Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Кинообозрение» с Андреем Загданским: фильм Тони Гилроя «Майкл Клэйтон»




Александр Генис: Могущество «Оскара» заключается не только в том, что он, как это случилось в минувшее воскресенье, приковал к экранам сотни миллионов телезрителей, но и в том, что этот бог кино распоряжается календарем по своему произволу. Понатревшие в тактике продюсеры тщательно следят за тем, чтобы все претендующие на приз фильмы вышли в удобное для Академии время. Однако и в Голливуде бывают промахи. Так случилось с выпущенным в бесполезное с этой точки зрения время - ранней осенью – триллером «Майкл Клэйтон». Но неожиданно для самих авторов этот фильм стал набирать обороты и, когда он вдруг получил сразу семь номинаций, включая категорию «лучший фильм года», студия нашла неожиданное коммерческое решение. Триллер не только вернули в массовый прокат, но - и параллельно, прямо перед оскаровской церемонией - выпустили на ДВД. Такой массированный удар по зрителю принес свои плоды. «Майкл Клэтойн» оказался в центре внимания американских зрителей.

Сегодня мы обсудим эту картину с ведущим «Кинообозрения» «Американского часа» Андреем Загданским. Андрей, прежде чем мы будем говорить о сегодняшнем фильме, я хочу задать вам другой вопрос: как вам «Оскар»?



Тони Гилорй, «Майкл Клэйтон»


Tony Gilroy’s ‘Michael Clayton’



Андрей Загданский: «Оскар» не показался в этот раз достаточно справедливым. Некоторое удивление у меня только вызвал приз за лучший оригинальный сценарий к фильму «Джуна». Автор Диабло Коди.



Александр Генис: Как вы помните, я как раз и говорил, что слухи об этом фильме абсолютно верные/



Андрей Загданский: Я об этом подумал, когда смотрел всю церемонию.



Александр Генис: Но зато фильм, который вы назвали лучшим фильмом года, получил «Оскара».



Андрей Загданский: Скажем так, что Американская киноакадемия попала в десятку. Это картина, с моей точки зрения, отличается по уровню мастерства от других картин. Хотя в этом году яркие картины участвовали в конкурсе.



Александр Генис: И мне очень понравилось, что не как «Титаник», который смел все «Оскары» в одну корзину, а здесь получили разные фильмы, довольно широкий спектр кино.



Андрей Загданский: Действительно, каждая картина, которая была номинирована, за исключением «Скафандров и бабочек», которая мне, кстати, очень понравилась, получили ту или иную награду: за лучшую декорацию, за лучший грим…



Александр Генис: Что хорошо говорит о состоянии кино сегодня.



Андрей Загданский: Но интересно, что все актерские призы получили не американские актеры.



Александр Генис: Это говорит об интернациональном Голливуде.



Андрей Загданский: Что тоже не новость. И еще одна есть деталь, что «Оскар» за лучший фильм года и лучшую режиссуру получили люди не голливудовские. Братья Коэн это независимое, отдельное от Голливуда кинопроизводство.



Александр Генис: Из всех фильмов, которые фигурировали на «Оскаре», один вызвал мое самое большое удивление. Это именно тот фильм, о котором мы сегодня собираемся говорить – «Майкл Клэйтон». Потому что я все-таки не могу понять, почему он попал в пятерку лучших.



Андрей Загданский: Я думаю, что он попал в пятерку лучших заслуженно. Это фильм об очень болезненном, понятном и узнаваемом американским зрителем материале. О юридической фирме, о том, как она живет, как она работает. Как вы знаете, адвокаты и весь мир юриспруденции занимают важнейшее место в американской жизни. Периодически мы слышим об огромных исках на много миллиардов долларов, когда судят авиакомпании, производителей мяса, производителей пластмассовых игрушек… То есть все время в том или ином направлении передвигаются миллионы или миллиарды долларов. И за этим, помимо недобросовестных производителей, стоят юридические фирмы. Понятно, что когда такая большая денежная игра, то всегда есть, что скрывать. И вот в фильме «Майкл Клэйтон» появляется некоторый принципиально новый персонаж, который представляет этот мир. Этот человек санитар, человек, который наводит порядок в юридической фирме, когда что-то выходит из-под контроля. В данном случае, когда один из принципиальных игроков, адвокат, который должен представлять компанию на большом иске, выходит из-под контроля в полном смысле этого слова, перестает принимать свои лекарства, оказывается неуправляемым. Его арестовывают, нужно навести порядок. И это приводит к целой цепочке драматических последствий. Главный герой, Майкл Клэйтон, которого играет Клуни, есть такой человек этого мира, но в отличие от многих других героев фильмов-действий, он - человек растерянный, потерянный, такой онегинский персонаж.



Александр Генис: Или Гамлет.



Андрей Загданский: Он - выброшенный человек. Он когда-то совершил определенную сделку со своей совестью, он оплачивает эту сделку по сей день и, будучи в глубине души, по всей видимости, человеком достойным и нормальным, хотел бы как-то вырваться из этой ситуации. То есть он полон энергии, таланта, жизненных сил, но ситуация не позволяет ему опять стать человеком.



Александр Генис: Все это звучит очень интересно, но у меня остаются претензии к фильму, а именно его изначальная сюжетная предсказуемость, фабульная предсказуемость этой картины. И герой его, которого вы так замечательно описали, на самом деле это, конечно, одинокий ковбой, который был во всех фильмах Голливуда, начиная с немых. Единственное, что делает это фильм несколько необычным, на мой взгляд, это невероятно растянутая экспозиция. Хичкок нас научил тому, что в первом кадре фильма мы уже узнаем всю предысторию, а дальше развивается действие. А здесь я специально посмотрел на часы: 40 минут уже фильм идет, а мы все еще не понимаем, что толком происходит, кто такой герой, чем он занимается. Вот эта растянутая экспозиция и показалась мне интересным приемом. То есть зрителя не вбрасывают в действие, а заставляют его потихоньку войти в эту дикую, странную юридическую атмосферу, которую так любят американцы снимать. Но предсказуемость концовки мне показалась обидной для такого мастера как Клуни.



Андрей Загданский: То, что вы говорите, очень любопытно. Действительно, экспозиция, долгое оттягивание, введение принципиальных обстоятельств игры делают эту картину интересной. Может быть, была бы еще длиннее экспозиция, картина была бы лучше. Есть предсказуемость, есть обязательное наказание зла, которым заканчивается фильм, и это делает фильм куда менее интересным в моих глазах, но, по всей видимости, куда более успешным для зрителей.



Александр Генис: Во всяком случае, для проката. Интересно, что фильм, конечно, очень нарцистический. Мы видим Клуни все время на экране. В конце просто нам показывают пять или восемь минут подряд просто его лицо. И это мне напомнило довольно забавную ситуацию во время «Оскара», когда один из интервьюеров сказал Клуни: вы знаете, раньше все хотели быть Гарри Купером, а теперь все хотят быть Клуни. Он ответил: «Это потому, что Купер - мертвый».



Андрей Загданский: Клуни человек вообще очень скромный, Клуни не Гарри Купер, он всего лишь Джордж Клуни. Но он не только интересный и очень талантливый актер, но и очень интересный режиссер. Мы помним его картину « Good night and good luck ». Это была его режиссерская картина, которая была очень хорошо принята зрителями и она, с моей точки зрения, говорит о многогранных талантах Джорджа Клуни. И я уверен, что мы еще не раз его увидим на оскаровских церемониях.


XS
SM
MD
LG