Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История президентских выборов в современной России. Выборы 1996 года


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Андрей Шароградский: Радио Свобода продолжает знакомить с материалами об истории президентских выборов в России. Сегодня речь о выборах 1996 года, когда Борис Ельцин был переизбран на второй срок.



Данила Гальперович: Начало 1996 года. Борис Ельцин идет на второй президентский срок с минимальным рейтингом доверия после жестких экономических реформ, разгона Верховного совета и непопулярной войны в Чечне. Основной конкурент президента - вождь Компартии России Геннадий Зюганов. В этот момент недавно появившийся российский крупный капитал понимает, надо спасать ситуацию, а то придут коммунисты.


Опальный бизнесмен Борис Березовский понимает, что понял это раньше остальных коллег и начал работать над объединением усилий.



Борис Березовский: В 1996 году уже в Давосе это понимание уже, слава богу, пришло не только ко мне, пришло и к другим, кого сегодня называют олигархами. Я понял, что все наши споры, противоречия нужно, по крайней мере, на какое-то время забыть, поскольку речь идет просто о выживании. И тогда же я позвонил Гусинскому, с которым мы были, в общем-то, в напряженных отношениях, делили какую-то очередную собственность, и сказал: "Володь, по-видимому, надо встречаться, разговаривать". Мы встретились с ним, переговорили. После этого я стал думать над тем, кто мог бы организационно эту проблему решить. Я подумал о Чубайсе, я встретился с Чубайсом и я прямо ему сказал, что "Толя, есть такая проблема, которая касается всех нас". Нужно заметить, что Чубайс отреагировал мгновенно. Когда мы приехали из Давоса, Валентин Юмашев организовал нашу встречу с Ельциным, нашу, это олигархов. В то время был уже создан штаб, который работал под руководством Сосковца, которым, в общем-то, рулил на самом деле Коржаков. Они собирали какие-то митинги, давали разнарядке по железным дорогам, что делать, и так далее. В общем, типично советская, такая совковая технология.


Когда они убедились, как вы помните, что эта технология дает сбой, тогда они подсунули Ельцину три указа: один о роспуске парламента, другой о роспуске Компартии, третий о переносе выборов на два года. Катастрофические на самом деле предложения были сделаны Ельцину. Мы считали, что будет гражданская война в этом случае.


Я думаю, что Ельцин понимал, что не этим путем нужно бороться за власть. Поэтому принял решение после нашей встречи, когда мы ему действительно сказали, что у него рейтинг 5-6 процентов, он был очень удивлен, должен вам заметить, он понял, что мы не лукавим, что мы не врем, и он принял на следующий день буквально решение о создании параллельного штаба. Он также принял, в конечном счете, предложение, которое я ему сформулировал, о необходимости кооперации с Лебедем.



Данила Гальперович: Но лидер партии "Яблоко", а тогда кандидат в президенты Григорий Явлинский, говорит, что сначала существовала договоренность о совместных действиях его, Явлинского, генерала Александра Лебедя и академика Святослава Федорова, и Лебедь был буквально вырван из этого тройственного пакта Кремлем и помогавшими Кремлю бизнесменами. Григорий Явлинский считает, что для победы над Геннадием Зюгановым Борису Ельцину действовать нужно было по-другому и, прежде всего, не идти на сделку с олигархами. Тогда, по мнению лидера "Яблока", у демократии в России появился бы реальный шанс.



Григорий Явлинский: Смысл моего выдвижения заключался в том, что были реальные возможности занять третье место на выборах, и это означало бы создание с Ельциным партнерской коалиции, изменение курса, замену целого ряда фигур. Что касается курса, это я имею в виду вопросы коррупции, вопросы залоговых аукционов и криминальной приватизации и некоторые другие экономические проблемы, кроме того, целый ряд социальных проблем. И, создав такую коалицию, выиграть во втором туре у Зюганова. В этом был политический смысл моего выдвижения.


Атмосфера выборов, прежде всего, заключалась в том, что именно такой задаче противостояла та группировка, которая обслуживала Ельцина. В то время это были те, кого потом было принято называть олигархами, теперь беглыми олигархами. Вот они посвятили все свои силы для того, чтобы такие цели не были достигнуты. Поскольку те люди впервые участвовали в политике способом цензурирования прессы и манипуляциями, то, конечно, это был очень болезненный опыт, это было очень болезненное давление, которое проявлялось в самых разных формах. Многие элементы этого давления, я имею в виду манипуляции, ложь, если говорить о СМИ, административное давление, запреты и другие методы такого рода, они как раз были заложены тогда. Именно тогда ими и воспользовались. И фальсификации, масштабные фальсификации появились тоже именно тогда.



Данила Гальперович: О фальсификациях и неясности реальных результатов выборов 96 говорит и Геннадий Селезнев, тогда председатель Государственной думы и член Компартии, добившейся серьезного успеха на думских выборах 1995 года.



Геннадий Селезнев: Тогда, конечно, у Зюганова были большие шансы. И когда кто-то из прессы сказал, что якобы у Зюганова уже была победа обеспечена, а он испугался того, что ему нужно будет возглавить государство, позвонил ночью Ельцину и поздравил его с победой, этот вопрос так и остался до конца не раскрытым. Потому что никто не исследовал, ни Верховный суд, ни избирательная комиссия, так это было или не так. Хотя были откровенные факты фальсификации. Я не знаю, подтвердилось это или нет, но мне, скажем, называли, что в Татарии. Просто опрокинули наоборот, если у Зюганова было 67 процента, а у Ельцина 33, то взяли, переставили местами, Ельцину те самые 67, а Зюганову - 33. Никаких серьезных судебных разбирательств не было. Поэтому никто не знает, была ли у Зюганова победа или нет. Похоже, мне кажется, что она была.



Данила Гальперович: Первый тур выборов 16 июня 1996 года показал, что разрыв между Ельциным и Зюгановым не слишком значителен. Глава государства получил чуть больше 35 процентов, глава КПРФ чуть больше 32. И когда Кремль предложил Александру Лебедю, с 14 процентами пришедшему третьим, стать секретарем Совета безопасности, генерал проявил лояльность своему главнокомандующему. Вот что Александр Лебедь говорил после второго тура, когда Борис Ельцин победил окончательно.



Александр Лебедь: Сделан правильный выбор. Россия выбрала правильный вектор направления движения. В то же время это совершенно огромный вексель надежды и доверия, его надо оправдывать. Страна расколота практически пополам. Мы один народ, об этом неплохо было бы помнить.



Данила Гальперович: Сам Борис Ельцин поздравил россиян с их волеизъявлением.



Борис Ельцин: Президентские выборы состоялись. Они были свободными и честными. 3 июля мы с вами выбирали будущее нашей страны. Я горжусь тем, что мы выдержали это испытание. Я горжусь Россией, горжусь вами, россиянами. Вчера вы отстояли свое право на выбор, теперь его никто не отнимет. Это ваша заслуга, это ваша победа. Я благодарю всех, кто пришел на избирательные участки и исполнил свой гражданский долг.



Данила Гальперович: Мало кто сомневается в том, что если бы коммунисты тогда действительно пришли к власти в России, то о демократии и гражданском долге можно было бы забыть. Но многие скептики, однако, считают, что у россиян отнимать их право выбора начали именно в 1996 году.


XS
SM
MD
LG