Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто не признаёт Косово – европейское мнение о новом государстве


Ирина Лагунина: Как поведет себя международное сообщество по отношению к Косово? Пожалуй, это самый легкий вопрос из всех, которые породило одностороннее провозглашение независимости этой сербской провинции. В ООН признание будут блокировать Россия и Китай. А в Европе все организации действуют по принципу консенсуса. Так что даже если хотя бы одно государство не признает независимости Косова, то этого достаточно, чтобы край на долгие годы остался вне рамок европейских институтов. Тем не менее, о позиции отдельных государств поговорить стоит. Отношение в странах ЕС выяснял мой коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: Большинство членов ЕС готовы признать новое государство – как, впрочем, и Соединенные Штаты. Некоторые страны намерены с признанием повременить, а 6 государств-членов Евросоюза напрочь не согласны с односторонним характером провозглашения независимости. Так же неоднозначно складывается и отношение к новому государству в мире: половина членов ООН за него, половина против. Одни считают, что такой выход является вынужденным, ибо невозможно сохранять нынешнюю ситуацию неопределенности до бесконечности, другие видят в нем опасный прецедент и пример для сепаратистов, которым в мире несть числа, третьи полагают, что воссоединение Косово с соседней Албанией – вопрос времени, и Европе потом не поздоровится. Разрешить этот спор одной передаче не под силу, но представить две точки зрения можно. Тем более, что противоположные позиции занимают две страны бывшего социалистического лагеря с почти неразличимым названием – Словения и Словакия. Словения сейчас по ротации является председательствующей страной Евросоюза, на нее выпала и ответственность за выработку хоть какой-то видимости единства в этом вопросе. Я позвонил в словенский город Марибор и задал эксперту по Европе из местной газеты Вечер Алешу Леднику вопрос: будет ли Словения в числе первых, кто признает косовскую независимость? И если да, то как она аргументирует свое решение:



Алеш Ледник: На мой взгляд, складывается довольно странная ситуация, когда через два дня после объявления косовской независимости наше правительство все еще не решается признать новое государство. Впрочем, такая нерешительность типична не только для нас, но и для всей Европы. Что же касается Словении, то мы оказались в незавидном положении. От нас ожидают осторожности, мудрости и неторопливости. На нас оказывается немалое давление. Мы считаем, что любой народ имеет право на лучшее будущее. Вполне естественно ожидать, что Словения, которая в эти месяцы является председателем Евросоюза, будет в числе первых, кто официально признает новое государства. Любопытно, что согласно последним опросам общественного мнения 60 процентов словенцев не поддерживают идею немедленного признания Косово и предпочитают выждать какое-то время. Ничего страшного в этом нет – достаточно вспомнить, как это было в 1991 году, когда Словения провозгласила независимость. Тогда понадобилось почти полгода, чтобы страны ЕС признали суверенную Словению, а пока это сделали Соединенные Штаты, прошел целый год. Я глубоко уверен в том, что признание Косово можно считать состоявшимся фактом, это вопрос недель, а может быть, и дней.



Ефим Фиштейн: Словения не видит угрозы возникновения Великой Албании в результате позднейшего воссоединения двух албанских государств. Но почему за немцами, вьетнамцами, корейцами признается право на воссоединение, а за албанцами нет? И кто может воспрепятствовать такому развитию, если они того пожелают?



Алеш Ледник: Вопрос хороший, и готового ответа на него у меня нет. Можно только сказать, что проблема своими корнями уходит во времена бывшей Югославии. Это государство развалилось, на его месте образовались более мелкие формации, население которых однако говорило на очень похожих языках. Отдельными странами постепенно стали Словения, Хорватия, Македония, наконец, Сербия. Чисто теоретически было вполне возможно представить себе вариант, при котором сербы и хорваты будут жить в одном государстве. Языки их похожи настолько, что отличить один от другого практически невозможно. Я говорю о теоретическом варианте, абстрагируясь от этнических и религиозных трений. Албанцы в Косово никогда не были меньшинством – до момента, когда Милошевич отменил автономный статус края и сделал Косово составной частью Сербии – вот там они действительно оказались меньшинством. Албанский край Косово был такой же составляющей Югославии, как и другие республики. Конечно, трудно говорить о гарантиях, которые международное сообщество может дать общественности в том, что Косово никогда не войдет в состав Албании. Я лично уверен в том, что этого не произойдет. Дело в том, что в отличие от других подобных случаев, Косово никогда в прошлом не было частью Албании, зато была неотъемлемой составной частью Югославии. Следовательно, о восстановлении единства в данном случае невозможно говорить. Шесть республик бывшей Югославии обрели независимость – точно на тех же основаниях и Косово должно получить подобный шанс.



Ефим Фиштейн: В аргументах Алеша Ледника из мариборской газеты Вечер есть своя логика. Но вот парадокс – она есть и в аргументах тех, кто считает незаконным выход территории из состава государства, признанного ООН. Причин множество. Это и попрание принципа нерушимости послевоенных границ. И прецедентный характер случая. И факт, что суверенитет Косово объявлен не только без одобрения Совета Безопасности ООН, но даже вопреки действующей резолюции. А главное – против такого решения выступают страны, имеющие собственные аналогичные проблемы и опасающиеся сепаратизма. К их числу принадлежит и Словакия, на юге которой, прямо на границе с Венгрией, кучно проживает многочисленное венгерское меньшинство. Позицию этой страны по косовскому вопросу представляет директор братиславского Института по общественным вопросам Григорий Месежников.



Григорий Месежников: Словакия не вошла, и, судя по заявлению министра иностранных дел, по крайней мере, 120 дней, а может быть и дольше не будет входить в группу государств, признавших самопровозглашенное государство Косово. Такая позиция словацкого правительства вряд ли кого-то удивила. Официальная Братислава с самого начала не проявляла особого энтузиазма по поводу такого варианта развития событий. И если еще год назад позиция Словакии была не вполне определенной, то в последние месяцы позиция Словакии стала гораздо яснее. Решительное «нет» одностороннему провозглашению независимости Косово без согласия Белграда. На позицию словацкого правительства повлияло, в частности, то, что официальные представители некоторых государств членов Евросоюза, в частности, Румынии, Болгарии, Греции, Кипра и Испании заявляли, что эти страны не признают Косово в качестве независимого государства. Превалирующую роль в определении позиции Словакии по косовскому вопросу, конечно же, сыграли внутриполитические соображения, прежде всего связанные с положением местного венгерского нацменьшинства, составляющего 10% населения страны. В нынешнее правительство Словакии входят националистически ориентированные партии, как левоцентристские, так и праворадикальные, причем последние отличаются ярко выраженной антивенгерской направленностью. Многие правительственные деятели Словакии, особенно представители Словацкой национальной партии, утверждают, что Косово может стать примером для подражания венгерским сепаратистам в Словакии. Практически все словацкие партии, как правительственные, так и оппозиционные, за исключением упомянутой венгерской партии, приняли этот тип аргументации и по сути дела объединились в своем отказе признавать Косово.


Словацкие политики для обоснования своей позиции прибегают и к аргументам международно-правового свойства, ссылаясь, к примеру, на отдельные положения международных документов, на устав ООН, указывают на то, что после провозглашения косовской независимости и неминуемого политического конфликта вокруг Косово, движение Сербии в направлении Евросоюза может замедлиться, а то и вообще и застопориться. Об этом чаще всего говорят представители правоцентристских сил. Или же ссылаются на фактор славянской языковой и культурной близости. В этом особенно преуспевают радикальные националисты из словацкой национальной партии, не забывая при этом сдобрять свои высказывания изрядной долей агрессивного антиамериканизма. Время от времени звучат в Словакии также голоса, утверждающие, что одна этническая нация не может иметь более одного государства и что Косово станет вторым албанским государством в Европе, причем провозглашение его независимости приведет к всплеску албанского национализма под лозунгом великой единой Албании. Это будет способствовать усилению сепаратистских тенденций в Македонии и общей дестабилизации на Балканах.


Сербы пользуются традиционной популярностью в Словакии еще со времен бывшей Югославии и бывшей Чехословакии в том числе и потому, что в 1968 году тогдашний лидер Югославии Тито осудил советское военное вторжение и удушение реформ Чехословакии. Прежнее правоцентристское правительство Словакии во главе с Микулашем Дзуриндой, многое сделало для того, чтобы Сербия в постоталитарный период своего развития встала на европейский путь. Словацкие неправительственные организации активно поддерживали сербскую демократическую оппозицию в ее борьбе против режима Слободана Милошевича в конце 90 годов. В последние годы Словакия оказывала помощь Сербии в рамках специальной программы по развитию, сосредоточившись при этом на усовершенствовании демократических институтов, гражданского общества, социальной и технической инфраструктуры. Словакия стала по сути дела адвокатом Сербии в ее стремлении вступить в Евросоюз. Понятно, что Словакии не хотелось бы утратить ныне, что называется, одним махом весь положительный потенциал, который создавался и накапливался годами. Поэтому ожидать, что официальная Братислава встанет в ряды горячих сторонников независимости Косово, было бы, наверное, нереалистично. В то же время, не признавая на первоначальном этапе провозглашенную независимость Косово, Словакия будет сотрудничать с Евросоюзом в деле поддержания стабильности в регионе, о чем свидетельствует ее участие в миссии, которую ЕС направил в Косово. Словакия, судя по всему, будет выжидать, следить за тем, как развиваются события, будет оценивать реакцию заинтересованных сторон, прежде всего Белграда, будет оглядываться на союзников и партнеров, то есть будет вести себя как типичная небольшая центральноевропейская страна со всеми своими внутренними проблемами, разного рода опасениями и неоднозначным историческим опытом.



Ефим Фиштейн: Позиция Словакии в подаче директора братиславского Института по общественным вопросам Григория Месежникова. Одно ясно – Косово будет суверенным государственным образованием, признанным рано или поздно большинством членов ЕС. Но только время покажет, было ли это решение закрытием старой балканской проблемы конца 20-го века или открытием новой, от которой у Европы будет болеть голова в течение всего 21-го века.


XS
SM
MD
LG