Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предвыборные настроения на Северном Кавказе


Ирина Лагунина: В конце прошлого года мы посвятили не одну передачу выдающимся результатам, которые партия власти получила в республиках Северного Кавказа. Подобному единодушию избирателей могли бы позавидовать даже многие лидеры Центральной Азии. Естественно поэтому посмотреть, с какими настроениями эта часть Российской Федерации подходит к президентским выборам. По мнению экспертов, отсутствие в списке кандидатов на пост президента России представителя демократического спектра породило равнодушные настроения среди избирателей в этих республиках. А это, в свою очередь, позволит местным властям повлиять на итоги голосования. Рассказывает Олег Кусов.



Олег Кусов: На парламентских выборах в декабре прошлого года итоги голосования в республиках Северного Кавказа вызвали ироничные комментарии. Эксперты не могли взять в толк, каким образом можно было серьёзно анализировать почти единогласное голосование жителей Чечни и Ингушетии за партию «Единая Россия». Каковы на самом деле предвыборные настроения жителей Северного Кавказа накануне голосования? Наш корреспондент в Дагестане Магомед Мусаев считает, что избирателей этой республики отличает равнодушие к предвыборной кампании.



Магомед Мусаев: Прогнозы результатов общероссийских резидентских выборов, по мнению ведущих журналистов таких известных в республике Дагестан печатных изданий, «Дагестанцы» или же «Черновик», весьма неутешительны. 80% дагестанцам безразлично, кто и как придет к власти в Москве. При этом, как уточняют Али-Слутан Газимагомедов, газета «Дагестанцы», и Марко Шахбанов, еженедельник «Черновик», явка избирателей в Дагестане окажется очень низкой. Но тем не менее, дагестанские власти бодро отрапортуют, что чуть ли не более 90% дагестанцев явились на выборы и отдали свои голоса якобы за Дмитрия Медведева. По их мнению, любые так называемые волеизъявления граждан в Дагестане еще с 90 годов на деле представляют собой сплошной фарс, за ними нет вообще ничего, кроме как буйной фантазии госчиновников. Социолог Лагичиев видит в прежде влиятельной в Дагестане фракции коммунистов лишь беспомощных аутсайдеров, а степень влияния жириновцев соотносит с нулевой отметкой. Госбюджетники явятся к избирательным урнам и проголосуют за кандидата от единороссов не только и не столько из-за использования административного ресурса дагестанскими чиновники, а благодаря социально ориентированным инициативам действующего президента Российской Федерации, полагает социолог. Может быть журналисты дагестанских оппозиционных изданий отчасти и правы, но при этом не стоит забывать и об известной политической ангажированности этой прослойки граждан, привыкших априори подвергать сомнению все то, что исходит сверху, от чиновник, резюмирует старший научный сотрудник дагестанского научного центра Российской академии наук, социолог Лагичиев.



Олег Кусов: Предвыборная ситуация в Ингушетии так же предсказуема. 2 марта здесь пройдут ещё и местные парламентские выборы. Рассказывает обозреватель газеты «Время новостей» Иван Сухов.



Иван Сухов: Очевидно, что недовольство властями в Ингушетии очень сильно и одновременно с президентскими выборами будут проходить выборы в местное народное собрание, о которых уже известно, что пофамильно расписаны места в будущем парламенте. И уже известно, какие партии будут представлены. Все возьмет «Единая Россия», одно-два места «Справедливая», одно коммунистам, может быть «Яблоку» и Жириновскому. Во всяком случае все фамилии распределены и депутаты поздравляют друг друга уже несколько недель с избранием, которое только предстоит. Естественно, это вызывает немыслимое раздражение и, возможно, что реальную явку это подпортит и подпортит картину Медведеву. Но власти Ингушетии нарисуют все, что положено. Другое дело, что в Ингушетии в последние несколько недель прошел целый ряд тейповых сходов, собраний больших и влиятельных фамилий, которые пытались убедить президента Зязикова и Центризбирком включить в списки для голосования альтернативных кандидатов от этих влиятельных семей. Естественно, не было никакой надежды, что формальные сроки будут соблюдены и что республиканский избирком на такие вещи пойдет. Во что это может вылиться? Это может вылиться в появление некоего альтернативного парламента. Дальше все зависит от того, даст ли ему власть Ингушетии где-то собраться и будет ли она как-то прессовать. Это может оказать существенное влияние на дальнейшее развитие общего кризиса власти в Ингушетии. Громко было бы сказать, что это похоже на чеченские движения начала 90-х годов, когда был Верховный совет Чечено-Ингушетии, одновременно на улице кипел национальный конгресс чеченского народа. Известно потом, чем закончилось, что Верховный совет просто разогнали, а конгресс встал на его место, и Чечня провозгласила независимость. Ингушетия более провинциальное и сельское место, там таких вещей, конечно, не будет, даже если альтернативный парламент соберется, он соберется в режиме традиционного тейпового схода. Вряд ли сразу приведет к каким-то катастрофическим последствиям. Но в общем о состоянии власти и уровне ее поддержки избирателями это достаточно много говорит.



Олег Кусов: Итоги президентских выборов на Северном Кавказе будут в целом похожи на итоги прошедших недавно парламентских выборов, считает обозреватель газеты «Время новостей» Иван Сухов.



Иван Сухов: Баснословные проценты были только в двух республиках Северного Кавказа – в Чечне, которая на первом месте и по явке, и по поддержке «Единой России» 2 декабря оказалась, в Ингушетии, которая чуть-чуть уступила Чечне и еще чуть-чуть им уступила Кабардино-Балкария, что странно, потому что вряд ли в какой-то еще северокавказской республике есть столь цивилизованное руководство, как в современной Кабардино-Балкарии. Думаю, что на президентских выборах 2 марта будет приблизительно та же самая картина. Потому что как и во всех других регионах России цифры, которые в итоге подводят региональные избирательные комиссии, особенно отношения к реальности не имеют и необязательно должны иметь. То, что это высокая явка и высокий процент поддержки кандидата от партии власти – традиция Северного Кавказа, в этом тоже сомневаться не приходится. По большому счету, опыт наблюдения за разными избирательными кампаниями в Чечне в последние годы тоже после окончания второй чеченской войны показывает, что фальсифицировать особенно ничего не приходится. Города чеченские традиционно молчали до появления у власти Рамзана Кадырова, протестно молчали, а в селах голосовали за того, за кого положено, потому что по традиции люди приходят накануне дня выборов к главе сельской администрации и спрашивают: ну что, куда положено ставить галочку? Глава администрации, естественно, на предыдущем совещании получил четкую информацию на этот предмет, и он просто людям объясняет. Люди приходят и голосуют, даже если у человека может быть племянник в это время с автоматом по горам бегает, а может быть сам племянник приходит и голосует так, как положено, потому что выборы – это какое-то яркое мероприятие, почему бы не сходить. Они имеют сугубо ритуальное значение, а реальных последствий не только на Северном Кавказе, но и во всей России реальных последствий своего гражданского выбора никто не чувствует.



Олег Кусов: Накануне президентских выборов ситуацию на Юге России изучал председатель Международного комитета по проблемам Северного Кавказа Руслан Кутаев. По его сведениям, жители региона в целом негативно расценили решение Центризбиркома России о снятии с предвыборной кампании лидера Народно-демократического союза Михаила Касьянова.



Руслан Кутаев: Кавказ – это политизированный регион. Это во-первых. Во-вторых, серьезные заявления Касьянова, что он пойдет до конца и что он сделает все для того, чтобы режим Путина изменить в стране – это был очень серьезный посыл для жителей Северного Кавказа. И не из-за любви к Касьянову, а из-за ненависти к власти и к Кремлю эти люди готовы были за него проголосовать. Исследования показывают, что Касьянов имел бы потрясающий успех на Кавказе. И скорее всего и в регионах Российской Федерации. И поэтому власть перепугалась. Они тоже обладали информацией, что Касьянов переиграет Медведева со всем его административным ресурсом. И поэтому они страшно перепуганы, не допустили. А других политиков нет. Назовите второго политика в российском государстве, который мог бы серьезно оппонировать с действующей властью.



Олег Кусов: Шансы лидера коммунистов Геннадия Зюганова на Северном Кавказе, по мнению Руслана Кутаева, довольно скромны – коммунистическая власть у многих горских народов ассоциируется с депортацией 1944 года.



Руслан Кутаев: У определенной части стариков, которые в принципе еще живут какими-то надеждами, воспоминаниями о Советском Союзе, социальной справедливости, к сожалению, их очень мало, в Чеченской республике, в Ингушетии, я с достаточной долей уверенности скажу, что эти народы давно похоронили какие-то надежды с коммунистическим, с советским. 23 февраля всегда останется в памяти этих народов. Дагестан, возможно, остается, Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия чуть-чуть поменьше. Но, я думаю, эти люди уже осознают, что Зюганов – это пешка, которой играет Кремль.



Олег Кусов: По мнению Руслана Кутаева, в Ставропольском и Краснодарском краях, Калмыкии и Северной Осетии есть сторонники Владимира Жириновского, но не так много, чтобы принести ему победу в этих регионах.



Руслан Кутаев: Жириновский неплохой психолог и наверное, как человек, давно варящийся в политических процессах, он, скажем, такие низменные чувства людей улавливает. Естественно, Ставропольский край, Краснодарский край, Северная Осетия – это регионы, где всегда чувствуют пульс активности самих горцев. Скажем, горцев-мусульман на Северном Кавказе. Во-первых, демографически эта часть развивается, то есть расширяется. И все больше претендуют не только на власть в своих регионах, они уже претендуют и за рамками своих национальных регионов. Имеется в виду мусульмане, потому что демографически развиваются – это естественный процесс. В Калмыкии мне лично высокостоящие работники МВД говорили, что у них есть доктрина, спущенная из Кремля, что надо выдавливать дагестанцев прежде всего и чеченцев из Калмыкии. Потому что Дагестан граничит с Калмыкией. Ситуация там складывается таким образом, что путем естественного заселения Калмыкия становится частью Дагестана. Потому что в этих населенных пунктах будут жить дагестанцы. Именно на этих проблемах, именно и пользуется Жириновский, поэтому у Жириновского есть шанс и, откровенно говоря, свои почитатели и есть люди, которые по стилю Жириновского хотели бы раздавить, придавить, унизить, принизить народы нерусские, кавказские и так далее. Откровенно говоря, на Кавказе даже специалисты, кто занимается политологией, исследованием, и то они не представляли, что есть такая Демократическая партия России Богданова. Это, конечно, нонсенс.



Олег Кусов: Возможное участие в президентских выборах Михаила Касьянова могло бы содействовать объединению демократических сил на Северном Кавказе, убеждён Руслан Кутаев.



Руслан Кутаев: Сторонники СПС и «Яблока» в регионах практически сто процентов подтвердили, что они будут работать в штабах Касьянова. Фактически этот месяц мог бы стать тем катализатором, когда разрозненные НДС, СПС «Яблоко» могли бы объединиться в этих штабах. Там значительно можно было бы усилить. Я не говорю, что власть фальсификацию не провела бы – провела бы. Я не говорю, что Касьянов не проиграл бы, да, он проиграл бы. Но там другие процессы прошли бы, там могло бы быть очень серьезные изменения. Теперь в последующем потребуется много месяцев, а может быть и несколько лет для объединения. Этот один месяц мог бы спровоцировать, что в регионах эти люди объединились бы. А вы думаете, власти не боятся? Более трусливой власти я в своей жизни не видел. Граждан они бояться, и они этого боялись. Больше вам скажу: и коммунисты готовы были принять участие в штабе Касьянова, поэтому Касьянов мог служить катализатором, который спровоцировал бы объединение большой массы людей в Российской Федерации.



Олег Кусов: Говорил председатель Международного комитета по проблемам Северного Кавказа Руслан Кутаев.


XS
SM
MD
LG