Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пророк, журналисты и проблемы мусульманской диаспоры в Скандинавии


Ирина Лагунина: В минувшие дни в мировой прессе часто мелькали названия крупных городов Дании – главным образом в связи с уличными беспорядками, поджогами автомобилей и домов, столкновениями молодежи с силами безопасности. К сегодняшнему дню волнения вроде бы улеглись, но их причины и возможные последствия для страны и всего скандинавского региона искоренить одними лишь полицейскими мерами вряд ли удастся. Подробней об этом – в материале Ефима Фиштейна.



Ефим Фиштейн: Беспорядки в столице Дании Копенгагене случались и в прошлом, но носили они исключительно характер подросткового протеста, когда молодые люди со склонностью к жизни в коммунах и к анархистским воззрениям выражали таким образом свое недовольство очередным закрытием какого-нибудь бесплатного общежития или притона, выспренно именуемого центром альтернативной культуры. Но на этот разно ситуация принципиально иная – протест носит характер религиозно-социального конфликта. Участвуют в нем практически исключительно те, кого в Дании официально именуют «иммигрантами второго поколения» или «жителями мусульманского происхождения», что в лингвистическом отношении столь же бессмысленно. А надо сказать, что таких в Дании насчитывается не мало, не много – целых 7 процентов об общей численности населения.


Конкретной причиной – а может быть, и предлогом - для нынешней вспышки гнева стал сначала арест трех мусульманских парней, обвиненных в подготовке покушения на убийство одного из тех карикатуристов, чьи утрированные изображения пророка Магомета два с лишним года назад уже послужили детонатором большого международного скандала. Доказывая, что их угрозами не запугать, датские газеты и нынче вторично напечатали наиболее вызывающие из карикатур. И вот тогда-то и вывалилась на ночные улицы датских городов мусульманская молодежь жечь машины и мусорные контейнеры и забрасывать полицию булыжниками. Но можно ли считать действия хулиганов чистой реакцией на оскорбительные публикации или у их организаторов есть и другие цели? С таким вопросом я обратился к профессору Бенту Йенсену из университета в Одензее.



Бент Йенсен: Я убежден, что корни этих событий гораздо глубже, чем сам факт публикации этих картин. Это тоже не первый раз, когда картины были опубликованы. Тоже был эффект на Среднем Востоке, только с определенным опозданием. Я уверен, что что-то происходит организованно. Это не чисто стихийные реакции. Они достаточно открыто говорят об этом. Например, в Дании есть экстремистская организация, которая открыто заявляет, что их цель – халифат, они хотят, чтобы здесь это было и в один прекрасный день они нам покажут, как это будет. Слава богу, это только меньшинство мусульманского населения. Дело в том, что умеренные мусульмане молчат, они боятся, потому что очень редко, что кто-то говорит. Они сидят, спокойно ждут, что будет. Экстремисты все время действуют.



Ефим Фиштейн: Но ведь есть же в Дании и мусульмане менее агрессивных воззрений. Один из них, депутат датского парламента Насер Хадер даже основал движение Демократических мусульман, продвигающие идеи некоего «евроислама». Что о них думает профессор Бент Йенсен.



Бент Йенсен: Я считаю, что это очень слабая организация. Сам член парламента Насер Хадер, он очень хорошо выступает, он даже недавно упрекал наше правительство, что правительство хочет диалог с экстремистами. Он сказал, что не надо диалога, надо жестко сказать, что Дания – это не Газа, здесь есть порядок, здесь демократия. Нельзя, чтобы горели машины, школы и так далее. А сама эта организация очень маленькую роль играет, по-моему.



Ефим Фиштейн: Два года назад реакция мусульман на публикацию карикатур привела только к ужесточению иммиграционных законов и способствовала победе правых партий на всеобщих выборах. Каким может быть эффект нынешних беспорядков?



Бент Йенсен: Это трудно предсказывать. Как историк я больше люблю заниматься прошлым. Но, думаю, эти события будут открывать глаза «слепым» датчанам. Эти датчане, которые до сих пор говорят: нет, это ничего не значит, они как мы, это только чепуха. Все больше и больше понимают, что это серьезная угроза. Совсем недавно, два-три дня назад, лидер этой партии, народной социалистической партии, которая до сих пор не поддерживала радикалов, но не выступала против них, лидер очень резко высказался, что, пожалуйста, уезжайте домой, если вы хотите халифат, если вы хотите экстремизм, религиозную диктатуру, тогда, пожалуйста, вон отсюда как можно скорее. Это удивительно, что он это сказал – это первый раз.



Ефим Фиштейн: Чем объясняется явно изменившееся отношение датчан к новым меньшинствам? Ведь в прошлом Дания славилась образцовой терпимостью? Профессор Бент Йенсен.



Бент Йенсен: Я считаю, что совсем не надо быть терпеливым к этим радикалам. Дело в том, что они злоупотребляли нашим терпением. На самом деле датский народ очень терпеливый. Но они хамски ведут себя, так провокационно, так открыто злоупотребляют преимуществами нашей системы, что это просто надоело большинству населения.



Ефим Фиштейн: Но все-таки можно ли публикацию подобных карикатур считать проявлением свободы слова или скорее неумной провокацией? Позволяют ли себе датчане, скажем, смеяться над христианскими ценностями и символами?



Бент Йенсен: Это трудно сказать. Хотя скандинавские страны похожи, все-таки они тоже достаточно много отличаются друг от друга. В Швеции больше политкорректности, а у нас нет. Датчане более откровенно говорят обо всем, шведы очень политкорректны. Шведское правительство не любит, что происходит здесь. А как это будет влиять на другие мусульманские общины – трудно сказать.



Ефим Фиштейн: Профессор Бент Йенсен из университета в Одензее считает, что датские события не грозят перекинуться на соседнюю Швецию. В таком случае. Я попрошу нашего корреспондента в Стокгольме Наталью Казимировскую рассказать, как решается проблема мусульманских меньшинств в Швеции.



Наталья Казимировская: В эти дни в Швеции проходят дискуссии по поводу ужесточившихся требований в области преподавания и изучения шведского языка на языковых курсах для иммигрантов. До сегодняшнего дня посещение таких курсов давало возможность в течение многих лет получать за это деньги и иметь минимальный источник дохода, учащимся не предъявлялись специальные требования, им можно было неоднократно и без особых причин прерывать обучение, а затем продолжать его и так далее. Подобная система использовалась многими как бездонная кормушка и способ избежать необходимости официального трудоустройства. Так больше не может продолжаться – с совместным заявлением, опубликованном в крупнейшей шведской газете «Дагенс Нюхетер», выступили министр образования Ян Бьёрклунд и министр интеграции Ниамко Сабуни. Они сообщили, что с будущего года срок пребывания на подобных курсах сократится до трёх лет, прерывать учёбу, а затем вновь возвращаться с тем, чтобы её продолжить, можно будет не более двух раз, усилится контроль и проверка ведения занятий, а при окончании курса будет введён обязательный национальный экзамен. Не сдавший экзамен будет, тем не менее, считаться пригодным для использования на рабочем рынке.


Подобная «жестокость» по отношению к несчастным иммигрантам уже вызвала ряд заявлений и протестов, не помогло даже то, что министр интеграции пообещала всем радивым выпускникам этих курсов, осилившим азы шведского языка, с начала будущего года выдавать в порядке поощрения по несколько тысяч шведских крон.


Критика в адрес правительства, связанная с усилением контроля над языковыми курсами, обсуждается в контексте и других событий, как к примеру, необходимость новым иммигрантам доказать наличие достаточного жилья и официального источника дохода при приглашении в гости своих друзей и родственников, а также недавнее постановление о том, что просившие, но не получившие в Швеции убежища, граждане Ирака обязаны вернуться назад в свою страну. Возвращаться иракские граждане, как это ни странно, не желают, да и принимать их назад, судя по высказыванию министра по правам человека Иосифа Азиза из иракского Курдистана, опубликованному 20 февраля в газете Свенска Дагбладет, не очень жаждут.


Если учесть события, происходящие в соседней Дании, отчётливо напоминающие те, что происходили два года назад в Париже, то можно понять обеспокоенность и неуверенность шведов, их постоянное желание быть, как можно лояльнее. По мнению профессора правовой социологии при Лундском Университете Хокана Худэна, расчёт на жёсткость мер может вызвать только большее отчуждение и взаимную враждебность, а массовые уличные беспорядки и пожары в столицах европейских государств – это, по его словам, опасная тенденция развития, эффект спирали, который может привести к подобным последствиям и в Швеции. Это происходит уже и сейчас в отдельных районах страны, не принимая пока массового характера. По мнению Худена возможность загасить эту тенденцию уже упущена. Что может стать конкретной причиной возникновения беспорядка, по его мнению, не так уж и важно, ибо не это есть истинная причина. Любой пустяк, как капля, может переполнить чашу накапливающегося раздражения и недовольства и вызвать уличные беспорядки.



Ефим Фиштейн: Учитывая, что выходцев из мусульманских стран в Скандинавии становится все больше, а терпение коренных жителей этих стран иссякает, думаю, что еще не раз и не два придется возвращаться к этой теме.

XS
SM
MD
LG