Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Зачем снова вводить цензуру для детской литературы?»


Детский поэт Михаил Яснов: «Ни в коем случае никакой цензуры нигде не должно быть». [Фото — <a href="http://gallery.vavilon.ru" target=_blank>Дмитрий Беляков, «Лица русской литературы»</a>]

Детский поэт Михаил Яснов: «Ни в коем случае никакой цензуры нигде не должно быть». [Фото — <a href="http://gallery.vavilon.ru" target=_blank>Дмитрий Беляков, «Лица русской литературы»</a>]

Петербургское Законодательное собрание приняло в первом чтении закон «О нормативах распространения печатной продукции в Петербурге, не рекомендуемой ребенку для пользования до достижения им возраста 16 лет». Законопроект был внесен губернатором Валентиной Матвиенко.


Название этого законопроекта сразу же заставляет вспомнить о недоброй памяти цензуре, благодаря которой еще в царской России вредными для детей были признаны некоторые сказки Андерсена — например, "Новое платье короля", да и русские народные тоже, а в советское время этот список был несравненно длиннее. Зачем снова вводить цензуру для детской литературы? — недоумевает детский поэт Михаил Яснов: «Надо каждый раз понимать, о чем идет разговор. Если идет разговор о том, что какую-нибудь, там, фривольную литературу продавать в отдельных местах, это их проблемы. Я в принципе абсолютно против совершенно любой цензуры, это категорически не годится ни при каких обстоятельствах, это чушь собачья. Ни в коем случае никакой цензуры нигде не должно быть. Во-первых, я не очень понимаю, кто этим будет заниматься. Это что, будет создано новое подразделение чиновников, которые будут ставить какие-то штампы везде — это можно детям, это нельзя? Кто это будет оценивать? Это будут что, создаваться экспертные советы? Это еще будет укрупнение какого-то чиновничьего гнезда или это будут ходить по издательствам специальные люди и проверять, какую литературу они издают? Если они захотят ввести цензурирование текстов, тогда это будет возврат к госцензуре, которую мы прекрасно похоронили в свое время. Будут снова созданы цензурные комитеты и каждый издатель будет таскать туда все свои книги, а цензор опять будет смотреть — это можно, это нельзя?»


— И ведь проверять придется не только книги, но и песни, и спектакли, придется вспомнить словечки «залитовано — не залитовано».
— Тогда возвращение «Горлита» в нашу жизнь.


Издательства, видимо, тоже не будут счастливы. Говорит директор «Детгиза» Алла Насонова: «Это бессмысленно. Я не представляю себе, в чем заключаются ограничения, которые они хотят ввести, но прежде всего скажу честно, что детям не столько вредно покушение на их нравственность, сколько вредно покушение на художественность. А во-вторых, я не представляю, какой механизм они хотят задействовать, чтобы ограничить. При мне неоднократно случалось, что я была в Федеральном агентстве по печати, где замминистра звонили при мне рассерженные читатели, говорили: какой ужас, какая отвратительная детская книжка вышла. Он говорит: а как я могу это запретить? вы же здоровые люди, ну, читаете на прилавках, не покупайте, голосуйте рублем».


Однако, печатная продукция — это лишь малая толика того, чего касается законопроект. Кстати сказать, прошел он с трудом — сразу две комиссии парламента выступили против, юристы нашли в нем противоречия федеральным законам и широкое поле для коррупции, поскольку ни методика, ни правила признания тех или иных товаров опасными, ни те, кто будут этим заниматься, в законопроекте не определены. Зато уже появилась информация о том, что чиновники районных администраций начали "запугивать" предприятия розничной торговли, принуждая их приносить свои товары в Центр экспертизы игрушек и иной игровой продукции и ссылаясь на закон, который еще не принят. Вот как понимает происходящее депутат Законодательного собрания Алексей Ковалев: «Главное в законопроекте содержится в нескольких статьях, согласно которым любой торговец, который торгует продукцией для детей — игрушками, одеждой и так далее, должен пройти экспертизу этой продукции в специальном экспертном центре, который создается в городе, заплатить за это немалые деньги (сегодня за игрушку это стоит девять тысяч рублей), и только после этого можно эту игрушку распространять в Санкт-Петербурге. Если вы посмотрите все товары детского ассортимента наши, то вы поймете, что их очень много, и заработок для этих так называемых "экспертов" будет безграничен. А это не соответствует положениям Гражданского кодекса России, согласно которому такие нормативы могут вводиться только федеральным законом. И аналогичный центр, который пытался экспертизу проводить игрушек и других товаров детского ассортимента в Москве, был закрыт Министерством образования, и изменен приказ о его создании, потому что министерство не имело права этим заниматься. Точно также Петербург тоже не имеет права выкачивать деньги, облагать данью продавцов и производителей товаров детского ассортимента. На самом деле суть этого законопроекта только в выкачивании денег, в получении прибыли определенными людьми, которые, кстати, сегодня официально — это Академия дополнительного образования учителей. Мы написали по этому поводу запрос в прокуратуру. Они уже сейчас пытаются брать деньги с производителей и торговцев товарами детского ассортимента. Уже сегодня, как говорят, наезды совершают органы милиции, которые требуют от всех вот этих продавцов платить деньги в этот центр. Это наводит на мысль об очень спланированной кампании, в которой принимают участие милиция, органы исполнительной власти и соответствующие заинтересованные субъекты».


Видимо, поэтому законопроект с трудом набрал необходимое для одобрения минимальное число голосов, и времени на доработку дали очень много — до 1 июня.


XS
SM
MD
LG