Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. «Правит Кремль» - «Нью-Йорк Таймс» начинает публикацию статей для американской и российской аудитории. Есть ли предел цену рост на нефть. Скончался Уильям Бакли, титан американского консерватизма.


Сегодня в Америке



Юрий Жигалкин : «Правит Кремль» - «Нью-Йорк Таймс» начинает публикацию статей для американской и российской аудитории. Есть ли предел цену рост на нефть. Скончался Уильям Бакли, титан американского консерватизма. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


Накануне президентских выборов в России респектабельная «Нью-Йорк Таймс» решила начать беспрецедентную акцию. Она приступила к публикации серии статей о России, предназначенных не только для американской, но и для российской аудитории. Серия статей под рубрикой «Кремль правит» открылась на днях статьей под характерным для американской прессы заголовком «Железная хватка Путина душит оппонентов». Одновременно, русский перевод статьи был помещен на русскоязычном блоге «Нью-Йорк Таймс». Автор статьи глава корпункта газеты в Москве Клиффорд Ливи рассказывает о том, как власти Нижнего Новгорода, верные Владимиру Путину, откровенно, почти не маскируясь, организуют нужный исход президентских выборов в регионе. Рабочим ГАЗа угрожают всяческими карами, если они проголосуют не за нужного кандидата. От них требуют подтвердить свое участие в голосовании, позвонив по телефону кураторам после выхода из избирательного участника. В школах дети получают «План Путина» и инструкции о том, как заниматься агитационной работой с родителями. Оппозиция не способна даже снять помещения для проведения предвыборного собрания. «За фасадом демократии скрывается централизованная система, которую по всей стране представляют кадры лоялистов. Они не будут долго раздумывать перед тем, как прихлопнуть тех, кто бросает вызов правящей партии, пишет Клиффорд Ливи в "Нью-Йорк Таймс". - Впрочем, Россия Путина не Советский Союз. Для большинства россиян, жизнь стала свободней, чем прежде, критика Кремля допустима, если она не результат широкой организованной кампании».


Я связался с автором статьи Клиффордом Ливи и спросил - почему уважаемая газета решила обратить столь пристальное внимание на события в России, и есть ли у авторов, грубо говоря, некий месседж, который бы они хотели донести до своих американских и российских читателей?



Клиффорд Ливи : Я надеюсь, что мы сможет дать представление о переменах, происшедших в России за время правления Владимира Путина и их значении для России. При этом у нас нет никакой установки - показать Россию в негативном или позитивном свете. Мы лишь пытаемся присмотреться как можно внимательнее к тому, что было сделано президентом Путиным. Картина вырисовывается очень контрастная. И мы это стараемся отразить.


В статье, которую вы упоминаете, мы четко даем понять, что президент Путин остается очень популярным, и многие россияне считают, что результаты, достигнутые в результате его правления, перевешивают потери. В то же время, Кремль разгромил политическую оппозицию, независимую прессу, неправительственные организации. Все это мы хотим отразить по возможности объективно, чтобы читатели вынесли свое мнение.



Юрий Жигалкин : Как вы относитесь к тому что, некоторые из ваших российских читателей обвиняют вас в клевете на Россию, в предвзятости, в откликах на вашу статью, появившихся на вашем же сайте?



Клиффорд Ливи : Да они верят, что, указывая на негативные тенденции в демократическом развитии России, мы возводим клевету на Россию. Мне кажется, отчасти это является производным, я бы сказал, исключительно циничного взгляда россиян на прессу и журналистскую профессию, такое отношение просто бросается в глаза, если посмотреть на дискуссию на нашем сайте. От этого становится очень грустно. Наши российские читатели, судя по всему, считают, что если журналист пишет статью, то он делает это либо на потребу начальства, либо за деньги на заказ, либо им руководят иные низменные намерения. Я думаю, что если бы россияне понимали, что такого никогда не было и не может произойти в «Нью-Йорк Таймс», что никто и никогда не указывал мне что и как писать, что это лишь попытка разобраться в происходящем в России, возможно, они воспринимали бы такие статьи по-другому.



Юрий Жигалкин : Что у вас вызывает самый большой интерес сейчас, за считанные дни до президентских выборов?



Клиффорд Ливи : Самое интересное, на мой взгляд, то, что последует за выборами. Исход выборов выглядит очевидным. Поразителен контраст американского и российского предвыборного процессов. Америка полна эмоций, идет активная политическая борьба, а находясь в России можно и не заметить, что в стране идет предвыборная кампания, по-видимому, все предрешено. Самый большой вопрос сейчас - будущая роль Владимира Путина.


Станет ли он в действительности премьер-министром? Будет ли он традиционным главой правительства? Или попытается расширить свои полномочия и подмять под себя президента? Будут ли они близки с Медведевым в случае его прихода к власти?



Юрий Жигалкин : Приходилось ли вам сталкиваться с Дмитрием Медведевым, какое у вас создалось ощущение?



Клиффорд Ливи : Мы с группой иностранных журналистов интервьюировали его в конце ноября прошлого года. Он явно знающий человек, и чувствовал себя гораздо увереннее в сравнительно камерной атмосфере разговора с небольшой группой людей, чем он выглядит во время выступлений перед большой аудиторией. В нем заметна индивидуальность, у него есть обаяние, он открыт общению.



Юрий Жигалкин : Клиффорд Ливи, глава корпункта «Нью-Йорк Таймс» в Москве рассказывал о необычной акции газеты, приступившей к публикации серии статей о России, предназначенных для американской и российской аудитории.


В среду цены на нефть достигли уровня, который совсем недавно невозможно было представить. За баррель давали 102 доллара. Есть ли основания думать, что эта невероятная история роста стоимости нефти получит продолжение? Аллан Давыдов спросил об этом авторитетного американского эксперта.



Аллан Давыдов : Рост цены барреля нефти до 102 долларов наблюдатели связывают, прежде всего, с очередным удешевлением американской валюты по отношению к европейской. В среду 1 евро стоил ровно 1,5 доллара. Правда, во второй половине дня цена на нефть отступила на 2 доллара 36 центов. Это произошло после того как Министерство энергетики США сообщило о том, что запасы сырой нефти в стране устойчиво повышались в последние недели.


Проанализировать ситуацию я попросил эксперта ивестиционно-банковской компании Citigroup Global Markets Тима Эванса.



Тим Эванс : Одним из факторов повышения цен на нефтяном рынке продолжает оставаться слабость американского доллара. Есть также основания предполагать, что члены Организации стран-экспортеров нефти будут прилагать совместные усилия для сохранения повышенных цен на нефть, чтобы сохранить покупательную способность зарабатываемых ими нефтедолларов. Озабоченность внушает также то, что некоторые трейдеры рассматривают инвестиции в нефть как средство защиты от инфляции. Это приводит к гигантской скупке контрактов на покупку нефти и приводит к неоправданному повышению цен в то время, как спрос на нефть падает.



Аллан Давыдов : Как, на ваш взгляд, будет дальше развиваться ситуация на нефтяном рынке?



Тим Эванс : Объективные данные указывают на снижение спроса, что может привести к падению цен. Согласно опубликованным в среду Министерством энергетики США данным, запасы сырой нефти в стране растут седьмую неделю подряд. Сейчас их объем превышает показатель начала года на 9 процентов. Запасы бензина в стране также росли, и сейчас они являются самыми высокими с февраля 1994 года. В настоящий момент спрос на бензин на 1,1 процента меньше, чем в этот же период прошлого года, на авиакеросин - на 3 процента, на другие виды топлива - на 11 процентов. Так что спрос на нефть и нефтепродукты явно ослабел. Естественно, остаются факторы риска. Один из самых существенных - геополитический. Мы не знаем, что завтра может произойти в нестабильных регионах мира, таких как Нигерия. Ближний Восток. Или чем закончится конфликт между американской нефтяной компанией Exxon - Mobil и Венесуэльской государственной компанией по поводу национализации месторождений в Венесуэле. Но я не вижу угроз, которые существовали 3, 6 или 12 месяцев тому назад. То есть, я не считаю что резкое повышение цен на нефть оправдано.



Аллан Давыдов : Администрация Буша призвала к увеличению добычи нефти как внутри Соединенных Штатов, так и в рамках международного картеля стран-экспортеров нефти. Но наблюдатели предполагают, что представители стран ОПЕК на встрече в Вене 5 марта, скорее всего, договорятся об обратном.



Юрий Жигалкин : Рассказывал Аллан Давыдов.


В среду скончался основатель современного американского консервативного движения Уильям Бакли. За полстолетия он создал идеологический фундамент, который послужил среди прочего опорой для рейгановской революции, двум десятилетиям политического доминирования Республиканской партии. И попутно Бакли сумел превратить в сомнительный ярлык некогда гордое определение - либерал. Уильяму Бакли было 82 года. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов : Писатель, журналист, редактор, ведущий дискуссионной телепередачи Firing Line («Линия огня») в течение 23 лет, мореплаватель, музыкант, игравший на клавесине, политик, однажды пытавшийся стать мэром Нью-Йорка. Он начал сворачивать дела с 1990 года, когда ушёл с поста главного редактора созданного им в 1955 году очень влиятельного консервативного журнала National Review . В конце 1999 закрыл телепередачу Firing Line . Выбирая между отходом от дел и, как он говорил, «смертью на сцене», Бакли выбрал первое.


Об Уильяме Бакли говорит научный сотрудник вашингтонского Фонда «Наследие», один из ведущих историков консервативного движения в США, Ли Эдвардс:



Ли Эдвардс : Можно смело назвать Бакли основателем современного консервативного движения. Многие внесли свой вклад в это движение. Это, прежде всего, политики Барри Голдуотер, Рональд Рейган, философы Рассел Кёрк и Милтон Фридман... Но Уильям Бакли реабилитировал консерватизм, заново выстроил его, соединив разные его элементы, объединив собственно консерваторов, либертарианцев и антикоммунистов в общее движение. Нынешние консерваторы пытаются повторить достижение Бакли и объединить консерваторв в общественной сфере с консерваторами в экономике и с неоконсерваторами. Это трудно, но, в принципе, возможно, если появится соответствующий лидер.



Ян Рунов : Есть ли у Бакли преемник?



Ли Эдвардс : Понадобится слить воедино добрый десяток человек, чтобы встать на его уровень. Он был единственный в своём роде



Ян Рунов : Уильям Бакли родился в 1925 году в Нью-Йорке. Он был шестым из десяти детей в очень состоятельной семье. Школьные годы провёл во Франции и в Англии. Высшее образование получил в Йельском университете, который с отличием окончил в 1950 году и вскоре выпустил свою первую книгу «Бог и человек в Йеле» с критикой либерализма и атеизма, царивших в его альма-матер. Последняя написанная Уильямом Бакли книга воспоминаний о Голдуотере под названием «Высоко летящий», выйдет этой весной. Книгу воспоминаний о Рональде Рейгане Бакли закончить не успел.



Юрий Жигалкин : Рассказывал Ян Рунов. На этом мы завершим очередной выпуск рубрики «Сегодня в Америке».



XS
SM
MD
LG