Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

К Наталье Морарь не пускают адвоката


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Андрей Шарый: Российские пограничники стараются вынудить покинуть страну находящихся в московском аэропорту журналистку The New Times Наталью Морарь и ее супруга Илью Барабанова. В четверг их почти целый день держали без еды. Адвоката не пропускают к Морарь уже в течение 30 с лишним часов. Морарь, гражданку Молдавии, не пропустили через границу, когда она прилетела в Москву с мужем, российским гражданином. В прошлом году власти отказали ей во въезде в Россию, заявив, что она представляет угрозу национальной безопасности страны. Коллеги Натальи уверены, что журналистку преследуют за критику российских властей.



Вероника Боде: В четверг утром Наталья и Илья опасались, что пограничники проведут силовую акцию и заставят их сесть в самолет. Однако пока оба журналиста по-прежнему находятся в аэропорту. Вот что рассказала Радио Свобода Наталья Морарь...



Наталья Морарь: На данный момент самая большая проблема, которая у нас есть, это то, что нам, по всей видимости, начали глушить связь, потому что на протяжении последних трех часов до нас практически никто не может дозвониться, и вы, в частности, с пятнадцатого раза только дозвонились. Все время говорят, что мы недоступны, хотя мы сидим на месте и не понимаем, что происходит. Мы даже друг другу с Ильей не можем позвонить, хотя сидим на одной скамейке. Нам все-таки принесли еду после того, как я написала очередное заявление о том, что они нарушают напрямую статью о праве на жизнь, статью №3 Европейской конвенции по правам человека и статью о праве на жизнь Конституции Российской Федерации. И где-то через полчаса после того, как мое заявление взяли у меня из рук, какой-то анонимный сотрудник аэропорта, то есть не пограничник, принес нам котлеты с пюре и бутылку воды.



Вероника Боде: А чем вы занимаетесь все это время?



Наталья Морарь: Мы просто сидим. Нас лишили всякой возможности даже хоть как-то здесь лечь, потому что раздвинули наши скамейки. Мы теперь сидим на абсолютно открытом пространстве, всюду проходят люди. Мы делать больше ничего не можем.



Вероника Боде: То есть спать вы не можете?



Наталья Морарь: Нет. Понимаете, здесь железная скамейка с перегородками. Приходится только сидеть скрючившись, вот и все. Рядом с нами всегда стоят несколько сотрудников пограничной службы. Я им каждый час приношу новое заявление, они принимают его у меня, при этом до сих пор ни разу так и не выдали мне на руки копии с печатью о том, что мои заявления приняты. То есть они нарушают здесь полностью законы, хотя они обязаны мне предоставлять копию о том, что заявление принято. Потом они будут просто говорить, что мы ничего не принимали, о чем она говорит. Наверняка так и будет. До сих пор мой адвокат находится в аэропорту "Домодедово". Они пытаются передать нам еду, воду и средства личной гигиены, им этого не позволяют сделать даже через "зеленый коридор", просто через сотрудников.



Вероника Боде: Что вы собираетесь делать дальше?



Наталья Морарь: Мы, как минимум, будем сидеть до завтрашнего дня, до 10.15, когда будет следующий рейс, но пока мы думаем, что делать дальше, потому что ни одно из наших условий, требований не было выполнено.



Вероника Боде: Наталья Морарь требует допустить к ней адвоката, но адвокату Юрию Костанову в аэропорту сказали, что ответ на свое заявление о встрече с ней он получит в течение месяца. Говорит Юрий Костанов...



Юрий Костанов: Отказали мне фактически. Потому что, когда говорят, что через месяц мне ответят на просьбу сегодня дать свидание, это значит, что отказали. Я расцениваю, как издевательство над нею, над законом и надо мной.



Вероника Боде: Это незаконно, с вашей точки зрения?



Юрий Костанов: Безусловно, незаконно. Нельзя человеку отказать в свидании с его адвокатом. Это по Конституции прежде всего, это по Европейской конвенции, во-вторых. Они же мне говорят, что она не на территории России. Все-таки она в Европе, наверное, не в Африке же находится. Так вот, по Европейской конвенции она тоже имеет право на помощь защитника.



Вероника Боде: Коллеги Натальи Морарь уверены, что происходящее связано с профессиональной деятельностью журналистки. Слово Ирене Лесневской, издателю и главному редактору журнала The New Times ...



Ирена Лесневская: Это все, конечно, выглядит безумно неприлично. Просто чувство неловкости за страну. Чего ж так они боятся какой-то девочки? Журналистка, которая писала о коррупции! Они должны схватиться за таких журналистов, поощрять, охранять их. Больно, жалко страну, жалко молодых людей, над которыми так издеваются.



Вероника Боде: Как вы полагаете, в чем настоящая причина того, что Наталью Морарь не пускают в Россию?



Ирена Лесневская: Мелкая мстительность, потому что наступили на больную мозоль. Когда говорят: ну, ребята, вы даете, когда вы печатаете такие статьи, конечно, все про это знают, но все же про это молчат, а у вас есть слабое звено, расследованиями занимается молдаванка.



Вероника Боде: Вы какие публикации имеете в виду?



Ирена Лесневская: Да все расследования, которыми занималась на протяжении года Наташа, и "Райффайзинг", и "Дисконт", и "Черная касса Кремля", и ВЦИОМ. Нам уже разные источники из тех же башен Кремля, из Госдумы и так далее... одни нам сообщают совершенно с фамилиями все, сколько было проплачено за то, чтобы то, что сделали с Наташей, было сделано, чтобы выкинуть ее из Москвы, что это проплаченный заказ одного из обиженных клиентов, о котором писала Наталья. Миграционная служба упорно нам присылает бумаги - "мы к ней претензий не имеем". Это единственная служба, которая может к ней иметь претензии. К профессиональной деятельности могут иметь претензии только те, кому наступили на больную мозоль, что называется, поймали за руку. Идите, судитесь, доказывайте, что мы не правы.



Вероника Боде: Что вы намереваетесь делать в связи с этим?



Ирена Лесневская: Идти законным путем, судиться, доказывать, что все, что мы пишем, там нет ни грамма неправды. Мы - граждане своей страны, и мы хотим в ней жить, не чтобы нам тыкали с Запада, где мы не правы, мы хотим сами ее чистить, и мы будем это делать.



Вероника Боде: Вы уже предпринимали такие попытки, когда Наталью не пустили в конце прошлого года в Москву?



Ирена Лесневская: Да мы два месяца только этим и занимались. Конечно. Запросы, бумаги. Мы подали в суд на ФСБ. У нас начинаются 13-го слушания.



Вероника Боде: То есть результатов пока нет никаких?



Ирена Лесневская: Нет, как вы видите.



Вероника Боде: Я имею в виду, вам дали какие-то ответы из этих инстанций?



Ирена Лесневская: Нет. Они говорят: мы можем дать ответы только Морарь. При этом они ее не пускают в Москву. Все, это удивительный случай.



Вероника Боде: Говорила Ирена Лесневская, издатель и главный редактор журнала The New Times .


XS
SM
MD
LG