Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уже в это воскресенье российские избиратели сделают свой, хорошо всем понятный выбор и начнется "обратный отсчет" времени - до инаугурации нового президента России Дмитрия Медведева. Конечно, на первый взгляд в российской политике - в том числе и внешней – мало что может измениться. Медведев – наследник президента Владимира Путина, его официально выдвинула правящая "Единая Россия" и выдвинула именно для того, чтобы ничего нигде не менялось. Однако это утверждение еще не означает, что все будет так, как задумано.


Можно предложить массу вариантов дальнейшего развития ситуации в стране – "дуумвират" Медведева и Путина, скорый уход в тень Медведева для возвращения Путина или, напротив, скорый уход в тень Путина и усиление нового президента.


Однако если исходить не из схем, а из реалий, логика президентской должности в России такова, что рано или поздно должна усилить обладателя регалий главы государства. И если принятие решений по ряду принципиальных внутриполитических и внутриэкономических вопросов будет ему еще долго недоступно – впрочем, как долго было недоступно и Путину после решения Бориса Ельцина передать власть премьеру – то вопросы внешней политики Медведев может начать определять довольно быстро.


Будут ли внешнеполитические подходы Медведева отличаться от путинских?


Вероятность этого велика – и, конечно же, не из-за политических взглядов действующего президента и его преемника – я вообще опасаюсь, что у этих людей нет политических взглядов. Но Путин органично был связан с номенклатурой в погонах, людьми, выросшими и сделавшими карьеру на противостоянии блоков, сам еще с юности попросился в КГБ – словом, был идеальным лоббистом интересов ВПК, а газпромовским кошельком разве что пользовался. И если бы сам Путин – если бы была такая возможность – остановился скорее на первом вице-премьере Сергее Иванове, чем на первом вице-премьере Дмитрии Медведеве – то тогда действительно ничего бы не изменилось. Продолжилось бы лоббирование интересов ВПК, только уже не полковничье – генеральское.


Дмитрий Медведев – чиновник, нашедший особое удовольствие в лоббировании других интересов – газпромовских. В роли председателя совета директоров Газпрома он отнюдь не был свадебным генералом. И нужно признать, что ни одному другому председателю совета директоров – за исключением разве что занимавших этот пост короткое время Виктора Черномырдина и Рэма Вяхирева – не пришлось активно участвовать в разработке стратегических направлений развития компании, всерьез повлиявших на внешнюю политику России. Медведеву удалось вполне вписаться в менеджмент компании, в путинскую эпоху все более усиливающую свое влияние на государственную политику. И совершенно не случайно был организован именно его визит в Белград – главной в этом визите оказалась не столько политическая, косовская, сколько энергетическая составляющая.


Конечно, президенту Владимиру Путину тоже приходилось выступать в роли лоббиста газпромовских интересов. Но роль президента Дмитрия Медведева будет здесь куда более осмысленной. Партнерам России следует уже сегодня готовить себя к тому, что новый президент может произносить не сакраментальное "Государство – это я", а гораздо более понятное в России "Корпорация – это я".


XS
SM
MD
LG