Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Необыкновенные американцы» Владимира Морозова: учителя Том и Кэйтлин




Александр Генис: Сегодняшний выпуск «Американского часа» завершит очередной радиоочерк Владимира Морозова из его цикла «Необыкновенные американцы»: школьные учителя Том и Кэйтлин.



Кэйтлин: Мы живем в маленькой квартире. А у него смотрите, 5 или 6 кибордс, все стены гитарами завешаны, мандолина, аккордеон. А это картонные коробки с дисками, их некуда поставить. Иногда Том включает музыку и совершенно забывает, что я рядом.



Владимир Морозов: Кэйтлин вовсе не жалуется на мужа. Молодая пара просто рассказывает мне о своем житье-бытье.



Том: Ну, мандолину я недавно продал, а гитар столько, потому что они звучат по-разному. Вот это гавайская, а эту я привез из Мексики.



Владимир Морозов: Том и Кэйтлин - учителя. Она - в начальных классах, он - в средней школе, математик. Ему – 28, ей - 25. В своем доме я смогу развесить все свои гитары в отдельной комнате, - мечтает Том. Покупка дома отложена на летние каникулы. А сколько получает учитель в начале карьеры?



Кэйтлин: Это зависит от района. В штате Нью-Йорк стартовая зарплата от 32-х до 42-х тысяч долларов в год, то есть 2700 – 3300 в месяц. Максимальная зарплата учителя? Больше 8 тысяч в месяц. Но для этого надо отработать в школе не меньше 30 лет.



Владимир Морозов: Но и ваш заработок, наверное, неплох для начала? Кэйтлин и Том в один голос отвечают, что было бы неплохо, если бы не так называемые студенческие долги, взятые в банке для оплаты учебы.



Кэйтлин: Я должна 40 тысяч долларов. Почему так много? Потому что я училась в частном университете.



Том: У меня тоже есть долги, но поменьше, около 20 тысяч. Когда мы сможем все выплатить?



Кэйтлин: А никогда! Зато можно отдавать понемногу. Я плачу 300 долларов в месяц.



Владимир Морозов: В Нью-Йорке нелегко найти учителя в школу. Дети трудные и заработок по сравнению с другими профессиями небольшой. А как в вашем городе Саратога-Спрингс?



Кэйтлин: У нас непросто найти место в школе. Большой конкурс. А лет 15 назад и у нас неохотно шли в учителя. Врачи, адвокаты, программисты получают гораздо больше. Но потом молодежь перестала так явно гоняться за деньгами и вдруг захотела приносить пользу. Со мной в университете училась одна женщина, которая прежде была адвокатом в крупной фирме и зарабатывала кучу денег. Но это не принесло ей счастья.



Владимир Морозов: Отец Кэйтлин шел в обратном направлении. Начинал учителем, потом пошел в программисты: надо было зарабатывать. Мать сидела дома. Кэйтлин, а почему она не работала? Семья большая?



Кэйтлин: Старший брат, старшая сестра и младшая сестра. Кем работают? Младшая - фотограф. Старшая - дома с детьми. А старший брат умер три года назад. Что случилось? Наркотики. У него был биполярный психоз. Ходить к врачам брат не любил. Пытался лечиться сам, глотал какие-то таблетки, часто был в депрессии. Потом покончил с собой.



Владимир Морозов: У брата была та же болезнь, что и у самой Кэйтлин – биполярный психоз. Сначала думали, что просто трудный характер.



Кэйтлин: Мне поставили диагноз на первом курсе. Я сутками не вставала с постели, часами плакала. Или вдруг начинала бегать по магазинам, накупала кучу не нужных мне вещей, залезала в большие долги. Дико напивалась. Мысли летели без остановки, начинала так быстро говорить, что меня не понимали. А я не замечала, что говорю, обижала друзей.



Владимир Морозов: Она дважды лежала в больнице. Хотя в школе и в колледже училась отлично. У нее всегда было много друзей. Скажите, а как они воспринимают… ваши странности?



Кэйтлин: Многие думают, что если у тебя биполярный психоз, то ты сумасшедшая. Но я веду нормальную жизнь. Нормальной меня все и считают… до очередного срыва. Но теперь мне лучше. Психологи научили контролировать свое состояние. Лекарства снимают резкие перепады настроения, смягчают депрессию, тревогу.



Владимир Морозов: Ребята, а как вы поженились? Жених сделал официальное предложение?



Кэйтлин: Мы поехали в Нью-Йорк на Рождество. Бродвей и Пятая авеню, все в огнях, везде музыка. По улице валит веселая толпа… Том сделал мне предложение, когда мы на конной упряжке проезжали мимо катка в Центральном парке. Подарил вот этот перстень. Это алмаз и золото.



Владимир Морозов: Кэйтин, поздравляю, вам достался богатый и щедрый муж. Перстенёк дорого стоит?



Том: Да, нет, я не такой щедрый. Я скупердяй. На этот подарок пошли две месячные зарплаты. И я не богатый. Я потом все думал, надо ли было тратить такие деньжищи. Потом успокоился. Не каждый день делаешь предложение женщине, которую любишь. Я выбрал самый красивый перстень в ювелирном магазине.



Владимир Морозов: Кэйтлин, а какой самый памятный день в вашей учительской практике?



Кэйтлин: Я работала в городе Троя, там были трудные дети. Мальчишки дрались. Один ударил девочку по лицу. И однажды я сказала им, что урока не будет. Отойдем от столов. Я буду задавать вопросы. Если ответ «да», то делайте шаг вперед. Я сделаю то же самое. Начала с простого. Вам нравится рэпер Крис Браун? Любите ли вы ходить в школу? Учились ли вы в другой школе? Потом – вопросы посложнее. Вам трудно заводить друзей? Бывало ли вам одиноко? Вас предавали друзья? Ваши родители разводились? Вы были на воспитании в чужой семье?



Владимир Морозов: Сначала дети жались, потом осмелели и сами стали задавать вопросы. Вас дома били? Кэйтлин тоже шагнула вперед, ее били и довольно жестоко, правда, не родители, а брат. Случалось ли вам быть в депрессии? Вы думали о самоубийстве?



Кэйтлин: В заключение я сказала им: «Смотрите, мы очень похожи. Нам всем было больно, мы знаем, что это такое». Потом они писали сочинение о том вопроснике. И Джон, который дрался чаще всех, хотя был маленький и щуплый, какой-то истеричный, вдруг написал, что теперь он больше не чувствует себя таким одиноким.





XS
SM
MD
LG