Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Консультации по косовской проблеме в Совете безопасности закончились безрезультатно


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский.



Андрей Шарый: Сейчас о ситуации вокруг признания и непризнания независимости Косова. В телефонной беседе с госсекретарем США Кондолизой Райс глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров вновь заявил о несогласии Москвы с объявлением независимости Косова. С российской стороны, говорится в распространенном сегодня сообщении Министерства иностранных дел по этому поводу, была подтверждена принципиальная позиция о неприемлемости односторонних действий Приштины по объявлению независимости края. Собственно говоря, дипломаты многих стран в эти дни занимаются как раз тем, что подтверждают свою принципиальную позицию за и против независимости Косова, а в Сербии тем временем возбуждены уголовные дела в отношении президента, премьер-министра и председателя парламента Косова, которых в Белграде по-прежнему считают своими гражданами.


Министры иностранных дел Великобритании и Франции, Дэвид Милибенд и Бернар Кушнер, заявили, что ситуация с Косово неповторима, и приветствовали стремление края интегрироваться в Европейский союз. Евросоюз и США убеждены, что судебно-полицейской миссии Европейского союза и стран НАТО будет достаточно для обеспечения безопасности и стабильности в регионе. Франция стала первой европейской страной, которая признала независимость Косова.


Об этом я беседовал с корреспондентом Радио Свобода в Париже Семеном Мирским.


Скажите, есть ли какая-то понятная, скажем, для среднего французского читателя мотивировка, по которой Франция признала независимость Косова?



Семен Мирский: Первый и самый очевидный вопрос - это личный политический вес и инициатива французского министра иностранных дел Бернара Кушнера, который был в свое время главой администрации ООН в Косове. Бернар Кушнер, в отличие от очень многих своих коллег, хорошо разбирается в ситуации на местности. Примечательно, что в своем первом заявлении для печати Кушнер был далек от энтузиазма. Он счел нужным подчеркнуть, что признанию независимости Косова не было альтернативы. Дословно Кушнер сказал: "Другого выхода просто не было".



Андрей Шарый: Понятно, почему не было другого выхода, по мнению Кушнера?



Семен Мирский: Для того чтобы не повторился сценарий 1999 года, этнические чистки, развязанные тогдашним властителем Сербии, ныне покойным Слободаном Милошевичем, в память унижениям, которая еще очень жива здесь, когда не в силах остановить этнические чистки и массовые убийства, Франция и другие европейские страны вынуждены были призвать на помощь США, действовавшие, как мы помним, под эгидой союза НАТО.



Андрей Шарый: Франция опасалась радикализации албанской среды, насколько я понимаю. Сербские власти в Белграде однозначно отрицают сейчас возможности применения силы, хотя какие-то там резервисты демонстрируют у границ Косова.



Семен Мирский: В память об этнических чистках, все-таки это были чистки, развязанные сербской стороной и сербским, подчеркиваю, большинством. События сегодняшнего дня, когда оставшиеся в Митровице сербы, сербское меньшинство на сей раз, все-таки сожгли там полицейские посты, начали демонстрировать и вынудили международные силы поддержания правопорядка вмешаться, говорят в пользу того, что сербы еще не исчерпали свой потенциал насилия.



Андрей Шарый: Я по опыту своей работы на Балканах помню, что французы традиционно дружески относились к сербам, и в Белграде поговаривают даже об особых отношениях между Парижем и Белградом. Нет ли здесь изменений каких-то акцентов во французской внешней политике?



Семен Мирский: Изменения, несомненно, есть, и они восходят к событиям 1999 года. Франция и Сербия весьма далеки от медового месяца. Существует взаимное обострение, взаимное как бы недоверие, вызванное известными событиями. Но не надо преувеличивать. И в своем заявлении для печати Бернар Кушнер сказал, что то, что произошло, далеко не трагедия, это вынужденный шаг и, в конце концов, Франция и Сербия вновь будут дружить, как это имело место на протяжении очень многих десятилетий.



Андрей Шарый: Получается, что Европейский союз, одним из основных участников которого является Франция, фактически берет на себя ответственность за политическую стабильность в этом уголке Балкан и за будущее Косова. Понимают ли во Франции эту ответственность и, если понимают, то, надеются ли на то, что ЕС окажется на высоте этой задачи?



Семен Мирский: Опасения весьма существенные. Момент первый - это признание косовского государства, как фактор раздора в лоне самого Европейского союза. Второй аргумент - с признанием независимости Косова мы имеем на Балканах два албанских государства, имеющих к тому же общую границу. Соблазн создания так называемой большой Албании вполне мыслимая опасность. Вот как оценивает ее один из лучших политических наблюдателей Франции Даниэль Верме, который в сегодняшнем выпуске газеты "Монд" напоминает, что, помимо Косова и, разумеется, самой Албании, албанцы живут так же в Македонии, Черногории и на юге Сербии. Если идея большой Албании наберет критическую массу, предупреждает Даниэль Верме, не исключена попытка сгруппировать каждый балканский народ в его собственном государстве, а такие фантазии регулярно вызывали на Балканах большой пожар.



XS
SM
MD
LG