Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Санкт-Петербурге окончательно приостанавливает свою работу Европейский университет


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Марк Крутов : С сегодняшнего дня в Санкт-Петербурге окончательно приостанавливает свою работу Европейский университет, во многом уникальное для России учебное и научное заведение для аспирантов-гуманитариев. В начале работа университета была временно приостановлена из-за нарушений правил пожарной безопасности. Несмотря на то, что нарушения эти во многом были устранены, суд оставил решение о приостановке работы учебного заведения в силе. В защиту университеты были собраны тысячи подписей. Его руководству удалось найти для временного проведения занятий другое здание в Санкт-Петербурге, удовлетворяющее требованиям противопожарной безопасности. Преподаватели и аспиранты, многие из которых считали решение о приостановке деятельности политическим, поверили в счастливый итог этих злоключений. И вот вчера иллюзии развеялись. По факсу пришло распоряжение Комитета по науке и высшей школе правительства Петербурга о приостановке лицензии. Притом, что еще в конце минувшей недели глава комитета Александр Викторов публично заявил, что Европейский университет не выселят и не закроют. Продолжит тему корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Хроника событий такова. 8 февраля прямо посреди занятий помещения ВУЗа опечатывают судебные приставы - в акте Госпожарнадзора значатся 52 пункта несоответствия здания нормам пожарной безопасности. На следующей неделе более 20 пунктов устранены, остальные таковы, каковыми они будут практически в любом старинном здании, нагрянь туда пожарный инспектор. Почему пожарные выбрали именно европейский университет, неясно. То ли здание кому-то понравилось, то ли, наоборот, не понравилась одна из университетских программ, а именно "Межрегиональная электоральная сеть поддержки", предполагавшая обучение наблюдателей за выборами. Руководство университета эту программу закрыло до начала обучения, но гроза все равно разразилась.


Второе заседание суда оставило в силе решение о приостановке деятельности ВУЗа. Началась кампания в его защиту - преподавателей, студентов, сотен ученых со всего мира. 22 февраля пришло письмо от постоянной комиссии Законодательного собрания Петербурга по образованию, науке и культуре, где значилось, что "следует принять все возможные меры для соблюдения прав и законных интересов" слушателей Европейского университета, и что "представляется целесообразным решение арендовать для указанных выше целей учебные помещения, удовлетворяющие требованиям образовательного процесса". И помещение нашлись - в Университете экономики и финансов. Но 26 февраля в Европейский университет пришла новая бумага - распоряжение Комитета по науке и высшей школе правительства Петербурга о приостановке лицензии. В комитете брать комментарий оказалось не у кого, секретарь Анастасия Марголина объяснила:



Анастасия Марголина : Председателя комитета нет. Он в командировке, будет завтра. Начальник отдела - на больничном.



Татьяна Вольтская : Понятно, что от таких качелей - от отчаяния к надежде и обратно - голова может пойти кругом. Говорит декан кафедры этнологии Европейского университета Илья Утехин.



Илья Утехин : Сегодня нас собрал ректор для того, чтобы объявить о том, что утром по факсу пришло сообщение из Комитета правительства Санкт-Петербурга по науке и высшей школе, подписанное Викторовым, председателем комитета.



Татьяна Вольтская : То есть тем самым председателем комитета, который в пятницу во всеуслышание заявил, что никто не собирается ни выселять Европейский университет, ни закрывать его.



Илья Утехин : Да, это как бы получается, что одной рукой он делает одно, а другой рукой делает другое. Я не знаю, что это значит. Он сейчас был недоступен для комментариев. Не вполне понятно - действительно это противоречит всему тому, что до сих пор как бы выяснялось. Были самые разные сигналы. Они были, в основном, обнадеживающие.



Татьяна Вольтская : И ведь сигналы эти были в виде официальных бумаг.



Илья Утехин : Понимаете, что значит "официальная бумага"? Было решение суда. А решение суда отменить комиссия при Законодательном собрании не может при всем желании. Решение суда может отменить тот же самый суд или вышестоящий.



Татьяна Вольтская : Правда, Александр Викторов все-таки успел объяснить, что лицензия приостановлена в соответствии с законом в связи с предписанием пожарных, а для преподавания на новых площадках нужна новая лицензия. Говорит ректор Европейского университета Николай Вахтин.



Николай Вахтин : Завтра я встречаюсь с председателем комитета Викторовым. Я искренне надеюсь, что нам удастся решить этот вопрос. Во всяком случае, в его сегодняшнем интервью, которое он дал, не помню кому, промелькнула идея, что в течение нескольких дней они могут дать нам разрешение проводить занятия на арендованных площадях. Если это действительно возможно сделать в течение нескольких дней, тогда у нашего университета еще есть шанс.



Татьяна Вольтская : Илью Утехина все это не очень обнадеживает.



Илья Утехин : Я отказываюсь видеть вполне обычную формальную логику за всем этим. Если у нас одна ветвь власти может брать на себя смелость давать совет о том, как решение другой ветви власти обойти, притом намекают на то, что мы на этом закроем глаза, конечно, цель благая. Я был бы очень рад, если бы нам разрешили это сделать. Но видите, ситуация, которая сложилась после того, как приостановлено действие лицензии, она просто катастрофичная. Это значит, что все закрыто. Никаких занятий нигде проводить нельзя, даже так как советовали - на арендованных площадях. Это нужно будет выяснять, что там дальше, и почему так? Потому что вроде бы постоянный контакт ректората с этим комитетом не предвещал ничего такого.



Татьяна Вольтская : Или решение принимается не на этом уровне, а на более высоком.



Илья Утехин : Знаете, как в картинах мастеров эпохи Возрождения на античные сюжеты. Что-то там происходит за облаками у небожителей, а головы летят внизу.



Татьяна Вольтская : Все это напоминает просто игру кошки с мышкой.



Илья Утехин : Это не просто игра кошки с мышкой, а это накинутая одна удавка, потом вторая, потом третья, которые, даже будучи приспущенными, в сумме дают нам полное удушение. Ситуация, в которой любой наш шаг будет приводить к ухудшению ситуации. Если мы попробуем продолжить учебный процесс, то это автоматически приведет не к приостановлению, а к отзыву лицензии. Чем дольше такая неустойчивость и непонятная ситуация, тем сложнее потом будет всем контролирующим органам объяснять, то, что происходит.



Татьяна Вольтская : Ректор Николай Вахтин все это время подчеркивал, что не видит во всем этом политических причин.



Николай Вахтин : Я чем дальше, тем больше укрепляюсь в том, что здесь нет политических причин.



Татьяна Вольтская : Илья Утехин, но это его личное мнение, считает иначе.



Илья Утехин : Эти политические причины могут быть совсем не такими, какими они были представлены. Вполне возможно, что речь идет не о каком-то проекте, а просто в западных деньгах. Потому что западные деньги, которые участвуют в финансировании, в России автоматически представляют подозрение. Более того, в определенных общественных условиях общественные науки начинают иметь политическое звучание. Социологи и политологи анализируют реальность политической жизни.



Татьяна Вольтская : Получается, что честный социолог - уже оппозиционер. Сейчас студенты Европейского университета создают студенческий совет для его поддержки, а те, кто только собираются туда поступать, создали ассоциацию потенциальных абитуриентов. Они считают, что то, что сейчас происходит, лишает их права на образование.



XS
SM
MD
LG