Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Испания: 200 лет войне за независимость




Ефим Фиштейн: В Испании в этом году широко отмечается 200-летие начала войны за независимость против наполеоновских захватчиков. Эта война, которая приняла формы всенародной партизанской борьбы, а также положила начало революционному движению либерально настроенных военных, во многом напоминает аналогичные события в России – войну 1812 года и восстание декабристов. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: В отличие от России, Наполеон на Испанию не нападал. Испанский король Карл Четвертый из династии Бурбонов был союзником Франции и добровольно впустил в октябре 1807 года французские войска на территорию Испании. Официальной целью похода французов была борьба с Португалией, которая являлась союзницей главного врага Наполеона – Великобритании. Франция и Испания решили совершить в Португалию совместный поход, чтобы разделить между собой территорию этого королевства и его обширные колонии в Африке и Латинской Америке. Однако французские войска походом в Португалию не ограничились. Они застряли в Испании и занялись любимым делом всех завоевателей – грабежами. Испанское правительство оказалось бессильным положить конец произволу, что, естественно, не понравилось народу, который стал оказывать французам сопротивление, а заодно поднял мятеж против ненавистного премьер-мини c тра Испании Мануэля Годоя, фаворита королевы, интригана и казнокрада. Ну а Наполеон подумал, что настал момент, чтобы убрать испанских Бурбонов и усадить на трон своего брата Жозефа Бонапарта. Что он и сделал, кстати, с согласия и Карла Четвертого, и его сына Фердинанда. Рафаэль Санчес Монтеро, профессор истории Мадридского университета:



Р.Санчес Монтеро: Начав вторжение в Испанию, Наполеон ошибся в расчетах. Он сам признал этот факт, будучи уже в ссылке на острове Святой Елены. Он ошибся, посчитав, что поход в Испанию будет легким, что-то вроде приятной прогулки. Он был в курсе жалкого поведения короля Карла и наследника престола Фердинанда, которые никак не могли поделить власть между собой, а также мятежа в Аранхуэсе, летней королевской резиденции, где толпа избила премьер-министра. Император подумал, что испанцам надоели Бурбоны, отсталость и религиозное мракобесие, царившее в их стране, что они, в конце концов, примут Жозефа как освободителя и что присоединение Испании к империи пройдет безболезненно.



Виктор Черецкий: С профессором Санчесом Монтеро согласен и его коллега из университета Барселоны Рикардо Гарсия Карсель, который считает, что Наполеон в общем-то искренне хотел не только расширить границы своей империи, но и избавить испанцев от владычества ретроградов Бурбонов - предложить им более современную монархию, основанную на передовых для того времени идеях французской революции. Ведь, в конце концов, династия Бурбонов, которая правила Испанией к тому времени всего сто лет, была тоже французского происхождения. Профессор Гарсия Карсель:



Р.Гарсия Санчес: Испанская династия полностью разложилась, погрязла в разврате и финансовых долгах. И монарх, и наследник могли вызывать лишь презрение. Они фактически бросили страну на произвол судьбы. Но вся трагедия в том, что Бурбоны были для неграмотного народа «своими», символами их родины, а французы – иностранцами, в добрые намерения которых народ не верил. Отсюда и его отчаянное сопротивление захватчикам и поддержка Бурбонов.



Виктор Черецкий: Считается, что война за независимость вспыхнула 2 мая 2008 года в Мадриде, население которого напало на находившийся здесь гарнизон французов. Тогда было убито около 150 наполеоновских солдат, в основном египтян-мамелюков. На следующий день французы устроили резню и уничтожили несколько тысяч жителей испанской столицы. События в Мадриде всколыхнули страну. По всей Испании стали образовываться «хунты», местные органы власти, заявлявшие о своем неподчинении королю Жозефу. Больше всего этому радовались англичане, которые начали посылать в восставшую Испанию оружие и военное снаряжение для формируемых повсеместно народных ополчений. Рассказывает исследователь биографии Наполеона Мануэль Морено:



Мануэль Морено: Речь идет о большом патриотическом подъеме. Причем, на борьбу впервые в истории Испании одновременно поднялись все ее народы: и кастильцы, и галисийцы, и баски, и каталонцы, и андалузцы. Ими никто не руководил из центра, каждый действовал сам по себе. Объединяла людей лишь идея – борьба с теми, кого они считали врагами родины.



Виктор Черецкий: Лето 1808 года было удачным для Испании. Ее вооруженным силам, усиленным ополчением, удалось нанести французским войскам несколько поражений. 19 июля на юге страны произошло крупное сражение при Байлене, в котором испанские войска под предводительством генерала Франсиско Хавьера Кастаньоса наголову разгромили 20-тысячны q экспедиционный корпус французов. Правда, наполеоновские генералы тут же нашли причину своего поражения, чтобы оправдаться перед историей и перед своим императором: точно также как через четыре года на полях России их победят не русские, а «генерал мороз», в Испании они стали жертвой... «генерала жары». Действительно под Байленом в тот день было под сорок, и одетые в суконные мундиры наполеоновские солдаты чувствовали себя некомфортно. Между тем, осенью того же года Наполеон, встревоженный событиями в Испании, двинулся самолично из Франции на Мадрид во главе 250 тысяч солдат. Он все еще надеялся, что сможет покорить Испанию. Ну а король Жозеф, не мечтавший, в отличие от брата, о мировом господстве, все еще пытался быть хорошим королем для испанцев. Он отменил Инквизицию, ограничил власть церкви и монастырей, пытался провести административную и налоговую реформу, наделить крестьян землей, придать испанской столице более современный облик и так далее. Но увы, все тщетно! Профессор Рикардо Гарсия Карсель:



Р.Гарсия Карсель: Не будучи верующим, Жозеф даже участвовал в пасхальных процессиях в Севилье в попытках завоевать доверие и любовь испанцев. И в этом его драма: он был человеком способным и мог бы многое сделать для страны, к примеру, провести необходимые реформы, которые в Испании были, в конце концов, реализованы, но только 30 лет спустя. Жозеф был способен покончить с пережитками Средневековья и вывести страну на передовые позиции. Однако народ был с самого начала против него, а война не позволяла проводить в жизнь его обширные планы.



Виктор Черецкий: 1809 год стал годом военной катастрофы для Испании. Ее армия отчаянно сопротивлялась. Несколько месяцев продолжалась осада Сарагосы. Из 55 тысяч жителей города в живых осталось лишь 12. Рукопашные бои шли за каждую улицу, за каждый дом. В конце концов, испанская армия, после нескольких крупных поражений, была практически уничтожена. Так называемая Центральная хунта, пытавшаяся играть руководящую роль в стране, бежала сначала из Мадрида в Севилью, а потом в Кадис, под защиту крепости и английской эскадры. Французы праздновали победу, поскольку их войска оккупировали практически всю испанскую территорию. Однако они опять просчитались. На борьбу с оккупационными войсками поднялся буквально весь народ – мужчины, женщины, дети, старики. Зародился новый вид боевых действий – партизанская война или « g uerra de guerrillas » по-испански. Профессор Рафаэль Санчес Монтеро:



Р.Санчес Монтеро: Это была самая страшная и разрушительная война за всю историю Испании. Никакой линии фронта не было. Наполеоновской армии противостояла вся страна. Фронт был повсюду. Противники изощрялись в зверствах, что засвидетельствовал в своих работах серии «Бедствия войны» художник Франсиско Гойа. У Испании не было регулярной армии: французам противостоял народ, который воевал как мог, без каких-либо правил.



Виктор Черецкий: Через три года на другом конце Европы гусарский подполковник Денис Васильевич Давыдов накануне Бородинского сражения предложит российскому командованию использовать испанский опыт партизанских действий в тылу врага и отправится во главе небольшого кавалерийского отряда поднимать россиян на всенародную битву. В самой Испании в то время партизанская война бушевала по всей территории страны. Вооруженные английскими ружьями и кривыми испанскими ножами - «навахами» - партизаны не давали покоя французам. Днем они укрывались в горах, а по ночам делали смелые вылазки, вырезая целые гарнизоны противника. Известны имена многих народных вожаков. Среди них были профессиональные военные, такие, как Висенте Морено Баптиста, священники, как Херонимо Мерино или крестьяне как Хуан Мартин Диес. Коренной перелом в войне наступил в 1812 году. Наполеон отправился воевать в Россию, куда увел из Испании свои лучшие войска. Этим воспользовались и англичане, и португальцы, и, разумеется, сами испанцы. В течение 1813 года от французов практически была очищена вся территория страны.


Последствия войны были трагичны: Испания понесла огромные людские потери, многие ее города лежали в руинах, огромный урон был нанесен экономике. Профессор Рикардо Гарсия:



Рикардо Гарсия: Война парализовала всю хозяйственную деятельность, все производительные силы. Уменьшились человеческие ресурсы – за годы войны погибло более 250 тысяч испанцев. В 1814 году разоренная Испания буквально агонизировала. Радость победы была омрачена страшной разрухой. Полностью восстановить свое хозяйство страна смогла лишь через полвека.



Виктор Черецкий: России оказала определенную помощь борьбе испанцев. Дело в том, что во вторгнувшейся на ее территорию так называемой Великой армии были испанцы: их завербовали в основном из пленных разбитой французами испанской армии. Российскому командованию было известно, что войска эти были ненадежными, поэтому к ним были засланы лазутчики с призывом сдаться. Впрочем, испанцев особо уговаривать было не нужно. Многие из них сдались россиянам осенью 1812 года, а в 1813 году были посажены на российский военный корабль и отправлены из Санкт-Петербурга в Кадис – на помощь сражавшимся с Наполеоном испанским патриотам.


Военные действия в Испании сопровождались бурными политическими событиями. Местные либералы считали, что естественным продолжением войны за независимость должны стать преобразования полуфеодального испанского общества. Профессор истории Сарагосского университета Педро Рухела:



Педро Рухела: Идея состояла в том, чтобы на обломках испанского абсолютизма построить новое общество, где определенную роль будет играть народ, вынесший на себе все тяготы и победивший в войне за независимость.



Виктор Черецкий: В 1810 году в Кадисе собрались Генеральные кортесы, испанский парламент, который принял первую испанскую Конституцию. Она впитала в себя идеи, заимствованные в Основных Законах Франции и Соединенных Штатов. Конституция ограничивала королевскую власть, провозглашала гражданские свободы, неприкосновенность личности, запрещала пытки, гарантировала всем обучение грамоте, предоставляла жителям испанских колоний в Латинской Америке одинаковые права с жителями метрополии. Рафаэль Санчес Монтеро:



Р.Санчес Монтеро: Собравшиеся в Кадисе испанцы-реформаторы наметили проведение либеральных преобразований, которые во многом походили на реформы Жозефа Бонапарта. В этом заключался парадокс той войны, которая продолжалась с 1808 по 1814 год - вплоть до окончательного изгнания французских войск.



Виктор Черецкий: Начавшееся в годы войны противостояние между сторонниками абсолютной монархии и либералами продолжалось в Испании практически на протяжении всего 19 столетия. Поначалу вернувшийся из изгнания новый король Фердинанд Седьмой отверг Конституцию и восстановил в стране абсолютистские порядки. Однако в 1819 году либерально настроенные военные во главе с ветераном войны с Наполеоном Рафаэлем дель Риего подняли в войсках восстание, и король был вынужден согласиться принять Кадискую конституцию. Правда, не надолго. Фердинанд обратился за помощью в так называемый Священный союз европейских государств и тот посчитал, что слишком либеральная Испания может представлять угрозу для Европы. В страну вторглось стотысячное французское войско, которое восстановило абсолютную монархию. Риего был схвачен и казнен. Профессор Педро Рухела:



Педро Рухела: Король Фердинанд Седьмой был заговорщиком, восставшим против собственного отца, его пугало все прогрессивное и передовое. Он сделал ставку на реставрацию средневековых традиций в Испании. Ему не было никакого дела до проблем страны, остро нуждавшейся в реформах.



Виктор Черецкий: Первые послевоенные годы были временем жесточайшей реакции. Страну вынуждены были покинуть многие видные деятели, которых за либеральные идеи называли «офранцуженными». И речь шла не только о политиках – преследовалось все мало-мальски талантливое и прогрессивное. Вынужден был уехать в изгнание и великий художник Франсиско Гойа. Историк Рафаэль Санчес Морено:



Р.Санчес Морено: Фердинанда в народе называли «желанным», поскольку в годы войны люди верили, что восстановление на троне члена законной династии само по себе решит все проблемы. Правда, представители образованных слоев населения знали, что от подобного монарха ничего хорошего ждать нельзя. Его возвращение лишь продлило агонию абсолютистской монархии.



Виктор Черецкий: Между тем, идеи, заложенные в первой испанской конституции, быстро распространялись в латиноамериканских колониях Испании, удержать которые Мадрид уже был не в силах. Там начались освободительные войны, которые привели в 20-30 годах 19 столетия к появлению молодых независимых государств, многие из которых взяли за основу при разработке своих законов, именно Кадискую конституцию.


XS
SM
MD
LG