Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грозит ли провозглашение независимости Косово новым кровопролитием на Балканах?



Владимир Кара-Мурза: Чуть более часа назад США официально признали независимость Косово. Чуть ранее Афганистан, Франция, Великобритания так же приняли аналогичное решение. Германия, Италия, Болгария, Австрия и Бельгия заявили о том, что признают независимость края в течение следующих нескольких дней. Президент Литвы поприветствовал решение Косово провозгласить независимость и поручил министру иностранных дел обратиться в парламент и начать процедуру признания. МИД Эстонии заявил о своей готовности так же признать Косово. Ситуацию обсуждаем с Сергеем Грызуновым, главным редактором газеты «Новое русское слово», бывшим собкором АПН в Югославии. Как вы считаете, не поторопились ли вышеперечисленные страны признать суверенитет края Косово?



Сергей Грызунов: Мое личное мнение - поторопились. Поторопились все. Как мне представляется, столь ранее признание Косово подталкивалось искусственно, и это обязательно повлечет за собой негативные последствия.



Владимир Кара-Мурза: В частотности, Кондолиза Райс уже выступила. Чем это может обернуться?



Сергей Грызунов: Понятна позиция Соединенных Штатов. Американцы защищают свой главный тезис, которому скоро будет 10 лет, когда в 1999 году в ответ на уход делегации представителей правительства Милошевича на переговорах во Франции, переговорах о будущем статусе Косово, переговорах о мирном решении вопроса, повторяю, делегация, посланная Слободаном Милошевичем, сербским диктатором, покинула стол переговоров и американцы подняли в воздух самолеты. Поэтому все эти 10 лет они считали, что нужно закончить начатое десять лет назад дело и таким путем, я не говорю, может быть об этом будем рассуждать дальше, таким путем ликвидировать очаг напряженности, созданный после того, как вооруженные силы Сербии и полицейские подразделения начали геноцид албанцев в Косово.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», очевидец бомбежек Белграда, осуждает нерешительность Кремля.



Александр Проханов: Ельцинский Кремль изначально был на стороне НАТО. А Козырев в период своего пребывания в МИДе взаимодействовал с американцами, с Беккером таким образом, что всякое решение американцев по распаду, расслоению Югославии на фрагменты было поддержано Москвой. Милошевич сказал мне, что американцы торжествуют свою победу в воздухе. Но когда речь зашла о наземной операции, они проиграют. Он ждал наземной операции. Я полагаю, что если бы состоялась наземная операция, если бы Милошевич не дрогнул и пошел бы на наземный острый кровавый конфликт с американцами, сегодня Косово было бы сербским, но у сербов нет никакой другой методики, технологии оставить за собой Косово, нежели военной.



Сергей Грызунов: Идея писателя Проханова, я бы не сказал, что она живет и побеждает, но она живет. Идеи покинувшего наш мир Слободана Милошевича тоже живут. Сегодня их вновь повторил, провозгласил в интервью итальянской газете «Република» старший брат Слободана Милошевича Борислав Милошевич, бывший посол в Москве, который почему-то очень часто используется экспертом по балканским вопросам. Он заявил буквально следующее, что Белград должен двинуть армию и не поддаваться на шантаж ЕС. Его младший брат уже двинул армию и известно, как это все закончилось.



Владимир Кара-Мурза: Федор Шелов-Коведяев, в 90 годы первый заместитель министра иностранных дел России Андрея Козырева, предвидит парад суверенитетов.



Федор Шелов-Коведяев: Европа играет не в свою игру. Похоже, что те, кто эту игру начинал, уже не хотят за нее отвечать, я имею в виду Соединенные Штаты Америки, им не до этого, они скинули все на европейские структуры. В Европе, конечно же, по данному сюжету не может быть естественного согласия. Потому что мы знаем, что уже баски объявили, что они пойдут по косовскому пути, по крайней мере, Испания не может добровольно петь в унисон с теми, кто поддерживает независимость Косово. Мы вползаем в непростые несколько месяцев, как минимум, а возможно и несколько лет.



Сергей Грызунов: Я согласен с бывшим заместителем министра, мы действительно вползаем в непростые несколько лет – это верный вывод. Что касается испанцев и их позиции, тоже все понятно, они имеют свое Косово под названием Баскония. Так что эти террористические акты, организованные борцами за независимость Басконии, конечно, не позволяют испанцам сегодня присоединиться к их партнерам по НАТО.



Владимир Кара-Мурза: А почему, вы считаете, так поторопились страны Балтии? Может быть назло Кремлю?



Сергей Грызунов: Вы сами ответили на вопрос. Конечно же, в странах Балтии существует определенная, скажем так, не совсем адекватная реакция на любые действия Москвы. Вызвано это понятно чем – долгими годами оккупации, не очень приятными для самолюбия прибалтов спорами, типа спора вокруг переноса Бронзового солдата. Так что это нормальная такая болезненная реакция. Я думаю, что сегодня нужно не обращать внимания, позиция сильного часто должна выражаться в том, чтобы вести себя независимо и не обращать внимания на какие-то толчки, щипки и так далее, а идти своим путем. Скажем, то, что сегодня происходит с российской позицией, мне представляется выигрышным. Я думаю, что Россия, занимая очень четкую позицию в случае с односторонним провозглашением независимости Косово, получила дополнительные дивиденды. Во-первых, как мне представляется, российская политика на год практически отсрочила косовскую независимость, которая де-факто Западом признана давно. Во-вторых, я считаю, что Россия получила очень сильный козырь в виде косовского прецедента для игры на постсоветском пространстве, она сегодня может совершенно по-иному строить отношения с теми же непризнанными образованиями типа Абхазии и Северной Осетии. И в-третьих, месяцы совместной политики, продуманной и согласованной политики Белграда и Москвы по отношению к Косово помогли Москве начать строить отношения с Сербией после долгого перерыва на принципиально новой основе. Теперь Белград не только вспоминает о том, что мы были постоянно вместе, союзниками в борьбе сначала против османского ига, потом против немецкого фашизма, но и сегодня российские предприниматели, крупные российские фирмы имеют преференции на сербском рынке. Сегодня наши компании являются владельцами крупных энергетических активов, что в свою очередь накладывает ответственность на нас и на сербов, потому что мы должны заботиться о сохранении своей собственности и очень умно вести себя по отношению к тому, что происходит на дистанции между Приштиной и Белградом.



Владимир Кара-Мурза: А могло ли присутствие российских миротворцев предотвратить сегодняшний сценарий развития событий? Доверяли им косовары, когда они были в 2001 году на месте событий?



Сергей Грызунов: Вы прекрасно знаете, что не доверяли. Тот памятный бросок наших десантников на бронетранспортерах из Боснии на приштинский аэродром, он, конечно, запомнился, он был эффектным. Люди даже получили тогда от предыдущего президента высокие военные награды. Но потом выяснилось, что это было пустым пшиком, эффектным, но не эффективным действием. Поэтому мне представляется, что сегодня России ведет себя гораздо правильнее, отказавшись от направления своих миротворцев в этот регион. Раньше наши солдаты и офицеры с охотой служили в этих войсках хотя бы потому, я неоднократно бывал в батальонах и в наших, и в украинском, которые там были дислоцированы и не только там, на всем постюгославском пространстве. Зарплата рядового составляла больше тысячи долларов, а это было сравнимо с нашей зарплатой, зарплатой зарубежного корреспондента крупного информационного агентства.



Владимир Кара-Мурза: Полковник в отставке Виктор Алкснис, бывший депутат Государственной думы от фракции «Родина», отрицает своеобразие косовского конфликта.



Виктор Алкснис: Все это кончится достаточно плохо. Потому что кто бы что ни говорил, почему косовским албанцам можно предоставить независимость, а условно, баскам Испании нельзя предоставить независимость. Почему есть народы первого сорта, есть народы второго сорта. И почему считается, что косовский инцидент уникален.



Владимир Кара-Мурза: В чем уникальность истории косовского конфликта?



Сергей Грызунов: Я отчасти соглашусь с господином Алкснисом. Каждый конфликт по-своему уникален. У Косово есть какие-то свои отличительные моменты, у басков есть свои. Не нужно сегодня делать акцент на этом. Я думаю, что нужно гораздо серьезнее думать о том, что теперь после того, как независимость практически состоялась, идет лавинное признание независимости Косово, как нам нужно сохранить свое лицо. Теперь, сегодня, безусловно, крупнейший внешнеполитический тест для России, тест на прочность, который может показать западным государствам, насколько за ужесточением нашей риторики стоит решимость предпринять какие-то практические шаги. Если западники увидят, что это только слова, соответственно и весомость наших заявлений будет гораздо меньше. То есть практически мы можем дать понять Западу в худшем случае, что он может принимать серьезные решения международные самостоятельно, без оглядки на наше мнение и на международное.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Александра.



Слушатель: Здравствуйте. Я как-то вам уже звонил и рассказывал про то, что случилось с немцами в Судетской области, они тоже думали, что Третий рейх их защитит. Я хочу задать два вопроса по этому поводу. Ведь сербы, собственно говоря, должны были возненавидеть Запад за то, что он с ними сделал, на вечные времена, а они: ах Европа, ах цивилизация. Чем объяснить этот холуяж? И второе: был точно такой же исторический случай :в 31 году японцы тоже под предлогом миротворчества оккупировали китайскую Манчжурию и объявили там независимое государство. Его, кстати, признали сами японцы, Сальвадор, Коста-Рика, еще кто-то, чуть ли не Ватикан. Но потом японский покровитель накрылся и независимого государство как не бывало.



Сергей Грызунов: Что касается вечной ненависти сербов по отношению к Западу, вспоминается надпись на внутренней стороне перстня, который принадлежал царю Соломону, там было написано – «Все проходит». Ничего вечного не бывает, все меняется, все развивается. По логике нашего слушателя, мы, русские люди, должны вечно ненавидеть немцев. Наверное, все-таки хочется думать, что Вторая мировая война была в историческом плане эпизодом, трагическим, но эпизодом в перспективе отношений России и Германии. Точно так же сербы сегодня, находясь в очень тяжелом моральном состоянии после распада цветущей, самой преуспевающей страны в юго-восточной, восточной Европе, я имею в виду бывшие социалистические страны, превратились, во-первых, потеряла свою самостоятельность, распалась Федеративная социалистическая республика Югославия, началась гражданская война, десятки тысяч жертв, распавшиеся семьи по национальному признаку, экономическая блокада, бомбардировки. Уход в конце концов из состава союза Сербии и Черногории Черногории, и сегодня еще 15% территории практически ушли из-под юрисдикции Сербии. Понятно, что настроение вряд ли может улучшиться от этого. Но повторяю, вечного ничего не бывает. Очень хочется надеяться на то, что сербский народ, очень близкий нам, россиянам, снова сможет вернуться к нормальной жизни. В этом должны помочь западные соседи, я имею в виду Западную Европу, и восточные друзья, я имею в виду Москву. Вместе мы можем добиться много.



Владимир Кара-Мурза: Вы в прошлый раз сокрушались, что российское телевидение изображает косовских албанцев как головорезов, что ваша дочь расстраивалась, когда увидела такой фильм. Вчера показали парламент косовский, там респектабельные политики. Это просто переодетые полевые командиры?



Сергей Грызунов: Среди них есть бывшие полевые командиры во главе с премьер-министром страны, он тоже полевой командир, толковый, кстати, полевой командир, добившийся немало побед. Нельзя, это наша ошибка, наша нетерпимость, нетолерантность по отношению к инородцам, к людям, которые исповедуют другу религию, у которых немножко темнее цвет кожи или иной разрез глаз. Я вчера прилетел из Лондона, где находился в служебной командировке несколько дней и еще раз поразился тому обстоятельству, что на улицах огромные число не британцев, кто угодно – пакистанцы, филиппинцы, малайцы, корейцы, очень много поляков, слышна русская речь. Однако никто, есть, конечно, случаи преступлений, но это отдельные случаи. Но таких массовых уничтожений киргизов, что потрясло сегодня и вчера Москву, убийства массовые таджиков, запрет на пребывание здесь целых народов таких, как, скажем, грузин, ничего подобного в Англии нет, очень толерантно люди относятся друг к другу. Да, ворчат иногда, таксист показывает какому-нибудь малайцу, где у тебя мозги, куда ты едешь, куда поворачиваешь, но до драки дело не доходит. Так вот в этом смысле нельзя думать о том, что все албанцы активные участники наркотрафика, все контролируют организованную проституцию в Европе. Там есть люди, вы это видели вчера, они играли «Оду радости», играли на классических музыкальных инструментах, стоял дирижер. Там есть свой национальный кинематограф, литература. Кстати, посол Албании, незаслуженно пострадавший от закидывания яйцами, как сегодня передали, в Москве, очень известный албанский писатель, человек, которого можно назвать русофилом, говорящий прекрасно по-русски. Думаю, что он пощечину получил от этих, я не помню, кто был, какие-то был молодые люди, кто их науськал. Думаю, что это оскорбление для Албании и обида человека, искреннего друга нашей страны.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы знаете, показывают Косово, там люди, настроение праздничное, они кричат «спасибо, Америка», с флагами американскими разъезжают на машинах. И показывают Белград. Там полиция избивает граждан, а граждане ее избивают. Бей своих, чтобы чужие боялись, получается? У меня вопрос Сергею Грызнову: как вы думаете, Коштуница не прозевал политический момент, что Косово отделяется? Как его вернуть, кроме как силой его не вернешь.



Сергей Грызунов: Прозевал не Коштуница, прозевал Милошевич. Сегодня Сербия платит по долгам Милошевича. Коштуница умеренный националист, но это человек, с которым мы сотрудничаем, работаем, я имею в виду наше правительство, он председатель правительства Сербии. Что касается беспорядков, которые вы видели в Белграде, я возмущен той картинкой, которую показывают наши электронные средства массовой информации, как бы немножко подстраивая под задание. У меня такое складывается впечатление. Потому что наши журналисты, наши источники говорят о немножко других масштабах беспорядков на улицах Белграда.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Константин Затулин, первый зам главы думского комитета по делам СНГ, огорчен крахом международных институтов.



Константин Затулин: Ясно, что и Абхазия и Осетия, да и Приднестровье с Карабахом уже в два раза дольше ожидают независимости, чем то же Косово, и имеют для этого свои основания, мне кажется, еще большие, чем Косово. Ситуация с Косово драматична прежде всего тем, что прекратило существование в связи с этим такое понятие, как международное сообщество. Что из этого следует для России? Во-первых, что Россия не доказала правоту своих позиций и универсальность международных принципов. Это означает, что теперь мы каждый за себя и Россия, и другие страны. Что теперь в каждом случае вопрос будет решаться в зависимости от того, кто может всерьез надавить, повлиять, добиться своего.



Владимир Кара-Мурза: Согласны ли вы, что этот конфликт может дестабилизировать обстановку в регионе?



Сергей Грызунов: Завтра выходит свежий номер нашей газеты и на первой полосе у нас будет прогноз, суть которого в том, что провозглашение косовской независимости вряд ли приведет к серьезной дестабилизации, как на Балканах, так в других регионах, включая постсоветское пространство. Так же нам понятно и мы делаем такой прогноз, что провозглашение независимости вовсе не означает, что Белград в ответ на действия Приштины пойдет на какие-то радикальные шаги. Много говорилось о так называемом секретном плане, пакете мер. Думаю, что он существует, но трансформируется в сторону смягчения. Например, экономическая блокада Косово, которая планировалась в этом секретном плане сербскими властями, вряд ли будет принята в полном объеме. Так же думаю, что упоминался раньше отказ Белграда от статуса гаранта дейтонских соглашений по Боснии, я думаю, что это не фигурирует в списке ответных мер. Только что в выпуске новостей прозвучала информация о том, что отозван посол Сербии из Соединенных Штатов, я впервые об этом слышу. Думаю, угроза сербских властей разорвать дипотношения со всеми странами, кто решится на признание независимого Косово, да, выльется в отзыв нескольких сербских послов, но только на консультации. Это такая общепринятая дипломатическая мера. Через некоторое время послы все вернутся к месту службы. Что касается московской риторики достаточно жесткой в последнее время, я думаю, что они тоже носят чисто политический характер. Мы с вами когда говорим, по-моему, должно начаться заседание Совета безопасности ООН, и Россия потребует осуждения одностороннего шага косовских албанцев, призовет Организацию Объединенных Наций и НАТО аннулировать решение косовского парламента. Мы прогнозируем, что Москва прекрасно понимает, что по сути ни одно из этих требований не будет реализовано и ситуацию не изменит. Лавров проговорился, он сказал, что выглядит диковатой сама идея наказания Москвой государств, которые признают Косово. Правда, мы думаем, что радикальные меры в запасе у нашего государства все-таки есть – это признание Абхазии и Южной Осетии. Мы знаем, что Москва с самого начала косовского кризиса заявляла, что признание независимости Косово станет прецедентом для других регионов. Правда, это говорили политики второго ряда. Российский президент, и мы в прошлый раз это подчеркивали, отрицал такую вещь, точнее никогда этого прямо не говорил. То есть вряд ли Россия эту меру использует до конца и дело до юридического признания независимости как Абхазии, так и Южной Осетии, мы считаем, не дойдет. Просто если Россия и союзники России по организации договора коллективной безопасности это сделают, то это мало что изменит в нынешнем положении как Сухуми, так и Цхинвали. К тому же я думаю, что интересам Москвы гораздо больше отвечает их нынешний статус, когда Россия не несет ответственности за очень тяжелую экономическую и политическую ситуацию в этих двух регионах.



Владимир Кара-Мурза: Можно напомнить, что два непризнанных лидера и Багапш, и Кокойте сегодня на всякий приехали в Москву. Искусствовед Алексей Лидов, автор монографии «Косово. Православное наследие и современная катастрофа», сожалеет об утрате памятников культуры.



Алексей Лидов: Важнейший монастыри, такие как монастырь Градчаница, монастырь Дычаны и другие, как раз находятся на территориях, где сербов не осталось. И соответственно полупризрачной гарантией безопасности являются батальоны НАТО. Существует достаточно большой район компактного проживания сербского населения. Это так называемая Косовская Митровица. Этот район примыкает к Сербии и там в сравнительно небольшом районе большинство составляют сербы. Этот район, его сербское население никогда не согласится с независимостью края и это очевидный источник новых конфликтов, а соответственно и новых угроз для памятников.



Сергей Грызунов: Информация, которой с нами поделился культуролог, абсолютно верна. То, что историческая и культурная ценность Косово для сербов - это доказательств не требует. Понятно, что с другой стороны албанцы в Косово уже столетиями находятся в большинстве. Но к сожалению, за все это время, а я напомню, что Косово в составе современной Сербии уже около 90 лет находится, сербы так и не использовали это время, чтобы доказать какую-то свою привлекательность, привлекательность своей власти. То, что сербы называли с 1912 года освобождением, для албанцев сербская армия называлась армией оккупационной. Но не нужно все списывать на сербов, что только они преступления в Косово совершали. Сербов албанцы пытались выдавливать, я помню это прекрасно и работал тогда там, в 70-80 годах и позже. Поэтому и программа провалилась возвращения сербских беженцев. Но кончилось все как обычно на Балканах, судьбу решали большие страны, так называемые супердержавы, великие державы. Так было в первую, во вторую мировую войну, так было после гражданской войны середины 90 годов, после бомбардировок 99 года и, увы, так происходит и сегодня.



Владимир Кара-Мурза: Грозит ли что-либо сербскому большинству, остающемуся в Косово?



Сергей Грызунов: Да, безусловно, для сербов, особенно для тех, кто живет компактно не в северной части Косово, севернее течения реки Ибр, а южнее, где живет 90% практически албанского населения, если не больше, там осталось незначительное число сербских семей, которые в силу разных обстоятельств не уехали, просто некуда, для них, безусловно, будет очень тяжелая жизнь, несмотря на все декларации провозгласившего независимость албанского руководства об их безопасности, для них будет очень тяжело. Вообще хочу сказать, может быть немножко сильное сравнение, но Косово - это такой европейский Дарфур, это самый бедный уголок Европы, самый несчастный в экономическом смысле. 40% населения безработные, половина населения живет в условиях ниже уровня бедности, имея меньше полутора евро в день на душу населения. Поэтому, конечно же, ресурсов каких-то собственных ни у косоваров, ни у сербов нет. Вряд ли помогут этому, быстро все эти вопросы решить, как вооруженные силы НАТО, которые там сегодня находятся, те подразделения воинские и полицейские, которые направляет Европейский союз. С оружием в руках это не сделаешь. Безусловно, здесь нужно, чтобы огромную политическую волю проявили те, кто первые признал независимость Косово - это Соединенные Штаты, страны ЕС, достаточно богатые страны, которым теперь в подкрепление своих слов нужно заняться и делами, направить туда значительные средства, которые позволили бы избавиться от безработицы. Конечно, все это надо контролировать. Конечно, упреки в том, что там существует наркотрафик, высокий уровень криминала – это все так, но если Запад говорит о том, что он рассчитывает на то, что Косово встанет на демократический путь, нужно от слов переходить к делу.



Владимир Кара-Мурза: Лидер Международного евразийского движения Александр Дугин исполнен апокалиптических предчувствий.



Александр Дугин: Полагаю, что все будут безмолвно наблюдать, что вытворяют американцы, перекрывая границы там, где им выгодно в свою пользу, например, за счет Сербии. Так долго не пройдет. Весь мир все понял, чего стоят права человека, так называемое международное право, его больше нет, есть только право силы. Москва точно так же будет признавать сепаратизм там, где выгодно, и настаивать на территориальной целостности, где выгодно. Закончилась эпоха версальской системы на самом деле, начинается новое возрождение этносов, народов, время новых империй, новых геополитических альянсов. Разрушена монополия Америки на внешнюю политику.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Сергея.



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, впервые не могу поспорить с Алкснисом, полностью с ним согласен. Про Дугина хочу сказать, империй больше не будет, что бы ни порол, какую чушь, империй не будет. Второе: хотел сказать, что такие штучки как с Сербией, Черногорией не пройдут, я думаю. Черногория ни Сербии, ни албанцам ни песчинки земли не отдаст.



Владимир Кара-Мурза: Может ли конфликт распространиться на всю территорию, где живут албанцы?



Сергей Грызунов: Сначала Босния, речь идет о Боснии. Очевидно, наш слушатель хотел спросить, что будут делать те сербы, которые живут компактно на территории Боснии и Герцеговины. Хороший вопрос. Мое мнение, мнение человека, который там был сравнительно недавно, думаю, что боснийские сербы, проживающие в так называемом регионе Республики сербской, не будут поднимать вопрос, чтобы сделать по косовской модели, чтобы либо присоединиться к Сербии, либо провозгласить независимое государство. Потому что они обеспечены сегодня достаточно широкой культурной автономией. И правительство Боснии и Герцеговины, которое состоит из боснийцев, сербов и хорватов, сегодня предпринимает огромные усилия для того, чтобы бывшая республика югославская не развалилась. Как только один из народов, составляющих Боснию и Герцеговину, начнет делать шаги в сторону - это будет конфликт, который затмит Косово в разы. То же самое будет происходить и с сербами, которые живут на территории соседней Хорватии. Хорваты приглашены участвовать в миссии ЕС в Косово, и думаю, что ион это предложение примут.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Калининградской области от Алима Абдурахмановича.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Я хочу высказать свою мысль по теме, если можно. Тема сегодняшней дискуссии весьма актуальная, на мой взгляд, вы обсуждаете весьма непростую тему. Основания для беспокойства есть, тем более, что Россия вмешивается в этот конфликт. Конфликт превратится в кровавое месиво, как было в Чечне за последние 13 лет. Опыт в таких делах у российского руководства уже предостаточно.



Владимир Кара-Мурза: Мы как раз рассчитываем, что удастся избежать военного сценария развития событий. Слушаем москвичку Наталью.



Слушательница: Доброй ночи. Позвольте мне, пожалуйста, высказаться и спросить. Я внимательно слежу за всем, что с утра происходит. И я не знаю, как объяснить, что происходит. Женское сердце мое говорит, что кровь неизбежна. Во-первых, конечно, нам нужно делать уроки извлекать из этого всего. Отход от традиций к чему, приводит. Албанцы, как и чеченки, кстати, находились которые в лагерях беженцев, продолжали рожать и не делали абортов, как делают русские женщины, заливая кровью младенцев Россию. Вообще в албанской семье, насколько я знаю, там если меньше пяти детей, это не мужчина считается.



Сергей Грызунов: Спасибо за ваше мнение. Меня очень тронули ваши слова, когда вы сказали, что женское сердце чувствует неизбежность крови. Страшновато прямо стало. И ваше мнение наложилось, когда я собирался в студию, у нас с женой была очень серьезная дискуссия и, собственно говоря, не первый раз. Я вернулся из командировки, и было достаточно поздно уже, вся наша встреча после моего отсутствия длительного, она превратилась в спор по поводу того, что будет. Моя жена взволнована тем, что будет происходить, не произойдет ли образование, как ей кажется, мусульманского нового государства в сердце Европы, будет ли это какой-то источник достаточно серьезной агрессии по отношению к остальным европейцам. Мы немножко начали говорить на эту тему, я повторюсь, еще раз хочу успокоить нашу слушательницу и мою супругу. Дело в том, что, во-первых, албанцы не все мусульмане. Если исторически вспомнить, там достаточно большое число живет людей православных, католиков, там нет такого мононационального государства. Как мне представляется, уровень современного прогресса, средства массовой информации, интернет очень позитивно влияют на молодые поколения албанцев, живущих как в Косово, так и в самой Албании. Я общался с этими людьми, бывал неоднократно и в Приштине, и в Тиране. Мне представляется, что это люди будущего, что той опасности, о которой говорила наша слушательница, сегодня нет.



Владимир Кара-Мурза: Бывший корреспондент в Югославии Тамара Замятина не допускает мысли о военном сценарии.



Тамара Замятина: У меня много друзей в Сербии и политиков, и бизнесменов, и обычных людей, и все сходятся в том, что нужно было укреплять экономические связи между Сербией и Косово, поскольку бизнес наилучшая политика для решения всех вопросов. Тем более, что Косово экономически зависит от Сербии. Я на днях была в посольстве Сербии, военный атташе мне тоже говорил, что нет, ни в коем случае, никакого военного вмешательства. Но мы знаем, что несколько сотен добровольцев пытались с оружием проникнуть через границу Косово. Не хочется верить, что националисты смогут победить в Сербии, тем более, что их лидер находится в Гаагском трибунале. Но если Запад и дальше будет унижать целую нацию, целый народ, то ничего исключить нельзя.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Какой был хороший Запад и какой стал нехороший. А вопрос у меня такой: скажите, пожалуйста, как будут обеспечиваться границы Косово, перемещение людей, паспортный режим, какие проблемы для соседей? И еще короткая реплика: хватит нам посыпать голову пеплом. В 1710 Петр Прибалтику оккупировал или нет?



Сергей Грызунов: Сегодня я смотрел один из сюжетов на одном из наших правительственных телевизионных каналов и показали одетые в белую маскировочную форму части сербского спецназа, которые передвигались на допотопных, пародии на бронетранспортеры, но выглядели они браво, было показано, что они выстроились по границам. Напомню, что Косово находится на южных границах Сербии, там тоже как в Москве лежит снег, поэтому они были в белых маскхалатах. Такая демонстрация мускулов. Со стороны Косово никто не полезет на территорию Сербии - это я вам могу гарантировать. Мы уже говорили, что есть несколько головорезов, несколько сотен головорезов и у них есть штаб-квартира в Белграде, подстрекаемые людьми типа Борислава Милошевича, который предлагает выдвинуть армию по направлению к Косово. Могут горячие головы. Но мы слышали и заверения со стороны тех, кто сегодня командует людьми в погонах, которые контролируют ситуацию на всей территории Косово, гарантии того, что они этого не допустят. Что касается границы, то это вопрос завтрашнего дня. Я очень надеюсь, что и в Белграде услышат то, что говорят в Приштине, и в Приштине будут понимать прекрасно позицию очень тяжелую, связанную с моральными разочарованиями позицию белградского руководства. И отвечая на ваш вопрос, думаю, что на границе будет, как пелось в нашей советской песне, все спокойно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Первый вопрос у меня для знакомства. «Новое русское слово» - это не то издание, которое так замечательно описано у Эдуарда Лимонова?



Сергей Грызунов: «Новое русское слово», так замечательно описанное у Эдуарда Лимонова, это то самое издание, которое 98 лет выходит в Нью-Йорке, это эмигрантская газета на русском языке. А полтора года назад мы начали делать еженедельное общественно-политическое независимое издание, которое мы делаем в Москве, печатается оно в Москве, Киеве и Берлине и распространяется на всем постсоветском пространстве и в Западной Европе. Вы можете купить в киоске или залезть в интернет, милости просим.



Слушатель: Спасибо. Сейчас вопрос по существу. Часть стран признала европейских Косово. Очевидно там появятся паспорта. Часть не признала. В связи с этим такой вопрос: когда Франция поставит шенгенскую визу косовару, и он приедет, а затем поедет посмотреть на Мадрид, что будет делать с ним испанское правительство?



Сергей Грызунов: Хороший вопрос. Я думаю, что испанское правительство, будучи членом ЕС и членом Шенгена, ничего не сделает по отношению к косовару, который появится на территории Испании.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, удалось ли сторонникам косовского суверенитета избежать применения Россией своего права вето в Совете безопасности?



Сергей Грызунов: Россия, конечно же, будет применять право вето в Совете безопасности, особенно когда встанет речь о членстве Косово в Организации Объединенных Наций. Не нужно нам рассматривать Косово как камень преткновения между Россией и остальным миром. Нужно наоборот пытаться найти пути взаимного решения этих проблем. Нужно как можно дальше уходить от лозунгов, провозглашенных ошибочно: Сербия для сербов, Албания для албанцев, Грузия для грузин. Как только мы попробуем это сделать - Россия для русских – все, мы потеряем не только часть территории, мы потеряем гораздо больше.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, сколько продлится дипломатический конфликт? Тогда, когда начались бомбежки Югославии, так же отзывали посла Сербии из Вашингтона.



Сергей Грызунов: Любой белградский политик, который сегодня поднимет руку и согласится с односторонним признанием Косово, завтра будет на улице без работы. Поэтому надо понять наших белградских друзей, коллег и пожелать им как можно больше терпения и всячески им в этом помогать.


XS
SM
MD
LG