Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти композитора Анри Сальвадора




Иван Толстой: Во Франции в возрасте 90 лет скончался легендарный композитор и музыкант Анри Сальвадор. Из Парижа – Дмитрий Савицкий.



Дмитрий Савицкий: «Я хотел бы увидеть Сиракузы, пока не прошла моя молодость» - самая известная и популярная песня Анри Сальвадора, который покинул нас, не дожив лишь нескольких часов до своего любимого праздника Святого Валентина, скончавшись в среду от инсульта в возрасте девяноста лет.


Отпевание состоялось в субботу в церкви Святой Магдалины, что рядом с Площадью Согласия. В церкви присутствовала вся элита французской культуры и президент страны. Две с половиной тысячи человек наблюдали за церемонией на гигантском экране. Вынос гроба приветствовался по-итальянски: любимого певца встретили аплодисментами, над площадью зазвучала его песня «Спокойной ночи, друзья».



Анри Сальвадора трудно загнать в какую-нибудь одну категорию или жанр. Он был гитаристом, певцом, пианистом, создателем босановы, автором скетчей, песен для эстрады и кинематографа, шутом, человеком смеха, который не просто хохотал всю свою жизнь, но заставлял хохотать и друзей, и огромные аудитории поклонников.


Не в смехе ли секрет его долголетия? Хотя он утверждал, что все дело в оптимизме: «Мне плевать на вчера! Меня интересует лишь сегодня и завтра!».


Как мы знаем нынче, смех - лучшее средство от стресса и групповую «терапию смеха» проводят на предприятиях по всему миру.



Анри Сальвадор: Прежде всего, я – шутник, и это всегда нравилось публике. К чему стремится артист? Развлечь зал. Так как я музыке учился в Бразилии, я решил, почему бы не доставить и себе удовольствие, и придумал босанову. Это все же веселый жанр в ритме slow.


Моими учителями были Нэт-Кинг-Коул и Фрэнк Синатра. Если их сложить вместе, одного, который пел с придыханием, и второго, Синатру, который был гениальным декламатором, то и получится Коул плюс Синатра - новый Сальвадор.


У меня был скетч, когда на сцене я просто хохотал. От собственного хохота я заводился и хохотал еще сильнее и, в итоге, весь зал трясся и умирал от хохота.


Но однажды, увы, произошел несчастный случай. В зале находился инвалид войны, а я как раз разыгрывал этот скетч хохота.


Всем было слышно, что кто-то в зале смеется громче других.


Ну а потом скетч подошел к концу, все успокоились, а этот парень в зале продолжал хохотать. Он хохотал, хохотал и – умер.



Дмитрий Савицкий: Анри Сальвадор, интервью двухтысячного года.


Он родился в революционном 1917 году во французской Гвинее, в Каене, на улице Свободы. Отец его был родом из Гваделупы, мать – караибской индианкой. Ритмы теплых морей были в крови Анри с детства. Ему было семь лет, когда родители переехали, по тем временам приплыли, в метрополию. В этом юном возрасте он уже знал, что будет жить для музыки и в музыке. Он пишет об этом в своих мемуарах «Вся моя жизнь». Надежды отца, что Анри станет врачом или адвокатом не оправдались.


Он дебютировал рано, в 16 лет, и в духе времени – в кабаре на Пигале. Его первой любовью был джаз – Эллингтон и Армстронг. Свинг был у него в крови. Его гитара свинговала легко и упруго. Недаром он упражнялся по 18 часов в день.


Это понял Джанго Рейнхард и Анри Сальвадор был приглашен играть с самим королем гитары. Немудрено: еще в 1936 году он играл с сами Эдди Саузом, знаменитым американским джазовым виолончелистом.


Он был человеком солнца, всегда пел о голубом небе и солнце, и одной из его наипопулярнейших песен была вот эта - «Jardin d'hiver», «Зимний Сад»



В довоенные годы Анри Сальвадор входил в состав джаз-банда Рэя Вентуры и в 1941 году, вместе с оркестром, оставил Марсель и оккупированную Францию, взяв курс на Бразилию. К ритмам Караибского моря присоединились ритмы Бразилии, родилась босанова. До самых последних дней, а Анри Сальвадор выходил на сцену прощаться с французской публикой в последний раз 21 декабря прошлого года, он появлялся всегда в белом костюме. Часто с соломенной шляпой в руке. Это память о прошлом, о молодости: оркестр Вентуры играл в Бразилии исключительно в белом.


Вместе с трубачом, композитором и писателем Борисом Вьяном, Анри Сальвадор в 1947 году изобрел французский рок, записав два хита: «Rock & Roll Mops» и «Блюз дантиста».


Он первым начал петь песни Лео Ферре. Он пел песни Жюльеты Греко и Энрико Масиаса. Его официальный репертуар состоит из 500 песен. У него была своя фирма звукозаписи и он жил на Вандомской площади, самой элегантной в мире, напротив отеля Ритц. Опять же, pourq uoi pas? – его пластинки расходились тиражами в полтора миллиона.


И он обожал сцену. Вот чудесный отрывок из его интервью «Херальд Трибюн».



Журналист: У вас никогда не бывает знаменитого страха перед выходом на сцену?



Анри Сальвадор: Страх перед публикой? Послушайте, приятель, у Жака Бреля была привычка блевать перед выходом на сцену. Я ему сказал: «Давай разберемся, песни ты знаешь наизусть, свет на сцене поставлен, микрофоны отрегулированы, с музыкантами все отрепетировано и в зале нет ничего, кроме любви. Ты боишься любви?»



(звучит песня «Petite Fleur» Сиднея Бише, слова Франсуа Бонифэ)



Дмитрий Савицкий: Сравнительно ранняя запись Анри Сальвадора – 1959 года. Конечно, его будет не хватать. В этом мире пессимизма и социальных тупиков он был исключением. Четыре года назад он во второй раз женился. Ему было 86 лет! Он подготовил и записал в Бразилии прощальный диск: «Реверанс». Он собирался придумать что-нибудь «новенькое» с сыном Жака Дютрона и Франсуазы Арди, гитаристом Тома Дютроном. Он любил повторять: «Люди говорят, что жизнь проходит слишком быстро! Но я доволен жизнью! Я доволен моей творческой карьерой. Я обожаю профессию музыканта, которая мне подарила столько гениальных встреч с совершенно невероятными людьми».


XS
SM
MD
LG