Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мир простился с писателем Аленом Роб-Грийе


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Дмитрий Савицкий.



Дмитрий Волчек: Мир простился с одним из самых знаменитых писателей современности Аленом Роб-Грийе. Слово парижскому корреспонденту Свободы Дмитрию Савицкому.



Дмитрий Савицкий: «Этот рассказ - вымысел, а не свидетельство очевидца. В нем изображается отнюдь не та действительность, что знакома читателю по личному опыту: например, не носят французские пехотинцы на вороте шинели номер воинской части, так же как не знает недавняя история Западной Европы крупного сражения под Рейхенфельсом или в его окрестностях. И все же здесь описана действительность неукоснительно реальная, т. е. не претендующая ни на какую аллегорическую значимость. Автор приглашает читателя увидеть лишь те предметы, поступки, слова, события, о которых он сообщает, не пытаясь придать им ни больше ни меньше того значения, какое они имеют применительно к его собственной жизни или его собственной смерти».


…Это предисловие, скончавшегося ночью в понедельник 18 февраля 85-летнего писателя Алена Роб-Грийе, к роману «В Лабиринте», частично объясняет его отношение к прозе. Вот еще несколько его собственных и точных самоопределений:


«Вопреки легенде, мои книги написаны не для филологических факультетов».


«Энди Уорхол говорил: “Я известен в основном своей известностью”. Что-то похожее происходит и со мной».


«Сюжетная литература меня не интересует».


«В том, что я пишу, много смешного, но смеюсь над этим, по счастью, только я сам».


Внук и правнук сельских учителей Ален Роб-Грийе родился в Бресте в 22 году, но образование, включая высшее в Национальном Институте Агрономии, получил в Париже в 45м. Будучи агрономом он работал по специальности не так уж долго, зато во французских колониях: в Марокко, Гвинее и на Гваделупе.


В 49 году он отправил свой первый роман «Цареубийство» в издательство «Галлимар», но получил отказ. В 51 году Ален Роб Грийе, на пакетботе, шедшим на Антильские острова, начал писать свой второй роман «Ластики». Жером Ландон, конкурент «Галлимара» опубликовал роман в своем издательстве «Минюи» в 53 году.


В 55-м, там же, вышел роман «Вуаёр», подглядыватель, который получил премию французских критиков, благодаря поддержке Жоржа Батая и Мориса Бланшо. Однако Эмиль Энрио, писатель и эссеист, в газете «Монд» так отреагировал на вторую публикацию Роб-Грийе: его надо либо отправить в тюрьму, либо в психушку Сант-Анн…


Если первые два романа писателя разошлись приличными тиражами, третий «Ревность» был продан в количестве 746 экземпляров. Для рядового читателя Роб-Грийе начал превращаться в «трудного» автора, тексты которого требуют при чтении напряжения. Как говорил сам Роб-Грийе, «по-настоящему меня стали читать тогда, когда я стал знаменитым.»


Отсюда и параллель с Уорхолом: “Я известен своей известностью”…


В октябре 53 года Роб-Грийе женился на Катрин Рстакьян, актрисе и театра и кино, увлекавшейся так же сценической фотографией. Она была автором нескольких книг по садомазохизму: «Образ» (под псевдонимом Жан де Берг) и «Женские церемонии (под псевдонимом Жанна де Берг). В 2004 году она выпустила в свет дневник 57-62 гг. «Дневник молодой замужней женщины». Ее последняя книга появилась на прилавках книжных в прошлом году – «Потерянная записная книжка», снова под псевдонимом Жанны де Берг.


Катрин Роб-Грийе известна во Франции, как одна из главных представительниц европейского садомазохизма.


Так что розовые шрамы и плети в прозе Алена Роб-Грийе – не случайны.


В 60м году Ален Роб-Грийе подписал манифест 121 против войны в Алжире. Через три года выходит главный теоретический труд Роба-Грийе «К новому роману». Не смотря на то, что никакого манифеста новой прозы не существовало, группа писателей (Клод Симон, Натали Саррот, Маргерит Дюрас, Хулио Кортазар, Клод Оливье, Робер Пенже, Жан Ришар, Мишель Бютор) объединилась под этим неожиданным призывом к обновлению и родился Новый Роман, сосед левобережной парижской кино-Новой Волны.


Роб-Грийе считал, что к прозе может быть применен научный подход, что, как и наука, все та же агрономия, роман может и должен обновляться.


Ален Рене снял первый фильм Роб-Грийе «В прошлом году в Мариенбаде». Сам Роб-Грийе поставил дюжину фильмов, из которых наиболее известны «Трансъевропейский экспресс», «Человек, который лжет», «Рай и после», «Игра с огнем» и «Медленное соскальзывание в удовольствие»..


Если в первом («В прошлом году в Мариенбаде») Роб-Грийе с помощью Рене уже полностью овладел техникой откачивания времени и пространства из сценического мира и, как в детских играх «замри» научился превращать в садовые статуи живых людей (в данном случае: мужчину, женщину и собаку), то в последнем («Медленное соскальзывание..») он освоил внедрение в условное пространство (белая полупустая комната) того, что Жак Лакан называл pulsions – сексуальных позывов, в данном случае призванного на помощь героине адвоката, который, по идее, должен помочь ей в расследовании убийства подруги, но который полностью находится во власти неумолимой тяги к плоти молодых девушек…


Как и во всех своих остальных произведениях Роб-Грийе уделяет минимальное внимание и логике событий и плотности фабулы. Ему вполне можно приписать мотто: Мир необязателен…


Наиболее значительный роман Роб-Грийе «Проект революции в Нью-Йорке» был опубликован в 70 году и окончательно определил весь каталог позиций писателя. «Порвалась связь времен» - чушь. Ее никогда не было. Мир наполнен пустотами, пространство существует лишь там, где оно вам лично нужно да и то – под напором момента. Нью-Йоркская революция должна принести сексуальное освобождение всем, включая и буржуа. Свободы нет вне удовлетворениях всех репрессированных pulsions. Визуально «Проект революции» близок к шуршанию страниц дешевых комиксов, забытых на столиках гостиничных номеров, а – на слух – шуршанию гонимых ветром афиш, повторяющих сюжетно и графически, полувакуумные события «революции».


По словам биографа Алена Роб-Грийе, автор написал роман, прожив всего лишь 5 дней в Нью-Йорке. При этом город вполне реален в этом контексте разорванной реальности и, несомненно, является антитезой, противоположностью оруэлловскому «84 году», с его красным кирпичом угрюмой Англии и пытками героев, осмелившихся преодолеть запрет на чувства.


Здесь самое место припомнить строки Владимира Набокова и его книги «Сильные мнения», в которых он писал: - «"Группы, движения, литературные школы и пр. меня не интересуют. Мне интересен исключительно индивидуальный художник. Никакого "антиромана" нет, но есть один великий французский писатель, Роб-Грийе, а его манере бездарно подражает целый выводок банальных писак, которым этот ярлык ["антироман"] оказывает хорошую услугу в плане коммерции".


Остается проставить знак равенства между "антироманом и «новым романом»….


В 70 годах Роб-Грийе почти ничего не писал, зато преподавал французский в нью-йоркском университете. Его возвращение к прозе вызвало у поклонников удивление: это была автобиографическая трилогия.


В 2004 году Роб-Грийе был выбран во французскую академию, но не сшил себе ни знаменитого зеленого мундира, не обзавелся ни шпагой, ни треуголкой, и не разу не посетил заседание бессмертных.


Недаром он говорил:


«Французская академия (…) это не такая уж большая честь, если подумать, сколько там людей, чьи имена никто не может назвать..»…


В 2001 году в издательстве «Минюи» вышел роман-пастиш Роб-Грийе «Повторение». На этот раз сюжет был как бы обозначен: в 49 году агент французской спецслужбы прибывает и в полуразрушенный Берлин, чтобы пронаблюдать из окна за убийством недоказненного оберфюрера СС. В поезде он мельком видит своего двойника. Хотя не исключено, что приехал как раз двойник, да и убийство совершил тоже он. А может быть, и вообще, послевоенный Берлин - только сон. Короче, вновь и вновь автор заявляет, что реальность может подразумеваться, но не обязана существовать. Мэтр зеркал умудряется каждый раз подсовывать вам – вас самих.


Последний роман, уже 85 летнего писателя, вышел в издательстве «Фаяр» в прошлом году. Это – «Сентиментальный роман» и по словам издателя и эссеиста Лео Шера, цитирую: «Ален Роб-Грийе не любит прилагательных, поэтому я вынужден определить эту книгу так: это – абсолютный шедевр» Стилистический апогей писателя».


Современный читатель, сталкиваясь с прозой «папы нового романа» сталкивается прежде всего с собственной несвободой, с окаменелостью восприятия, чувств в целом и с пресловутой моралью. Для того, чтобы читать Алена Роб-Грийе, нужно быть уверенным в том, что де Сад был не порнографом, а мыслителем.



XS
SM
MD
LG