Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Гельман: "Природа российского режима такова, что он делает политическими любые вопросы"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие профессор Европейского университета Владимир Гельман.



Андрей Шарый: Интересно, что объективно оппозиционной оказывается любая деятельность граждан, которая так или иначе связана с недовольством властью. Сколь сильны такие процессы гражданского недовольства в обществе - этот вопрос я задал известному петербургскому политическому эксперту, профессору Европейского университета Владимиру Гельману. Этот университет тоже пытаются закрыть власти.



Владимир Гельман: Я думаю, что процессы пока слабые. На сегодняшний день невозможно говорить, что может придать им силу. Но, как говорят, капля камень точит, и мы это наблюдаем на примере, с которым мне пришлось самому лично столкнуться, нашего Европейского университета, приостановка деятельности которого вызвала довольно активную реакцию протеста со стороны и отечественной академической общественности, и зарубежных коллег.



Андрей Шарый: Даже не политика впрямую становится в России политикой. Говорим ли мы о защите интересов заключенного Алексаняна, интернет-сообщества - все равно политика. Ваш Европейский университет, вроде бы академическая организация - все равно политика.



Владимир Гельман: Природа российского режима и его эволюция в последние годы такова, что он делает политическими любые вопросы, поскольку здесь затрагиваются интересы власти, интересы государства. Стремление монопольно доминировать во всех сферах общественной жизни, будь то наука, будь то распространение информации, включая Интернет, образование и так далее, естественно, что любая независимая деятельность, которая, я подчеркну, не является оппозиционной, это деятельность независимая со стороны граждан, со стороны организаций, становится объектом такого давления со стороны государства. И, таким образом, проблемы становятся политическими просто потому, что их политизирует режим.



Андрей Шарый: А это чревато прямым конфликтом общества и власти или нет?



Владимир Гельман: Если государство доведет ситуацию до какой-то критической точки и не будет реагировать на призывы общественности, то в какой-то момент времени действительно такое может произойти. На сегодняшний день такая точка кипения еще не наступила просто потому, что эта политика затрагивает интересы отдельных и довольно локальных групп. Однако понятно, что каждый шаг такого рода создает большие проблемы для государства. То есть нельзя одной рукой, как это делает Дмитрий Медведев в предвыборных заявлениях, делать упор на развитие науки и образования в стране, а другой рукой не реагировать на приостановку деятельности университета.



Андрей Шарый: Опыт политолога что вам говорит, они там в Кремле понимают, какова ситуация, или они так действуют, надеясь, что у них хватит запаса прочности или силового запаса этой власти?



Владимир Гельман: Я не берусь судить конкретно, кто что думает в Кремле. Однако, насколько можно судить, горизонт времени планирования на сегодняшний день крайне ограничен. Потому что будет, конечно, изменение конфигурации политических группировок после того, как Дмитрий Медведев станет президентом, будет, конечно, у кого-то грудь в крестах, а у кого-то голова в кустах, и понятно, что в этой ситуации о долгосрочных последствиях никто не думает. Рано или поздно эти долгосрочные последствия наступят.


XS
SM
MD
LG