Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История первых в России президентских выборов


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Александр Гостев: Радио Свобода начинает серию аналитических репортажей об истории президентских выборов в России. Ее подготовил Данила Гальперович, и в следующие три дня в 17.07 по московскому времени вы услышите материалы о выборах 1996-го, 2000-го и 2004-го года. Сегодня - рассказ о первых российских президентских выборах 1991 года, тех самых, которые потом назовут эталонными.



Данила Гальперович: Прежде чем мы вспомним даты и цифры, правила избирательной кампании 1991 года и точные проценты, полученные кандидатами, давайте вспомним другое.


Борис Ельцин, председатель Верховного совета тогда еще РСФСР, был главным героем митингов и народных новостей. Он ездил по стране, встречался с избирателями, и было видно, что отдает он этим встречам всего себя. Спал будущий президент России в основном в самолете, а интервью давал даже на переездах из аэропорта в город, как, например, вот это интервью в тогда еще Свердловске для Радио Свобода, в котором Ельцин говорит о том, как он будет решать вопросы с армией и военно-промышленным комплексом, когда станет президентом. Маленькая машина, слабый микрофон и рядом будущий лидер страны.



Борис Ельцин: Мы с министром Язовым договорились вместе встретиться и подписать специальный документ, что же все-таки будет делать непосредственно Россия, как осуществлять контроль за действиями армии на территории Российской Федерации, чтобы она не нарушала законы, как осуществлять меры по социальной защите военнослужащих и их семей. Закон наш, который принят в Российской Федерации, что все те ребята, которые призваны на территории Российской Федерации, не могут участвовать в боях против гражданского населения. Мы считаем, что наша задача все-таки заставить каким-то образом и Министерство обороны, и руководство страны с уважением относиться к нашим законам и выполнять их. Я уверен, мы это добьемся.



Данила Гальперович: Из бывших соратников Ельцина по КПСС никто не мог понять, почему этот человек сделал столь крутой разворот. Главный соперник будущего президента России на выборах 1991 года Николай Рыжков был уверен, что популизм Бориса Ельцина наигранный и что он, Рыжков, должен сказать об этом людям. Бывший премьер Советского Союза считает так до сих пор.



Николай Рыжков: Я и тогда себе отдавал отчет, я сегодня это говорю, через много лет, я прекрасно понимал, что у меня шансов на победу в то время не было. Побуждало меня то, что все-таки надо идти на эти выборы. Потому что вокруг Ельцина в то время была такая эйфория, все визжали, все кричали, что это спаситель родины пришел. Я знал в Москве его больше других. Мы же из одного гнезда с ним, мы из одного города, Свердловска, мы заканчивали один институт, только он немножко раньше, а я несколько позднее, он строительный факультет, я механический факультет. Я его знал с 1968 года. Я его знал хорошо и как руководителя, и как человека. Поэтому у меня не было никаких иллюзий в отношении его.



Данила Гальперович: При этом Николай Рыжков был лишь одним из пяти кандидатов, противостоявших Борису Ельцину. Руководитель исследовательского центра "Панорама" Владимир Прибыловский уверен, что тогда у россиян был реальный выбор, и выборы 1991 года во всей российской истории, пожалуй, были самыми заслуживающими это название.



Владимир Прибыловский: Это действительно были выборы. Все кандидаты, все политические силы обращались в первую очередь к народу, к избирателям. И выбор был достаточно ясен. Или радикальная перемена, этот выбор представлял Ельцин, во всяком случае, в глазах народа, ну, в глазах народа он еще олицетворял разрыв с коммунистическим режимом и даже приход демократии, хотя это была, может быть, в какой-то степени иллюзия. Но это была четкая линия. Те, кто голосовал за Ельцина и те, кто голосовал против него, прекрасно понимали, за что они голосуют. Был противоположный выбор - это консервация существующего режима и, может быть, даже откат к доперестроечным временам. Этот выбор представлял Николай Рыжков. И был такой компромисс, не все понимали, что такое кандидат Бакатин, это был кандидат от Горбачева. Вот он был нечетко выражен, но, во всяком случае, люди, всерьез разбирающиеся в политике, даже это понимали. И была такая подстава псевдонационалистическая - Жириновский. Спектр был очень полный. Никому не мешали из значимых политических сил выдвинуться, и почти не было фальсификаций.



Данила Гальперович: В избирательном штабе Бориса Ельцина были готовы к борьбе с конкурентами. Руководитель штаба Ельцина в 1991 году Геннадий Бурбулис рассказывает, что тогда речь шла о том, сможет ли их кандидат победить сразу или придется идти на второй тур.



Геннадий Бурбулис: Была попытка поиграть такими конкурирующими парами, которые были выставлены на выборы не без участия Кремля и руководства идеологического. Все понимали, что такого прямого и достойного конкурента у Бориса Николаевича нет, но была попытка не дать нам набрать 50 процентов и как-то адресно разнести кандидатов по узнаваемому электорату. И Бакатин, и Рыжков Николай Иванович, и Жириновский, мы даже представить себе не могли, что такое странное политическое образование окажется в составе конкурентов, но, как сейчас я понимаю, это тоже была определенная работа закулисная с конечной целью - отобрать у Ельцина по одному, по два, по четыре, по пять процентов голосов, из чего и сложится второй тур.



Данила Гальперович: Надо сказать, что и штаб Бориса Ельцина учился у конкурентов. Тогда в России был учрежден пост вице-президента и Николай Рыжков шел на выборы в паре с бывшим командующим армией в афганской войне Борисом Громовым. Вслед за этим кандидатом в вице-президенты у Бориса Ельцина стал летчик, герой той же афганской войны Александр Руцкой. Но двигателем кампании, главным ее лицом был все же будущий президент России.



Геннадий Бурбулис: Я помню в знаменитом, легендарном Кузбассе у нас была встреча, нас предупредили, по-моему, даже в Прокопьевске, что там очень злой и раздраженный народ, люди как бы поддержали давно демократию и свободу, но ничего качественного не происходит, может быть даже лучше избежать этой встречи. Для Бориса Николаевича эта вещь немыслимая. Мы приехали, он начал выступать, в ответ начали кричать, задираться. Он перешел в какой-то момент на такую же форму неприятия, между прочим, Ельцин никогда матом не ругался, тем более, публично, это вообще исключено, но вот по стилю... И все это закончилось таким братанием, такой солидарностью, что все наоборот, мы ехали в тревожную среду, а уехали принятые, одобренные и поддержанные.



Данила Гальперович: Результаты голосования 12 июня, так удачно совпавшего с днем, когда Россия годом раньше провозгласила свой суверенитет, говорили сами за себя. При явке свыше 60 процентов Борис Ельцин набрал 57, Николай Рыжков - 17, а удививший всех Владимир Жириновский почти 8 процентов. И еще это были первые, но не последние выборы, на которых фаворит отказался участвовать в теледебатах.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG