Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершение цикла портретов претендентов на пост президента США. Барак Обама


Ирина Лагунина: Сегодня мы завершаем серию портретов политиков, которые боролись и борются за то, чтобы получить номинацию своей партии на пост президента США. Портрет демократа Барака Обамы представит Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Cенатор Барак Обама предпослал своей автобиографической книге эпиграф из Ветхого Завета: «...потому что странники мы пред Тобою и пришельцы, как и все отцы наши» (1 Пар., 29:15). Наверно, для жителей африканской деревни, куда он приехал, чтобы побывать на могилах отца и деда, которых он не знал, американский сенатор – все равно что пришелец из иных миров. Но он говорит, что именно там, на берегу озера Виктория, он ощутил неразрывную связь поколений и свое родство с этим миром.


Барак Хусейн Обама (таково его полное имя) – сын белой американки и кенийца. Его отец (его звали точно так же) принадлежал к народности луо и в детстве, подобно библейскому Иосифу, пас коз своего отца, а потом пошел в английскую школу, проявил большие способности и получил стипендию на учебу в американском университете. Обама-старший поехал учиться на Гавайи, где изучал, в числе прочего, и русский язык. В Гонолулу он познакомился со студенткой того же университета 18-летней Энн Данэм, семья которой перебралась на Гавайи из Канзаса.


Барак Обама-младший появился на свет в 1961 году. Отца своего он не помнит: когда Бараку было два года, родитель поехал писать и защищать докторскую диссертацию в Гарвард, а став доктором, вернулся в Кению. В своей автобиографической книге Обама пишет, что отец уехал на родину, которую покинул еще в колониальные времена, по зову патриотического долга. Но некоторые журналисты утверждают, что против брака с белой женщиной возражали родители Обамы-старшего. Да и на Гавайях 40 лет назад смешанный черно-белый брак был редкостью и предметом расистских выходок. Еще хуже приходилось одинокой белой матери и ее черному ребенку.


Когда сыну было 6 лет, его мать вышла замуж вторично, и опять не за американца. Новым мужем и отчимом стал индонезиец Лоло Соторо. Семейство переехало в Джакарту, где отчим работал в американской нефтяной компании. Спустя четыре года Барак вернулся на Гавайи к своим деду с бабкой. Там он и закончил школу в 1979 году. Родной отец Обамы умер в Найроби в автомобильной катастрофе. Мать скончалась от рака.


После школы Барак поступил в колледж в Калифорнии, а оттуда благодаря академическим успехам перевелся в Колумбийский университет в Нью-Йорке, где изучал международные отношения. Получив диплом бакалавра, он разослал десятки резюме потенциальным работодателям, но ответ пришел лишь один – от чикагской неправительственной организации, помогающей малоимущим гражданам получить профессию. В Чикаго Обама и отправился. Спустя три года он вернулся в Гарвард, чтобы стать доктором правоведения. В этом новом качестве он занялся частной адвокатской практикой в юридической фирме, специализирующейся на защите гражданских прав, и параллельно стал профессором университета. Оба этих поприща снискали ему популярность, необходимую для начала политической карьеры. В 1996 году он был избран в Сенат штата Иллинойс, а в 2004 стал сенатором Конгресса США.


О своем жизненном пути Обаме постоянно приходится рассказывать публике. По сравнению с карьерой Хиллари Клинтон его послужной список выглядит бледно, и она сделала ставку на свой опыт. Вот характерный фрагмент теледебатов.



- Несколько минут назад мы слышали, как сенатор Клинтон ссылалась на свою работу в Сенате. Одно из самых значительных ее преимуществ в этой кампании – это ее опыт. Многие американцы согласны с тем, что она лучше подготовлена для того, чтобы управлять американской экономикой, чтобы стать главнокомандующим с первого же дня. Вы считаете, они ошибаются?



Барак Обама: Многие американцы не согласны с этим (аплодисменты) и считают, что нам требуется новое руководство. Потому мы и ведем это соперничество.


Всю свою сознательную жизнь я пытался добиться перемен в этой стране. Я начинал как социальный работник, работал на улицах Чикаго, устраивал подростков на курсы профессионального обучения, организовывал внешкольные программы, занимался экономическим развитием в районах, пострадавших от закрытия сталелитейных заводов. Как адвокат я защищал гражданские права, отказывался от соблазнительного трудоустройства в корпорациях во имя того, чтобы помочь тем, кого лишают работы или права голосовать. В качестве члена законодательного собрания штата я работал над тем, чтобы обеспечить медицинской страховкой тех, кто ее не имеет, реформировать процедуру вынесения и исполнения смертных приговоров, предоставить налоговые льготы тем, кто в этом нуждается. В Сенате Соединенных Штатов я работал над решением любых проблем, начиная с ядерного нераспространения и кончая альтернативными источниками энергии. И в каждом случае я обнаруживал, что лидерство, которое нам необходимо – это способность объединить людей, которые не видят между собой ничего общего. Это способность встать над своекорыстными интересами. Я провел и в Иллинойсе, и в Вашингтоне всестороннюю реформу правил служебной этики, и это сделао правительство более открытым и позволило американскому народу принимать участие в управлении государством. Я говорил откровенно с


американским народом о том, как мы собираемся решать эти проблемы, и садился и вел сложные переговоры, чтобы добиться результата. Так что я уважаю послужной список сенатора Клинтон. Я считаю, это отличный список. Но я также уверен в том, что качества, которые есть у меня – именно то, что требуется сейчас, чтобы вести страну вперед.



Владимир Абаринов: Реформа этики – это свод правил для членов Конгресса, в которых прописано, какие подарки имеет право принимать законодатель и как он должен общаться с лоббистами, представляющими интересы, прежде всего, большого бизнеса. Хиллари Клинтон не удержалась от саркастического комментария.



Хиллари Клинтон: Когда сенатора Обаму спросили, какое его главное достижение в Сенате, он сказал, что это реформа этики, которая запрещает законодателям завтракать с лоббистами. А ему на это сказали: «Минуточку! Они могут завтракать с лоббистами стоя, они только сидя теперь не могут». Ну, если это его главное достижение, народ должен знать, в чем оно состоит.



Владимир Абаринов: В Сенате Обама подобрал себе очень сильную команду из бывших советников правительства. Уже на пятый месяц его работы в верхней палате еженедельник Time включил его в список 100 самых влиятельных людей мира, причем в категории «Лидеры и революционеры» он занял четвертую позицию после Джорджа Буша, Кондолиззы Райс и Билла Клинтона. Для 43-летнего политика, не занимающего пост в исполнительной ветви, это беспрецедентное достижение.


На Обаму посыпались почести. В октябре того же 2005 года британский журнал New Scotsman включил Обаму в список из 10 человек, способных изменить мир. Университеты стали наперегонки присваивать ему звание почетного доктора. Любое его появление на публике превращалось в событие внеамериканского масштаба. Есть основания предполагать, что партийные боссы отводили ему роль второго номера, запасного игрока на тот случай, если споткнется номер первый – Хиллари Клинтон. Но сегодня второй номер стал первым, и Хиллари приходится его догонять.


Чем отличаются друг от друга кандидаты Демократической партии, кроме пола и цвета кожи? Вот как формулирует разницу Барак Обама.



Барак Обама: Я считаю, сейчас наступил критический момент нашей истории. Наша страна находится в состоянии войны, наша планета под угрозой. По всей стране люди борются за выживание. В этот момент вопрос стоит так: каким образом развернуть страну в новом направлении? Каким образом предать забвению наши разногласия, которые из года в год мешают нам сообща решать эти проблемы? Не думаю, что перед нами стоит выбор по признаку расы, или по признаку пола, или по признаку религии. Не думаю, что мы должны выбирать между молодым кандидатом и пожилым. По-моему, мы решаем вопрос, идем ли мы вперед или оглядываемся назад. Это спор прошлого с будущим.



Владимир Абаринов: Один из его главных козырей в споре с Хиллари Клинтон – осуждение войны в Ираке. Хиллари голосовала в 2002 году за войну, а Барак тогда еще не был сенатором.



Барак Обама: Я был против войны в Ираке с самого начала.


(аплодисменты)


И я говорю это не для того, чтобы озираться назад, а для того, чтобы смотреть в будущее, потому что я считаю, что следующий президент должен продемонстрировать способность принимать такие решения, которые позволят нам использовать наши вооруженные силы продуманно. Я хочу повысить роль дипломатии как одного из орудий в нашем арсенале защиты интересов американского народа и обеспечения


нашей безопасности. У меня имеются разногласия с сенатором Клинтон – например, относительно Ирана.


В последнем докладе разведки говорится, что если мы будем встречаться с иранцами, вести с ними переговоры, предлагать им выбор между кнутом и пряником, мы скорее добьемся, чтобы они изменили свое поведение. Такие действия не будут стоить нам миллиарды долларов, тысячи человеческих жизней и не причинят ущерб нашей репутации в мире.



Владимир Абаринов: Весте с тем Барак Обама согласен с Хиллари Клинтон, сопроводившей свое обещание вывести войска из Ирака целым рядом оговорок.



Барак Обама: Я считаю, мы должны проявить столько же осторожности при выводе войск, сколько неосторожности мы проявили при вводе.


(Аплодисменты)


Я заявил совершенно ясно: я закончу эту войну. Не будет ни постоянной оккупации Ирака, ни постоянных военных баз в Ираке.



Владимир Абаринов: Соперничество между Клинтон и Обамой достигло сегодня крайнего напряжения. Многие считают, что кандидаты должны не топить и не истощать друг друга в этой внутрипартийной борьбе, а объединить усилия и вести кампанию в тандеме. На дебатах в Лос-Анджелесе ведущий спросил о такой возможности самих кандидатов – при горячем одобрении зала.



- Этот вопрос будет последним. Он адресован вам обоим, но начнем с сенатора Обамы. Чем больше я говорю с демократами по всей стране, тем больше убеждаюсь: они смотрят на вас обоих и видят потенциальную команду мечты. Команду напарников для Белого Дома.



(Аплодисменты.)



- Между вами имел место обмен резкими репликами, но вопрос состоит в следующем: рассматриваете ли вы возможность создания в дальнейшем команды Обама-Клинтон или Клинтон-Обама?



(Аплодисменты.)



Барак Обама: Ну, между двумя вариантами имеется очевидная разница. (Смех.) Отвечу так. И я считаю, это самое главное. Я уважаю сенатора Клинтон. Я полагаю, она сослужила исключительную службу этой стране. И я рад тому, что мы идем по этой дороге вместе и что мы по-прежнему продолжаем идти. Впереди у нас гораздо более долгий путь. Так что я думаю, преждевременно кому бы то ни было из нас начинать обдумывать кандидатуру вице-президента. Думаю, это было бы и поспешно, и самонадеянно. Я могу сказать то же самое не только о кандидатуре вице-президента, но и кандидатурах на посты членов кабинета. Я хотел бы расширить пределы возможного для правительства. Это означает привлечь к работе наилучших специалистов, людей с чувством чести, людей независимых, которые хотят говорить правду – нам не надо больше подпевал и подхалимов в Белом Доме.


Я не могу не ошибаться в каждом конкретном вопросе. Но что по-настоящему важно, это внушить американцам, которые стали жертвами кризиса на


рынке жилья, которые лишены доступного здравоохранения, которые пытаются найти возможность дать образование своим детям и подготовить их к жизни в этом столетии – внушить всем этим людям чувство, что правительство на их стороне, что оно слышит их и считается с их мнением. Этого не было последние семь лет. И будь то члены моего кабинета, или более низкий ведомственный уровень, я хочу, чтобы все чиновники понимали, что они работают ради американского народа, ради того, чтобы


помочь этому народу воплотить свои мечты. Вот для чего я избираюсь на пост президента Соединенных Штатов Америки.


(Аплодисменты.)



- Это звучит как утвердительный ответ. Похоже, она будет в вашем коротком списке.



Барак Обама: Я уверен, Хиллари будет в чьем угодно коротком списке.



- Ладно. Сенатор Клинтон, что вы думаете о команде Клинтон-Обама или Обама-Клинтон?



Хиллари Клинтон: Я согласна с каждым словом Барака.



Владимир Абаринов: Таким образом, ни Клинтон, ни Обама такой возможности не исключили.


XS
SM
MD
LG