Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев. Попытка политического портрета


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие политический обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов и независимый политик Владимир Рыжков.



Андрей Шарый: Дмитрий Медведев уже завершил избирательную кампанию, которая формально продолжалась всего один день. В среду кандидат брал отпуск за свой счет. Сегодня он опять был на правительственном посту. На очередном совещании Медведев сидел по левую руку от своего ментора и предшественника Владимира Путина.


Дмитрий Медведев. Попытка политического портрета.


В студии Радио Свобода рядом со мной политический обозреватель нашего радио Михаил Соколов. На прямой связи по телефону из Санкт-Петербурга независимый политик и аналитик Владимир Рыжков.


Владимир, Дмитрий Медведев - это новый тип российского политика, на ваш взгляд?



Владимир Рыжков: Нет, я полагаю, что, несмотря на то, что он моложе Владимира Путина достаточно заметно и относится скорее к моему поколению (у нас с ним разница в возрасте один год), все же я бы не спешил называть его представителем нового поколения, потому что его связывают две вещи. Первое, это его совместная работа с действующим президентом на протяжении уже более 17 лет. И второе, их совместная деятельность в Москве последние восемь лет. И в этом смысле Дмитрий Медведев, как представитель высшего руководства последних восьми лет, разделяет их общую ответственность и за разгром свободы слова, и за разгром оппозиционных партий, и за фальсификации на выборах, и за передел собственности, и в целом за установление авторитарного политического режима в России.



Андрей Шарый: Михаил, какой тип политика, на ваш взгляд, представляет Дмитрий Медведев? Политик-чиновник? Политик-технократ?



Михаил Соколов: Я все-таки обратил бы внимание на несколько деталей биографии Дмитрия Медведева. Во-первых, то, что в молодые годы, скажем так, он не был очень заметной фигурой у себя в университете, не был активистом, а тихо и спокойно делал комсомольско-юридическую карьеру, но именно больше зацикливаясь на постижении такой юридической учености. Во-вторых, я бы обратил внимание на то, что он работал в компании "Илим Палп", был совладельцем фактически компании, и, выходя из компании, по всем независимым оценкам, он должен был выйти оттуда миллионером, даже при тогдашней цене акций. И не случайно эта компания выдержала рейдерскую атаку концерна Олега Дерипаски, которая была очень мощной, но она была остановлена буквально на высшем уровне. Таким образом, я подозреваю, что партнеры Дмитрия Медведева - господин Смушкин и другие - были прикрыты Кремлем, потому что другие люди, с которыми конкурировал господин Дерипаска, очень сильно пострадали в таких бизнес-конфликтах. Так что мы можем сказать, что это и чиновник, и бизнесмен, и менеджер. Хотя мне все-таки кажется, что в нем очень много вот этого зацикленного такого чиновничьего, напоминающего немножко до сих пор человека не в футляре, а человека в таком пиджачке от Версаче, но застегнутом на все пуговицы.



Андрей Шарый: Есть довольно активно гуляющая сейчас по политологическим кругам версия, согласно которой Медведев - это ставленник семьи президента Ельцина или политиков, бизнесменов, близких к этому политическому определению в России. Как вам такая теория?



Владимир Рыжков: Я считаю, что это ерунда. Дело в том, что сложилась определенная система отношений за последние восемь лет. В эту систему отношений вписаны и бизнесмены, которые были близки семье Ельцина. И в данном случае, я думаю, что с ними просто согласовали данный вопрос и согласовали сохранение статус-кво. В целом, мне кажется, Дмитрий Медведев - это будет соправитель, причем младший соправитель при Владимире Путине, и главная цель этого дуэта - сохранение статус-кво. Так что не семья Ельцина ставит на трон Медведева, а это просто некий договор между влиятельными группировками, которые сохраняют статус-кво.



Андрей Шарый: То есть вы не считаете, что у Медведева есть сильный в нынешней России потенциал личного политического развития?



Владимир Рыжков: Мне кажется, что, когда Владимир Путин на пресс-конференции сказал о том, что он будет премьером ровно столько, сколько Медведев будет президентом, а чуть позже Медведев сказал, что мы прекрасно сработаемся вместе, ни тот, ни другой не лукавили. Они говорили в данном случае правду, что они планируют вдвоем управлять Россией и сохранять статус-кво и контроль в своих руках.



Андрей Шарый: А что можно сказать о супруге будущего президента? Говорят, она очень активная дама и может даже претендовать на какое-то место такого неформального советника главы государства?



Михаил Соколов: Единственное, что я могу сказать, то, что я читал, все, кто видел Светлану Линник, ныне Медведеву, в разные поры ее совместной жизни с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, указывают на то, что это очень сильная, волевая женщина и гораздо более заметная, чем Людмила Путина. А как с ней получится, какая ее будет политическая роль, это мы увидим довольно скоро.



Андрей Шарый: Владимир, есть такая популярная сейчас шутка о том, что нанотехнологии политические в России - это когда каждый следующий президент меньше, чем президент уходящий. Думаете ли вы, что Медведеву не удастся уйти из под мощного влияния Владимира Путина? Не будет ли он создавать свой клан, своих людей в своем окружении?



Владимир Рыжков: Безусловно, у него и сейчас есть свои люди. Но их раз в двадцать меньше, чем своих людей у Владимира Путина. И во-вторых, это постоянная, на мой взгляд, методологическая ошибка - рассматривать их как возможных соперников. На мой взгляд, это в принципе неверно. На мой взгляд, это сплоченная команда, объединенная жизненными интересами, связанными с политикой, с бизнесом, с собственностью, и эта команда хочет именно в рамках командной игры удерживать контроль над страной. В этом смысле, на мой взгляд, все эти разговоры об оттепели, о конфликте, о перетягивании каната просто беспочвенны.



Андрей Шарый: Вы также думаете, Михаил?



Михаил Соколов: Если бы Сергей Иванов стал преемником, я бы не говорил бы ни о какой оттепели, но о потенциальном конфликте я бы подумал, поскольку Иванов более сильная или заметная личность, и человек, скажем так, немножко более конфликтный, судя по тому, что я слышал в рассказах о его деятельности в Министерстве обороны и в правительственном Белом доме. Дмитрий Медведев - это вторая ступень Владимира Путина.


XS
SM
MD
LG