Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президентские выборы в России 2000 года


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Александр Гостев: Радио Свобода продолжает знакомить вас с материалами об истории президентских выборов в России. Сегодня мы говорим о выборах 2000 года. Мой коллега Данила Гальперович в своем материале вспоминает, с каких слов Бориса Ельцина началась та президентская кампания.



Борис Ельцин: Я ухожу. Ухожу раньше положенного срока. Я понял, что мне необходимо это сделать. Россия должна войти в новое тысячелетие с новыми политиками, с новыми лицами, с новыми умными, сильными, энергичными людьми. А мы, те, кто стоит у власти уже многие годы, мы должны уйти. Россия уже никогда не вернется в прошлое. Россия всегда теперь будет двигаться только вперед. И я не должен мешать этому естественному ходу истории.



Данила Гальперович: Кроме этих слов, Борис Ельцин попросил у российского народа прощения за все тяготы, которые соотечественникам президента пришлось испытать за годы реформ. Но извинения уходящего лидера касались его одного, а вот сам ранний уход и четкое обозначение того, кого Ельцин хочет видеть вместо себя, касались всего государственного аппарата. Власть провожала Бориса Ельцина как неудобного человека, сделавшего своим уходом всем хорошо. Но его преемник Владимир Путин в то время воздавал ушедшему лидеру должное и даже говорил, что не хотел досрочной отставки президента.



Владимир Путин: Как вы догадываетесь, после такого несколько неожиданного для меня самого заявления президента реакция моя была сдержанной довольно. Довольно сдержанной была реакция, и Борис Николаевич это почувствовал. Скажу даже честнее, я пытался от этой темы уйти, для меня это было неожиданным решением. Я действительно искренне считал и сейчас думаю, что мы могли бы и дальше в таком тандеме неплохо решать некоторые проблемы, используя фактор Ельцина как человека авторитетного в мире. Но он посчитал иначе. Я думаю, что в значительной степени это связано с тем, что он хотел, чтобы президентская кампания, будущая президентская кампания развивалась так, как ему хочется, и он явно создавал условия, помогал мне, так скажем. Надо прямо сказать, он дает мне фору в этой президентской кампании, и делает это сознательно. Хотя он мне прямо сказал о том, что для меня, наверное, это не очень хорошо, наверное, на меня кто-то обидится. Он сказал мне об этом.



Данила Гальперович: Кампания Владимира Путина стала венцом операции "Преемник", которую Кремль начал осуществлять сразу, как только понял опасность прихода к власти объединившихся мэра Москвы Юрия Лужкова и бывшего премьера Евгения Примакова. Режиссер этой операции - бизнесмен Борис Березовский - вспоминает, что за полгода до отставки Бориса Ельцина Путин казался Кремлю самым подходящим, если не единственным подходящим кандидатом.



Борис Березовский: Путин, по крайней мере, на этом этапе, на этапе предвыборной борьбы, выборов, полностью оправдал Ельцина ожидания, безусловно, и всей той группы, которая стояла за Ельциным. А поскольку, в отличие от Кириенко, в отличие Степашина, он не пытался искать компромиссов и быть хорошим для Зюганова, для Лужкова, для Примакова и так далее, он достаточно последовательно проводил ту линию, о которой договорился с Ельциным. Ельцин меня посылал именно для того, чтобы в июле месяце 1999 года, или уже в августе, чтобы переговорить с Путиным о намерениях Ельцина назначить его премьер-министром. И Путин, должен заметить, тогда, по крайней мере, делал вид, что не готов к этому. Я помню только фразу Ельцина, когда он первый раз увидел Путина, он сказал: "Ну, да, понятно... Ну, вроде ничего, но такой маленький для России..."



Данила Гальперович: Традиционные кандидаты в президенты - Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский - сразу поняли, что действовать против них в случае их излишней активности будут решительно, и кампании лидеров КПРФ и ЛДПР были очень тихими. Лидер партии "Яблоко" Григорий Явлинский, напротив, решил бороться серьезно.



Григорий Явлинский: С одной стороны, Путин был человеком, которого поддерживали все демократы, кроме меня. А с другой стороны, было совершенно очевидно, что вот этот уже случай - это коммунисты у власти, это уже было ясно абсолютно. Какой там Зюганов? Вот это будет вам точно по полной программе. Все, что он сможет сделать из того арсенала, все это будет сделано. И здесь уже нужно бороться по-настоящему. Именно поэтому на выборах этих, несмотря на фальсификации, скажем, у меня в Москве было более 20 процентов. Сегодня это трудно даже представить, что у демократов могут быть такие результаты, а они действительно были. С другой стороны, был очевиден масштаб фальсификаций, он, конечно, был совершенно просто невероятен. Тогда уже совершенно невозможно было участвовать ни в каких телевизионных политических дебатах, но тогда вдруг открылось для меня совершенно неожиданное направление, и суть его заключалась в том, что я участвовал во всех неполитических передачах. Вот тогда власти не понимали, что есть разные способы борьбы. Вот я участвовал во всяких передачах, не помню, как они назывались, "Она сама", "Он сам", "Мы с тобою", "Он со мною", "Смак", про собак и про кошек - во всех этих шоу. И это привело к колоссальному интересу, потому что очень много людей это смотрят. И после этого как раз приняли решение, что политики ни при каких условия не должны появляться на развлекательных каналах, потому что это очень мощная вещь оказалась.



Данила Гальперович: Для Радио Свобода президентская кампания 2000 года проходила на фоне другой кампании - за освобождение корреспондента Свободы Андрея Бабицкого, захваченного в Чечне сначала военными, а потом некими вооруженными формированиями, лояльными Москве. Сама Москва в лице представителя Кремля Сергея Ястржембского говорила, что многое из того, что происходит с Андреем Бабицким, является для нее неожиданным.



Сергей Ястржембский: На одном из перекрестков дороги, соединяющей два населенных пункта - Аргун и Шали, произошел обмен, в ходе которого господин Бабицкий был обменян на двух военнослужащих, которые находились в плену у бандитских формирований. Это, я понимаю, неожиданная информация, она действительно для нас тоже неожиданная. Андрей Бабицкий согласился с таким обменом. И как мне только что буквально сообщили, такой обмен состоялся.



Данила Гальперович: В конце концов, Андрея Бабицкого удалось отстоять, а Владимир Путин победил на выборах 26 марта, в первом туре, набрав более 50 процентов голосов избирателей. Всеми деталями своего восхождения к власти, от военных действий в Чечне до первых репрессий против журналистов, новый президент России давал понять, какой режим может установиться в России в ближайшие годы.


XS
SM
MD
LG