Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые неформалы России – движение против точечной застройки и борьба за спасение Химкинского леса


Ирина Лагунина: В предыдущих программах мы начали рассказ о «Новых неформалах» - неполитических объединениях россиян, пытающихся решать свои интересы без участия властей. Это автомобилисты из движения «Свобода выбора», обманутые дольщики, жители общежитий. Всего же таких групп в России насчитывается не менее 200, считают авторы исследования «Новые неформалы». Сегодня мы поговорим о движении против точечной застройки и людях, которые пытаются остановить вырубку Химкинского леса. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Точечная застройка – бич многих крупных российских городов. Это когда утром просыпаешься, выглядываешь в окно, а во дворе уже развернуто строительство какого-нибудь объекта – чаще всего, высотного дома. Шум и грязь от стройки, разрушенная детская площадка – и люди встают на защиту своих интересов. О движении против точечной застройки в Москве рассказывает моя коллега Вера Володина…



Вера Володина: Очаги сопротивления точечной застройке появились в конце 2003 года, таких строительных объектов в Москве порядка полутысячи и по этим адресам образовались инициативные группы, в прошлом году был создан совет инициативных групп и Комитет гражданского контроля, один из его координаторов Сергей Зильберман- лидер инициативной группы дома 42 по бульвару Рокоссовского



Сергей Зильберман: А что же делать, если путем выборов мы не можем изменить ситуацию. Выборы в муниципальное собрание? Там еще хуже дело, там не допускаются даже до кандидатов в депутаты муниципального собрания люди, которые не устраивают местную власть, альтернативные «Единой России». Их вычеркивают еще на стадии подачи документов, там блокировано абсолютно все. Если суды полностью зависимы от исполнительной власти, а прокуратура, мы получаем от прокуратуры удивительнейшие вещи. Сообщают о фактах преступных действий или чиновников, или ведомств, они посылают запрос в это ведомство, которое рассказывает, какие они хорошие, они переписывают и присылают нам. Власть плевала и только усиливала этот произвол.



Вера Володина: Коллега по общественному движению Татьяна Логацкая из группы наиболее активных сегодня акций против объекта на маршала Жукова.



Татьяна Логацкая: Я считаю, что это очень эффективно, она много дает. Люди должны более быть активны и больше людей должно к этому подключаться.



Вера Володина: Татьяна оптимистично настроена - движение развивается даже вопреки тому, что в ходе акций участников не только задерживают, как рассказывает Сергей.



Сергей Зильберман: Еще более жесткие, наглые действия власти становятся, когда люди протестуют. Скажем, на Жукова людей хватали, даже которые ничего не делали, а просто выходили на улицу, увозили в МВД местное, держали по несколько часов. Кому жаловаться? Забрали девушку молодую, активистку из молодежной организации, затащили в автобус и там майор Фирсов из местного отделения милиции, он ее просто начал избивать на глазах у оторопевших подчиненных, в лицо, в живот ее бил. Люди, которые выступают в защиту жизненных прав, их сразу причисляют к экстремистам. Особенно власть пугается, когда они объединяются, когда оказывают некую организационную помощь «Яблоко» или АКМ, с еще большим воодушевлением начинают кричать о том, что это политические экстремисты и маргиналы. Мы пытаемся сплотить это движение, продемонстрировать солидарность в отстаивании своих прав. Как только власти увидели, что люди объединяются и проводят протестные акции совместно, только это их вынудило сделать какой-то встречный шаг.



Вера Володина: Шаг - это объявление московских властей о том, что больше точечной застройки не будет, с начатыми объектами разбирается комиссия Кузьмина. Сергей Зильберман утверждает, что у граждан с комиссией диалога нет, остановленные объекты- полсотни- все из числа не начинавшихся, а для прочих потихоньку подтверждают законность строек.



Сергей Зильберман: Соответствует общему стилю поведения властей, когда все, что они делают якобы навстречу жителям, превращается в дешевый, циничный фарс. В том числе эта комиссия превратилась в фарс. Требования жителей можно сформулировать очень кратко: выполняйте законы и градостроительные, и природоохранные, и прав граждан, в частности, на благоприятную среду проживания. Там такое количество нарушения закона, что на самом деле можно возбуждать сотни уголовных дел.



Вера Володина: Так что противники точечной застройки следят за работой комиссии, но борьбу продолжают



Сергей Зибельрман: Пишем в правоохранительные органы, в прокуратуру, в суд подаем, хотя суд совершенно бесперспективно. Идея заключается в том, чтобы создать общероссийское движение. Пока это в самом начале находится и пока туда вошли координаторы, представители московских инициативных групп.



Любовь Чижова: Это был один из лидеров московского движения против точечной застройки Сергей Зильберман, с которым беседовала моя коллега Вера Володина. Жители подмосковных Химок пытаются остановить вырубку химкинского леса – на его месте, по замыслу подмосковных властей, пройдет новая трасса Москва-Санкт-Петербург. Об этих планах жители Химок узнали случайно – на прогулке в лесу обратили внимание на то, что некоторые деревья помечены красной краской. Зашли в Интернет и выяснили, что лес будут вырубать. Это настолько возмутило людей, что движение в защиту леса было создано очень быстро, говорит одна из его лидеров Евгения Чирикова.



Евгения Чирикова: Первое, что мы сделали – это обратились с письмом по электронной почте во все организации, какие мы только знали. То есть у нас была первая реакция, что есть какой-то добрый дядя, добрая организация, какая-то добрая сила, которая возьмет под контроль это безобразие. Потому что в голове не укладывалось, как можно вырубить лес живой. Вы знаете, он мне дорог тем, что кислород, которым я дышу и дышат мои дети. Дорог тем, что я после работы, я работаю в Москве и работаю очень активно, я могу восстановить свои силы там. И естественно, вырубка лесозащитного пояса вообще невозможна. Я видела города, я много путешествовала, я видела, что такое Шанхай – это клоака, это каменный мешок, дети болеют астмой, в котором нечем дышать. Мне очень хотелось бы, чтобы лесозащитный пояс был сохранен и чтобы Москва оставалась зеленым городом, каким она является до сих пор. Поэтому, я считаю, дело каждого москвича отстаивать лесозащитный пояс.



Любовь Чижова: Сколько людей защищают Химкинский лес? Сколько вас таких активистов, которые там участвуют в акциях протеста?



Евгения Чирикова: Сейчас порядка 30 граждан активных, но у нас много пассивных граждан. Вы задали вопрос, насколько это было легко сделать, вы знаете, поднять граждан было легко, достаточно было разместить в лесу в видных местах, на тропинках к нашему роднику Святого Георгия объявление о том, что планируется вырубка леса, трасса Москва – Санкт-Петербург, привести это постановление и просто оставить свой номер телефона, тут же посыпались звонки. Люди предлагали свою помощь, спрашивали, что можно сделать. Мы собирались все вместе просто во дворах, в квартирах. Просто как происходит сбор друзей для того, чтобы прогуляться, провести время, точно так же мы собирались для того, чтобы обсудить, каким образом мы можем отстоять наш кусочек природы. И мы приняли решение, что мы можем начать собирать подписи. Когда мы начали собирать подписи, то еще появились активисты, которые захотели более деятельное принять участие. Мы стали искать какие-то еще формы обращения на себя внимания наших чиновников. стали искать какую-то дополнительную информацию. Постепенно в нашем движении каждый нашел себе работу по сердцу. Кто-то занялся сайтом, кто-то занялся юридической стороной вопроса. Мы поняли, что надо иметь какую-то специализацию даже в таком неформальном движении. Кому что больше нравилось. Я, например, занялась работой с общественными организациями, с радио, телевидением и так далее.



Любовь Чижова: Если не секрет, кто вы по профессии? И каков социальный статус людей, которые вас окружают?



Евгения Чирикова: В основном интеллигенция, кто нас окружает, борется в основном интеллигенция, люди, у которых все хорошо и с жильем, и с профессией, и с деньгами. У меня три образования, я по одному образованию экономист, по другому образованию инженер, по третьему образованию деловая степень. Я работаю исполнительным директором в инженерной компании. С социальным статусом у меня все неплохо, у меня есть квартира, машина, дача, все, что необходимо для среднего упакованного гражданина. Я считаю, что вообще дело защиты лесов больше дело людей, у которых решены проблемы, связанные с жильем, с работой. То есть это дело среднего класса в первую очередь. Потому что этим людям нужна какая-то нормальная среда обитания, они хотят нормально проводить свой досуг, они платят налоги, и они понимают, что на эти налоги их просто обирают. На эти налоги будет вырублен их лес. Это возмущает. То есть ты отдаешь 9 часов своего времени ежедневно для того, чтобы сделать что-то хорошее, каждый из нас, у нас есть и врачи, и учителя в нашем движении, и инженеры, и строители, чтобы сделать что-то содержательное. Ты платишь с этого практически 50% налогов, а после этого на эти же деньги идет уничтожение твоей среды обитания, где живут твои дети. Любой здравомыслящий человек, естественно, на это отреагирует.



Любовь Чижова: Евгения, господин Гонтмахер, автор исследования «Новые неформалы», пишет о том, что «новые неформалы» – то есть вы – это первые росточки зарождающегося в России гражданского общества. А вы чувствуете, что вы - гражданское общество?



Евгения Чирикова: Я может быть не знаю четкого определения, что такое гражданское общество. Мы себя не относим к каким-то категориям, мы себя не классифицируем. Я бы сказала, что мы просто мыслим и мы анализируем то, что мы видим вокруг. Я не хочу себя относить к каким-то движениям, течениям, партиям. Уверена, что такие люди как мы, которые критически относятся к той информации, которую видят вокруг, они есть везде, всегда, во все времена, при любом режиме. Мы не считаем себя каким-то невероятным гражданским обществом, просто считаем, что наш мозг работает хорошо. Вырубка уже началась, хотя строительства автомобильной дороги Москва-Санкт-Петербург еще нет. Вырубка началась следующим образом: во-первых, в районе деревни Терехово началась вырубка под коттеджное строительство. Наши власти, наши чиновники химкинские восприняли весть о строительстве дороги Москва - Санкт-Петербург как руководство к действию, как руководство к тому, что земли Химкинского лесопарка можно переводить в другую категорию земель и можно начинать вырубку под видом, конечно, не транспортной инфраструктуры, капитального строительства, но, тем не менее, они, на мой взгляд, просто воспользовались. Пока что лес откусывают по кусочкам, с краешку, но атака на него начата. Мы обращались к президенту Путину один раз. И буквально на днях, пару недель назад мы обратились повторно ко всем кандидатам в президенты и еще раз к Владимиру Путину с проблемой сохранения Химкинского леса, чтобы его не уничтожили ни в ходе строительства трассы Москва – Санкт-Петербург, ни вообще ни под какие другие цели, ни под какое другое строительство, чтобы его просто сохранили. Первая реакция президента была, тот отписал Трутневу, это министр землепользования, Трутнев в свою очередь отписал Митволю. И Митволь обратился в Генеральную прокуратуру с тем, чтобы постановление Громова по поводу перевода, по поводу резервирования земель Химкинского леса под трассу Москва – Санкт-Петербург и под транспортную инфраструктуру и объекты социального строительства к данной трассе, чтобы это постановление опротестовали. Пока что никакой положительной реакции от генпрокуратуры не было, была просто отписка.



Любовь Чижова: Это была Евгения Чирикова – лидер движения «Защитим Химкинский лес». Впрочем, Евгения и ее друзья сейчас пытаются отстоять не только Химкинский лес – на их сайте ecmo.ru есть информация о том, что под угрозой уничтожения и другие зеленые зоны Москвы и Подмосковья, в том числе Шереметьевский лес, на месте которого планируют построить железнодорожную ветку. Так что в ближайшее время работы у общественников из Химок вряд ли поубавится.


XS
SM
MD
LG