Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Миф 23 февраля



Владимир Тольц: 23 февраля в России очередной гендерно-воинский праздник. За семь с половиной десятилетий своего существования он не раз менял свое название, был то Днем Рабоче-крестьянской Красной Армии, то Армии советской, и к нынешним временам превратился в нерабочий День защитника отечества, воспринимаемый как праздник мужчин и лишний повод выпить, сделать подарки и выразить добрые чувства близким и симпатичным людям. Это – для большинства, так сказать, «рядовых граждан». Ну, а «нерядовые», т.е, начальство любят в эти дни, помимо выпивки и закуски, возлагать венки, произносить воинственные речи о силе и непобедимости и невнятицу о славных событиях прошлого, к которым восходит обычай праздновать 23 февраля.


Сейчас уже как-то неловко повторять, что давным-давно уже выявлена и мифологичность события, привязанного к этой дате, и фальшивость самого празднования. – Все аргументы, все научные изыскания по этому вопросу, все документальные свидетельства – всё падает будто в пустоту. Но почему это происходит? Это – один из вопросов нашей сегодняшней передачи.


23 февраля – повод в очередной раз задуматься о том, как соотносятся исторические факты и миф, как культивируется традиция, и как продолжается ее жизнь в меняющихся обстоятельствах времени.


Во-первых, не нужно преувеличивать влияние не нее постоянно накапливаемого знания общества о своем прошлом. Фальшивость советской мифологии, положенной в обоснование армейско-мужского празднования давно уже вскрыта и описана не только в научной литературе, но даже в официальных документах российской Думы. Например, в справке, представленной в 2005 году в Госдуму депутатом Владимиром Овсянниковым, говорилось в частности:



…28 января 1919 года, в день годовщины декрета СНК об образовании Красной Армии, на пленарном заседании Моссовета его председатель и член ВЦИК Л.Б. Каменев напомнил присутствовавшим, что "сегодня — годовщина Красной Армии", и сообщил, что "по целому ряду технических причин празднование годовщины Красной Армии отложено на 17 февраля".


Председатель Высшей военной инспекции РККА Н.И. Подвойский 10 января направил в Президиум ВЦИК предложение отпраздновать годовщину создания Красной Армии. "28 января, - отмечалось в этом документе, - исполняется год со дня издания Советом Народных Комиссаров декрета о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Было бы желательно отпраздновать годовщину создания Красной Армии, приурочив празднование к 28 января, дню издания декрета". Празднование предлагалось приурочить "к ближайшему воскресенью до или после 28 января, чтобы трудящиеся могли приветствовать армию на улицах во время парада и торжественных шествий".


Рассмотрение предложения Подвойского во ВЦИК состоялось только 23 января. Но до 28 января оставалось 5 дней, а до ближайшего за ним воскресенья (2 февраля) - 9 дней. За это время, конечно, невозможно было подготовить все многочисленные мероприятия по празднованию, предлагавшиеся Подвойским. Президиум ВЦИК вынес вердикт: "Никаких решений не принимать ввиду позднего представления ходатайства и невозможности в столь короткий срок организовать празднование".



Владимир Тольц: Позднее празднование еще раз отложили, – перенесли на 23 февраля, - соединив это «мероприятие с днем "Красного подарка".



По-настоящему всенародным праздником стала 5-я годовщина РККА, отмечавшаяся в 1923 году. (…) В постановлении Президиума ВЦИК, принятом 18 января 1923 года, впервые после 1919 года объяснялась причина празднования дня Красной Армии именно 23 февраля. (…): "23 февраля 1923 г. Красная Армия будет праздновать 5-ю годовщину своего существования. В этот день, пять лет тому назад, был опубликован Декрет Совета Народных Комиссаров от 28 января того же года, которым было положено начало Рабоче-Крестьянской Красной Армии, оплоту пролетарской диктатуры".



Владимир Тольц: Слова о публикации Декрета были абсолютной выдумкой. Его напечатали гораздо раньше. И даже спустя 10 лет тогдашний председатель Реввоенсовета К.Е. Ворошилов еще признавал это:



"… приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и трудно объяснимый характер и не совпадает с историческими датами".



Владимир Тольц: Но в 1938 году дату 23 февраля «узаконил» в своем "Кратком курсе истории ВКП(б)" тогдашний главный советский «историк» И.Сталин, сообщивший, что в этот день в 1918 году



"немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма - 23 февраля ~ стал днем рождения молодой Красной Армии".



Владимир Тольц: В 1942 году Сталин «уточнил»:



"Молодые отряды Красной Армии, впервые вступившие в войну, наголову разбили немецких захватчиков под Псковом и Нарвой 23 февраля 1918 г. Именно поэтому день 23 февраля был объявлен днем рождения Красной Армии".



Владимир Тольц: На самом деле, - и об этом написаны уже сотни страниц! – никаких побед красноармейцев под Псковом не было. Отчасти, как сообщает историк Юрий Фельштинский, потому, что



«из-за царившей у большевиков паники и слухов о приближении мифических германских войск города и станции оставлялись без боя еще до прибытия противника. Двинск, например, был взят немецким отрядом в 60-100 человек. Псков был занят небольшим отрядом немцев, приехавших на мотоциклах»



Владимир Тольц: Кстати, бои под Псковом начались именно 23 февраля 1918 года а, в ночь на 25 февраля – видимо, те самые мотоциклисты - захватили центр города, и 28 февраля - весь город.


А вот под Нарвой бои начались лишь 3 марта и дела у красных там пошли еще хуже - отряды, руководимые «ревморяком» Павлом Дыбенко, увидев немцев, рванули от противника, да так, что не останавливались аж до Гатчины (это 120 км), а в Гатчине взяли штурмом эшелон и продолжили свое бегство в глубь России, – аж до Самары! Там по телеграмме секретаря Совнаркома Бонч-Бруевича Дыбенку взяли под стражу и пустили под «ревтрибунал» « за самовольное оставление вместе с отрядом боевой позиции под Нарвой ». О какой уж тут победе Дыбенко может идти речь? – Ну разве что о том, что его не расстреляли, а временно исключили из партии. (Расстреляли позднее, в 1938-м, когда миф о «победе под Нарвой» был канонизирован.)


Все это давным-давно известно. Но может быть еще что-то открыли, если дослуживающий второй срок президент Путин опять говорит, что «23 февраля - это историческая дата для наших Вооруженных сил»?


Историк Сергей Кудряшов – составитель сборника «Красная Армия. 1920-е годы», в основе которого недавно рассекреченные документы Архива Президента РФ, (мы обязательно расскажем об этой публикации в одной из наших ближайших передач) так вот, Сергей Кудряшов говорит:



Сергей Кудряшов: Собственно сама дата 23 февраля, именно этот день, он исторического значения с точки зрения имеющихся документов или каких-то крупных событий, происшедших именно в этот день, смысла не имеет. То есть никаких громких побед 23 февраля 17-го года не было. С точки зрения истории логично было бы праздновать 28 января, потому что именно 28 января 1918-го года Ульянов-Ленин, который в то время был председателем Совета народных комиссаров, подписал декрет об организации Рабоче-крестьянской Красной армии.



Владимир Тольц: Так откуда же такая не слабеющая привязанность к фальшивой дате, канонизированной давно уже казалось бы развенчанным вождем? – Мне отвечает профессор МГИМО, историк и богослов Андрей Зубов.



Андрей Зубов: Я думаю, что не только к празднику 23 февраля, но и вообще ко всей сумме знаков политических, которые разбросаны по нашему отечеству, в его календаре, в его пространстве, названиях городов, улиц, на статуях, памятных досках, во всем это леность, какая-то удивительная леность ума, нежелание общества что-либо менять, нежелание понять, что эти все явления или абсурдны, как 8 марта или 23 февраля, или просто знаменуют какие-то жестокие, отвратительные явления. А со стороны власти власть не хочет, потому что между нынешней властью и всеми этими явлениями, праздниками, именами, статуями существует огромная подземная связь. Они чувствуют себя одним целом. Неслучайно же та организация, которая сейчас фактически управляет Россией – это ФСБ, она беззастенчиво празднует свое 90-летие, то есть период начала от 18 года, от ВЧК. И совершенно не смущает то, что ВЧК, КГБ, ГРУ залили кровью Россию по уши, все равно празднуют. Вот такое отношение к реалиям.



Владимир Тольц: Сегодня мы говорим о мифе «побед 23 февраля», положенного в основу нынешнего праздника Дня защитника отечества. И о причинах живучести этого мифа. У власти, его культивирующей, как мы выяснили, есть свои резоны. Но все-таки удивительно, сколь далеки от широко известных, обнародованных не только в книгах, но и в Интернете исторических фактов люди, даже не самые непросвещенные. (Ну, вот, армейские, к примеру. А ведь в Армии постоянно ведется какая-то просветительская работа.) Мне отвечает полковник в отставке Виктор Баранец.



Виктор Баранец: Я бы хотел сказать вам немножко об историческом аспекте. Как это часто бывает, много нелепого в нашей российской и особенно военной истории, мы несчастные уже потому, что до сих пор наши и советские, и российские историки до сих пор рвут чубы друг у друга на голове, споря о том, с какой именно датой связывается этот праздник. Потому что не мне вам рассказывать, что 23 февраля в нашей военной истории было ознаменовано бегством наших отрядов под Псковом, которое советская пропаганда преподносила как великие достижения наших первых организованных отрядов. И я бы не хотел залезать в эти идеологические дебри и скажу: мы, к сожалению, не знаем, что празднуем. Нам просто внушили, что в этот день родилась армия и слишком под большим прессом советской пропаганды мы долгое время находились и в итоге начали верить, что действительно день рождения нашей армии, хотя, повторяю, историки российские и наши смеются над этим.



Владимир Тольц: Ведь давно уже смеются! И не только – и стыдятся, и жалеют… Может быть, пора уже прекратить превращать армию этой очевидной фальшью в посмешище?



Виктор Баранец: 23 февраля – это единственный военный праздник, когда армия чувствует себя именинницей, несмотря на то, что до сих пор не установлены истинные корни этого праздника. Да, нас могут упрекать. Я так думаю, что здесь очень много неясностей, тем не менее, наш единственный праздник. Извините, если мы празднуем какой-нибудь праздник нежных вздохов или праздник какого-то кооператора, то почему нам, военным, должно быть отказано в нашем профессиональном празднике. Логика здесь примитивная, как черенок саперной лопаты. Это день единственный, когда мы чувствуем, люди военные, кто служит, кто служил, мы чувствуем может быть несколько искусственное, может быть несколько лицемерное, но все-таки уважение так называемого государства.



Владимир Тольц: Мнение полковника в отставке Виктора Баранца.


Одну из причин живучести «мифа 23 февраля» Сергей Кудряшов видит в уже упоминавшейся мной гендерной составляющей этого праздника.



Сергей Кудряшов: И в Советском Союзе, и в нынешней России этот день воспринимается как своеобразный мужской день, праздник всех мужчин. Хотя в России, в отличие от других стран, мужчины могут праздновать практически постоянно, тем не менее, этот праздник сохранился как мужской праздник. И даже в школах, допустим, 23 февраля девочки дарят мальчикам какие-то подарки.



Владимир Тольц: Что ж, эту особенность праздника, отмечаемого в России (а ранее в СССР) 23-го февраля нельзя игнорировать. Ведь в ней весьма своеобразно отражается современная мировая тенденция праздников – во многих странах, от Соединенных Штатов до Китая, где давно – с начала 20 века,- а где еще раньше отмечается своеобразный «мужской день». Чаще всего он именуется День Отца и не имеет такой милитаристской окраски, как 23 февраля в России. (С ней в этих странах связаны другие праздничные даты.) А вот насчет выпить-закусить – тут много общего. Я довольно долго жил в Германии, где этот день отмечается в церковный праздник Вознесения Господня (даже в атеистической ГДР его праздновали, только именовали безрелигиозно «мужской день»). Но специальные «мужские», впрочем, с участием дам, выпивки и пикники, это было в обеих частях разделенной тогда Германии. (Статистика свидетельствовала, что в отдельные годы потребление алкоголя в ФРГ в этот день возрастало в сравнении с «обычными» днями втрое). Генезис «мужского дня» в России иной – не религиозный, как в Германии, и не связан, как в США, к примеру, с социальной политикой властей. Мне кажется, в России действует «компенсаторный фактор»: у женщин есть свой советский праздник 8 марта, вот и мужчинам нужно что-то подобное, чтоб не обидно было…


Так что делать с 23 февраля? Может быть, отделить тут миф от воинской потребности в собственных празднованиях, а военное, в свою очередь отделить от гендерного?


Профессор Андрей Зубов говорит:



Андрей Зубов: Вы понимаете, ведь речь идет не об отмене праздника защитника Отечества, он сам по себе не плох, а о дате, о фиксации этого дня. Возможно было бы придумать какую-то иную дату. Ведь речь идет о том, что существуют привязки к советским датам. Поводов выпить, в конце концов, человек может найти много. А вот привязка к конкретной советской дате – это очень характерная вещь. Нет содрогания от того, что это глупость или подлость. Я думаю, это самое главное. Ведь на самом деле, когда отменяли 7 ноября как праздник, аргументом против было: да никто не вспоминает, что это день Октябрьской революции. Это был просто повод винегрет поесть, водки выпить, селедку съесть. Вы знаете, это неправда. Потому что как только начинают отменять, как только начинают сносить какой-то памятник, начинается крик, вопль. И неслучайно первое, что сделал Путин, когда пришел к власти – это восстановил доску Андропова. То есть опять же, все помнится, и все хранится с целью.



Владимир Тольц: Андрей Борисович, ну, будьте откровенны: народ, в отличие от начальства, и не помнит ничего этого почти, и не понимает фальши даты. Для него 23-е, как я уже сказал, лишь повод выпить и отдохнуть…



Андрей Зубов: Абсолютно правильно. Вспоминают, естественно, не эту дату. Кстати говоря, вернее, не дату - не этот повод, не эту причину. Повод долгое время вообще скрывался, никто не знал, почему празднуют 23 февраля, говорили разную околесицу. На самом деле, когда все факты были собраны, действительно оказалось кроме постыдного для большевиков бегства красных отрядов из-под Нарвы, да еще и украдывания бочки казенного спирта тем же Дыбенко и ее распитие, ничего замечательного в этот день не произошло. Но вопрос в другом, вопрос в том, что это советская дата. Это то, что связывает народ с советским прошлым. В советское время эта дата праздновалась на памяти всех ныне живущих людей. Ни с чем советским общество расставаться большей частью, не все, конечно, но большей частью не хочет. И 23 февраля такой повод, как 8 марта. Всем ясно, всем, кто хотел слышать, доказали, что это не дата, нет никакого содержания. Все это, кто хотят знать, знают, никто не спорит с этим. Я не знаю ни одного человека, кто бы спорил о том, что 23 февраля что-то значит в содержательном смысле. Но никто не хочет расставаться с символом того времени, которое почему-то значительной части нашего общества любо. И здесь, я думаю, инертность сознания и абсолютное отсутствие здравой исторической памяти.



Владимир Тольц: Ну, тогда последний вопрос на сегодня: каковы перспективы у этого праздника?


Сергей Кудряшов, пожалуйста!



Сергей Кудряшов: Я, честно говоря, не знаю. Единственное, что мне странно, что его сделали выходным днем. Даже в советское время не был выходной день, сейчас это выходной день. И это еще один выходной день в той через колоссальных выходных дней, праздников, которые мы имеем в России, когда население фактически не работают. Я думаю, что это сильнейший удар по экономике. Если экономика хочет развиваться нормально, то это совершенно ненормально иметь такое количество праздников. Я не вижу смысла делать это именно выходным днем. В принципе у каждой армии мира есть традиция праздновать какие-то большие даты. Вполне можно было это совместить с 9 мая или с каким-то другим праздником. Я лично его не праздную, в нашей семье к этому спокойно относимся. Но я знаю, очень многие люди и мои знакомые и те, которые к армии никакого отношения не имеют, они с восторгом празднуют 23 февраля. Многие совершенно аполитичны в этом отношении. Поэтому, я думаю, наверное, он будет жить неопределенно долго.



Владимир Тольц: А что считает профессор Зубов?



Андрей Зубов: Я думаю, что если все же общество осознает пагубность связывания себя с советским, что это советское тянет как вертеп назад и не дает возможности российскому обществу развиваться, я думаю, тогда все эти праздники будут просто отменены, люди с радостью пойдут на эту отмену. И будут ли восстановлены или вновь объявлены какие-то дни армии, какие-то дни, связанные с возрождением женщины в России, к каким праздникам перейдет эта символика, но они уже будут не советскими. В эти дни, безусловно, будут пить, потому что питье – это далеко не советская традиция русского общества. Но не будут пить в связи с днем бегства Дыбенко из-под Нарвы, вот этого уже не будет. Но это произойдет скорее всего каким-то волевым движением общества. Я не хочу говорить, что пройдут поколения, молодежи будет все равно. Нет, молодежь может войти в старую традицию, а могут и старые люди сказать: нет, мы больше так не хотим. Здесь зависит скорее от исторической ответственности, от ответственности за прошлое. Вот от того, будет ли ответственность у нас за прошлое, когда она проявится, тогда эти праздники исчезнут как полная эфемерида.



  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG