет зависеть?



Эмиль Дабагян: Не думаю. Россия очень далека сейчас от Кубы, хотя Куба расположена к развитию связей с Россией, Россия тоже, самолеты мы сейчас им поставляем. Очень сильный потенциал кубинцев, которые учились у нас, которые хорошо относятся к Советскому Союзу, к России. Но такого реального воздействия, рычагов воздействия на Кубе, мне кажется, нет.



Карэн Агамиров: В 2009 году было бы ровно 50 лет, как Фидель у власти.



Эмиль Дабагян: Да, 1 января.



Карэн Агамиров: Годик потянуть еще, что, сил не хватает или так красиво уйти в 49 лет? 49 побед Рокки Марчиано одержал. 49 лет, такая аналогия.



Эмиль Дабагян: Учитывая, что он не мог участвовать ни в каких торжествах, даже по поводу собственного дня рождения перенесли эти торжества, видимо, действительно он все-таки довольно немощный. Но это неплохой шаг с его стороны. Он говорит: "Я хочу уступить дорогу молодежи". Но это сочетание красивого жеста с какой-то долей реализма. То, что сразу придет молодежь, это вряд ли случится.



Андрей Шарый: А теперь мнение американского эксперта, на вопросы нью-йоркского корреспондента Радио Свобода Яна Рунова отвечает директор исследовательских программ Мичиганского института действий за религиозную и политическую свободу, эксперт по проблемам Латинской Америки Джерри Зандстра.



Джерри Зандстра: Мои предположения (возможно, несколько пессимистичные), что Фидель Кастро ушёл для того, чтобы, пока он в силах, проконтролировать юридическую передачу государственной власти своему преемнику. Рауль Кастро фактически руководит страной уже полтора года - достаточный срок, чтобы полностью освоиться. Это был первый этап. Наступил второй - передача власти. Я рад, что Фидель ушёл в отставку. Кубе, конечно, ещё далеко до проведения открытых выборов, но это начало положительного процесса. Только начало. Возможно, диктатуре Фиделя приходит конец, но не диктатуре братьев Кастро и не диктатуре коммунизма в его наиболее ортодоксальной форме. Посмотрим, что произойдёт дальше.



Ян Рунов: Насколько Фидель Кастро будет контролировать ситуацию в стране после формального отхода от дел?



Джерри Зандстра: Думаю, будет контролировать настолько, насколько позволит здоровье. Если позволит, то контроль будет максимальным. Уверен, что Рауль будет держать старшего брата в курсе событий, и будет выслушивать его советы до тех пор, пока Фидель будет в здравом уме. Ситуация прояснится только тогда, когда мы увидим, что кубинская пресса стала хоть немного свободнее. Думаю, до этого ещё далеко и что колоссальное влияние Фиделя будет чувствоваться, пока не будут проведены открытые выборы.



Ян Рунов: Будет ли Рауль таким же диктатором, как Фидель?



Джерри Зандстра: Не знаю. Говорят, Рауль - сторонник некоторой свободы в экономике. То есть он склонен вести Кубу по так называемому китайскому пути. Но за последние 18 месяцев, что он руководит страной, никаких признаков перемен хотя бы в экономике мы не видели.



Ян Рунов: Что, по-вашему, должны сделать США, чтобы стимулировать процесс демократизации на Кубе: ослабить экономическое эмбарго и политическое давление на Гавану или наоборот, ужесточить эмбарго и усилить давление?



Джерри Зандстра: Экономические трудности, с одной стороны, вызывают недовольство населения. Но с другой, кубинские власти направляют это недовольство против Америки и этим лишь укрепляют свою власть. Если Рауль Кастро усилит военно-полицейский контроль, тогда можно будет думать о каких-то мерах дополнительного экономического и политического давления. А пока Вашингтону разумнее было бы какое-то время просто следить за событиями.



Ян Рунов: Так считает Джерри Зандстра, директор исследовательских программ Мичиганского института действий за религиозную и политическую свободу.


XS
SM
MD
LG