Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

1 марта исполняется 55 лет со дня первого выхода в эфир Радио Свобода


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Иван Толстой.



Андрей Шароградский : 1 марта исполняется 55 лет со дня первого выхода в эфир Радио Свобода. О том пути, который прошла радиостанция за эти годы, рассказывает Иван Толстой.



Иван Толстой : В первый весенний день 1953 года, в 8 утра по московскому времени в эфире зазвучал новый голос, резко и отчетливо заявлявший о своих политических позициях.



Диктор : "Слушайте, слушайте! Сегодня начинает свои передачи новая радиостанция "Освобождение". Соотечественники, с давних пор советская власть скрывает от вас самый факт существования эмиграции. Лишь изредка упоминается о ней в печати и то в связи с каким-нибудь скандальным случаем невозвращенства видного лица или с другим неприятным для Советов фактом вроде процесса Кравченко.


Во все остальное время о нас не говорят ни плохого, ни хорошего. Мы противопоставляем этому строю принцип последовательного народовластия, впервые провозглашенного у нас Февральской революцией!


Мы - враги как реставрации абсолютизма, так и утверждения какой бы то ни было новой диктатуры на месте большевизма после окончательного его уничтожения.


Мы за полное предоставление свободы совести и права религиозного проповедования. Мы не только за ликвидацию эксплуатации человека человеком, мы за ликвидацию эксплуатации человека партией и государством".



Иван Толстой : Так в 1953 году начиналась история нашего радио. Скоро у нас появились и свои позывные. В их основу был взят гимн Свободной России, написанный еще в дни Февральской революции в Петрограде композитором Александром Гречаниновым.



Звучит гимн



Иван Толстой : В первые годы на Радио Свобода, которое называлось тогда радио "Освобождение", выступало много эмигрантов первой волны - писатель Борис Зайцев, историк Виктор Франк, искусствовед Владимир Вейдле, поэт и критик Георгий Адамович. Почти сразу в нашем эфире было взято, в качестве основного, историко-литературное направление: почти по любому вопросу слушателей в тогдашнем Советском Союзе приходилось знакомить с самыми основными текстами и фактами. Десятки и сотни часов радиоэфира были заполнены чтением запрещенных страниц русской, советской и западной литературы, воспоминаний, публицистики и писем. Для аудитории за "железным" занавесом Свобода на многие годы стала источником новостей, политического анализа и как бы историко-филологическим факультетом.


Многое изменилось с появлением на Западе Третьей волны - молодых эмигрантов, хорошо знавших советскую жизнь не сороковых-пятидесятых, а свежие реалии, участвовавших в строительстве страны. Андрей Синявский, Владимир Максимов, Георгий Владимов, Владимир Войнович перенесли споры и размышления о путях Советского Союза из московских квартир к микрофону Свободы.



Александр Галич: Когда я вернусь


И прямо с вокзала,


Разделавшись круто с таможней,


И прямо с вокзала


В кромешный, ничтожный, раешный


Ворвусь


В этот город,


Которым казнюсь и клянусь:


Когда я вернусь.



Иван Толстой : С этой песни Александра Галича, с этой музыкальной заставки всякий раз начиналась программа «Мы за границей», которая соединяла культуру и сопротивление и которую вела Мария Розанова.


В наши студии пришли те, кто еще недавно был героем радиопередач - правозащитники Андрей Амальрик, Владимир Буковский, Эдуард Кузнецов; еще вчера гонимые художники, композиторы, ученые. А для тех, кто оставался в Советском Союзе, Свобода часто была единственной возможностью быть услышанным. Вот оценка диссидента Александра Гинзбурга.



Александр Гинзбург: Радио Свобода - это был такой бриллиант в этой общей оправе. Это был наш воздух. И надо сказать, что мы таким образом добивались того, что доходили до своего народа. У нас никаким другим способом не получилось. А радио - это была наша типография, наше издательство, в общем, наши руки. И для Запада, я не знаю... Мы не хотели его завоевывать. Мы хотели быть голосом для тех, у кого собственного голоса не было. Пожалуй, никто больше не сделал, чем Радио Свобода в этом направлении.



Иван Толстой : В конце 1988 года впервые за 35 лет существования станции было снято глушение передач. Программы Радио Свобода обрели необычайную популярность, к нашим микрофонам хлынули и именитые люди, и новые голоса. Радио переехало из Мюнхена в Прагу, открыло новые бюро, организовало сеть корреспондентов по всей России. Я спросил вдову академика Сахарова правозащитницу Елену Георгиевну Боннэр, не только всю жизнь слушающую наше радио, но и внесшую огромный вклад в наше вещание, что для нее - звездные часы Свободы?



Елена Боннэр : Очень важен был 1968 год. При невозможном глушении (мой сын еще был совсем мальчоночка) мы экранировали приемник. Раньше были такие цинковые корыта, если вы помните. Мы достали это самое корыто с антресоли. Алешка держал перед приемником, поворачивая разными способами. И как бы приемник экранировался и начинал принимать. Периоды, когда в Москве идет процесс какой-то и вечером, и ночью после того, как днем намерзшие около здания суда, слушаешь, как передает. Звездный час Свободы был, в общем, в августе 1991 тоже. Мы сами были в звездном часе, и не просчитали, что будет потом.



Иван Толстой : Говорила Елена Георгиевна Боннэр. 1 марта нашей радиостанции исполняется 55 лет.



XS
SM
MD
LG