Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Когда российские власти прекратят издевательства над журналистами


Программу ведет Андрей Шарый. Прини мает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Андрей Шарый : Сотрудники российского издания The New Times провели сегодня пресс-конференцию, на которой высказали категорический протест против задержания их коллег Натальи Морарь и Ильи Барабанова в аэропорту "Домодедово". Наталья Морарь обратилась в консульство Молдавии с просьбой, чтобы консул приехал в аэропорт. Посольство Молдавии в Москве заявило, что обсудит с властями России положение журналистки. Однако пока никаких о конкретных мерах, предпринятых посольством, неизвестно. Морарь утром в очередной раз отказалась лететь регулярным рейсом в Кишинев. Российские пограничники стараются вынудить ее покинуть страну. Морарь не пропустили через границу два дня назад, когда она прилетела в Москву вместе с мужем - российским гражданином. В прошлом году власти отказали ей во въезде в Россию, заявив, что она представляет угрозу безопасности страны. Сегодня за этой темой следила корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева. Она же побывала на пресс-конференции адвоката Морарь и ее коллег из журнала The New Times.



Ольга Вахоничева: Вот уже третьи сутки к супругам не пускают адвоката Юрия Костанова. Запрет на встречу с доверителем, которому даже не предъявлены обвинения, Костанов считает грубейшим нарушением Конституции России.



Юрий Костанов : Все, что там делается, находится, конечно, за пределами любого правого поля, за пределами конституционного поля и за пределами вообще добра и зла, по-моему. Нарушено с самого начала все, что можно было нарушить, что нельзя было нарушить. Надо понимать, что это не человек, который просто так приехал из-за границы. Это иностранный гражданин, который имел официальное разрешение на пребывание в России сроком до июля 2008 года.


Когда мне говорят, что эта девочка представляла угрозу, я понимаю, что эта 23-летняя девочка могучему государству не могла никакой угрозы представлять реально, я начинаю верить в том, что действительно все произошло из-за тех публикаций, автором которых она была. Если нас заставляют думать, заставляют верить, убеждают каждый день, что законов, которые гарантируют наши права, не существует, то это уже не власть, а произвол.



Ольга Вахоничева: В течение сегодняшнего дня как-либо связаться с Натальей и ее мужем не было никакой возможности, пока сам Илья не позвонил на Радио Свобода.



Илья Барабанов: Вы знаете, сейчас вообще ни один входящий звонок к нам больше не проходит. Чтобы заработала связь, нам надо самим кому-то позвонить, и тогда мы получаем сразу SMS . Если кому-то удается попасть в этот момент, пока мы звоним, то мы видим, что звонит кто-то еще параллельно. А так, да, абсолютно глухо, и прозвониться нам уже невозможно.



Ольга Вахоничева: Что с вами сейчас происходит?



Илья Барабанов: Ничего. Мы находимся все там же. Условия никаким образом не изменены. По-прежнему ничего больше не при носят. Заряжать телефоны отказываются.



Ольга Вахоничева: Вас не кормят? Сколько времени вы уже не ели? И воды у вас тоже нет?



Илья Барабанов: Да, заканчивается.



Ольга Вахоничева: Как вы себя чувствуете?



Илья Барабанов: Ничего, удовлетворительно.



Ольга Вахоничева: Пустили ли к вам адвоката? Выходил ли кто-нибудь к вам на переговоры?



Илья Барабанов: Нет, адвоката не пустили. Нам сказали, что руководство погранслужбы в курсе того, что мы хотим с ним встретиться и поговорить. Все заявления до них дошли. Но у них есть свои обязанности. Если они захотят к вам выйти, то они выйдут. Но вот пока никто не выходит. Видимо, никто не хочет разговаривать.



Ольга Вахоничева: Есть ли рейсы на Кишинев? Пытались ли отправить Наталью или вас вместе с ней? Или они вам так и предлагают поехать домой, в Москву, а Наталье уезжать одной?



Илья Барабанов: Да, все по-прежнему также. Никаких изменений в этом плане не произошло. Единственное, Наташа сегодня еще обратилась несколько часов назад в консульство посольства Молдавии с просьбой к консулу Молдовы приехать в аэропорт и передать еду и воду. Но в посольстве никак на это не отреагировали. Никакого консула не приехало.



Ольга Вахоничева: Но силу к вам не применяют?



Илья Барабанов: Нет, нет, нет.



Ольга Вахоничева: Ваши дальнейшие действия - вы так и останетесь сидеть в зале?



Илья Барабанов: Пока - да.



Ольга Вахоничева: Не принимать пищу и воду от сотрудников аэропорта журналистам посоветовали их коллеги. По словам заместителя главного редактора журнала The New Times Евгении Альбац, им поступила информация, что ребят могут просто отравить. Однако никто из персонала "Домодедово" так и не пытался передать еду незаконно задержанным Морарь и Барабанову, как не дали разрешения и на передачу воды и пищи от коллег, прибывших в аэропорт. Вот как характеризует эту ситуацию Евгения Альбац.



Евгения Альбац : Это абсолютный беспредел. Сегодня в аэропорту "Домодедово" нет гражданской российской власти, нет вообще никакой власти. Там государственная граница приватизирована бандой людей, которые хотят выдворения Натальи Морарь и Ильи Барабанова, поскольку именно они были героями расследования Натальей Морарь о коррупции в высших эшелонах российской власти, в том числе в высшем руководстве Федеральной службы безопасности. Ровно они приватизировали этот участок государственной границы.



Ольга Вахоничева: Никто из участников пресс-конференции не сомневается в том, что запрет на въезд Морарь в Россию, напрямую связан с ее профессиональной деятельностью. Наталью уже второй раз пытаются выдворить из России без объяснения причин. Российские власти еще в конце прошлого года заявили, что она представляет угрозу национальной безопасности страны. Подобные методы давления на людей не были свойственны даже Комитету государственной безопасности, говорит председатель национального антикоррупционного комитета, в прошлом офицер федеральной службы безопасности Кирилл Кабанов.



Кирилл Кабанов : Кроме чувства стыда я не испытываю сейчас ничего. То, что происходит, кроме как беспределом... Это криминальное слово. Он беспределен - никогда не нападают на детей и женщин. Это уже даже не подпадает под криминальную полемику. Это за чертой, а тем более издевательство. Наталья писала. Я выступаю в качестве одного из ее респектов, к которым она обращалась. Я могу сказать, что, во-первых, меня удивил первый факт, что именно Служба экономической безопасности ФСБ, возглавляемая Бортниковым, явилась инициатором запрета въезда ее на территорию Российской Федерации. В публикациях Натальи Морарь, связанных с банком "Дисконт" (это первая публикация, которая была у нее), четко расписывается схема. При этом она совершенно обосновано называет, что данные потоки "крышуются", именно "крышуются", представителями Федеральной службой безопасности. Эти потоки составляют десятки миллиардов долларов. Я думаю, что это решение Службы экономической безопасности просто подтвердило тот факт, что Наталья была права, задавая вопросы в отношении высших должностных лиц Генеральной службы безопасности, а именно Службы экономической безопасности.



Ольга Вахоничева: К этой характеристике действий нынешней власти присоединяется и российский политик Борис Немцов.



Борис Немцов : Наташа, будучи, действительно, юной, 23-летней девушкой, набралась смелости о коррупции писать. С целью запугивания всех остальных, с целью недопущения раскрытия всех их делишек, они решили Наташу депортировать и не пускать в страну. У меня в этой связи вопрос даже не к Путину, поскольку именно при нем это все и происходит, а к преемнику - может быть, уже хватит болтать и разговаривать. Если он действительно хочет, чтобы в стране началась борьба с коррупцией, то надо прекратить этот беспредел, произвол и беззаконие по отношению к Наташе, ее супругу и коллеге. Тогда, может быть, мы начнем верить в искренность желания нового руководства что-то изменить к лучшему.



Ольга Вахоничева: Это месть не столько Наташе, сколько журналу, уверена главный редактор The New Times Ирена Лесневская



Ирена Лесневская : Мы не собираемся сдаваться. Мы издаемся на собственные деньги, ни от кого не зависим, не ждем милостыни от природы, рекламодателей и поощрительного кивка из Кремля. Поэтому мы делаем то, что мы считаем своим гражданским долгом - говорить и писать о том, что видим и знаем предельно честно. Из-за статьи, которая пачкает как бы этих людей, они решили обидеться и пустить, вытурить. Не будет этого! Не будет! Значит, мы все потребуем... Мы сядем в аэропорту, и будем сидеть до тех пор, пока ее не впустят в Россию.



Ольга Вахоничева: Такова точка зрения редактора журнала The New Times Ирены Лесневской и ее коллег.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG