Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иски против Фиделя Кастро. «Кубинский архив» преступлений против человечности


Ирина Лагунина: В Испании обсуждается вопрос, будет ли суд этой страны преследовать кубинского диктатора Фиделя Кастро за преступления против человечности после того, как он утратил статус главы государства. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: В минувшем декабре в Национальную судебную палату Испании поступил иск на Кастро, поданный представителями кубинской оппозиции, которые обвинили диктатора в геноциде и других преступлениях против кубинского народа. Этот демарш кубинских оппозиционеров объясняется тем, что испанское правосудие объявило несколько лет назад, что готово преследовать и судить лиц, виновных в геноциде, независимо от их гражданства и места совершения преступления. Прецедент уже имелся: испанский суд преследовал бывшего чилийского диктатора ныне покойного Аугусто Пиночета, членов аргентинской и гватемальской военной хунты, некогда узурпировавших власть в своих странах. Впрочем, вот что говорят сами кубинцы, подавшие иск на Кастро. Умберто Мартинес, член Кубинского Комитета помощи диссидентам:



Умберто Мартинес: Поскольку испанцы занимались делом Пиночета и гватемальскими военными, мы подумали, что им самое время заняться и Фиделем Кастро. Это очень важно для кубинского народа, который должен знать правду о преступных деяниях этого режима. Преступления, совершаемые в течение почти 50 лет правления Кастро, должны быть преданы гласности и наказаны. Справедливости требуют тысячи безвинных жертв. К сожалению, добиться правого суда на Кубе пока не представляется возможным, поэтому мы прибегаем к услугам испанской юстиции. За последние десятилетия Кастро и его подручным удалось полностью «переписать» на свой лад историю страны, скрыть от народа, к примеру, правду о своем воцарении. Надеемся, что испанский суд поможет нам восстановить справедливость.



Виктор Черецкий: Кубинские правозащитники обвиняют Кастро в массовых расстрелах, пытках, установлении в стране режима террора и так далее. Ему вменяется в вину, в частности, умышленное удушение кубинцев, взятых в плен в апреле 1961 года в ходе операции на Плайа-Хирон в заливе Кочинос. Тогда 149 бойцов Бригады-2506, которые были взяты в плен в ходе попытки высадиться на остров с целью свержения режима Кастро, были заперты в закрытом фургоне без вентиляции. Они находились в фургоне в течение 11 часов, что привело к смерти от удушения 9 человек. Рассказывает Хуан Лопес, президент Комитета помощи кубинским диссидентам, один из инициаторов подачи заявления в испанский суд.



Хуан Лопес: Три дня спустя после событий на Плайа-Хирон Кастро приказал доставить всех пленных в Гавану. Их загнали в трейлер и заперли двери, естественно, понимая, что в таких условиях люди задохнуться, тем более на жаре. Некоторые пленные, перед тем как их заперли, протестовали, а охрана им открыто говорила, что все они уже покойники. Предотвратить гибель большинства людей от удушья удалось лишь благодаря тому, что они проделали несколько небольших отверстий в фургоне, через которые стал проникать воздух. Это был кромешный ад. Многие теряли сознание – 9 бойцов умерли.



Виктор Черецкий: В заявлении, поданном на Кастро в испанский суд, говорится, что, придя к власти на Кубе в январе 1959 года, он стал терроризировать население с помощью созданных им Департамента государственной безопасности, Министерства внутренних дел, Главного управления разведки и так называемых Армейских подразделений помощи производству. С 1959 года через тюрьмы и концлагеря на Кубе прошло более полумиллиона человек; за это же время было расстреляно от 15 до 17 тысяч противников режима, - отмечается в заявлении кубинских оппозиционеров.


Правозащитник доктор Армандо Лаго начал в 1998 году составлять списки жертв режима Фиделя Кастро. Он рассказывает:



Армандо Лаго: Среди людей, расстрелянных режимом, есть категория уничтоженных без суда и следствия – их примерно 10 процентов. Особая статистика касается тюрем. В них погибли от пыток 155 человек. Кроме того, 300 заключенных покончили с собой. 200 умерли от болезней, поскольку им умышлено не была оказана медицинская помощь. И это помимо 1200 заключенных, которые скончались в тюрьмах по естественным причинам. В свою очередь, лица, уничтоженные полицией сразу после ареста, делятся на две категории - погибшие в полицейских участках от побоев и пыток и убитые прямо на улице. Так, в участках за годы диктатуры были замучены 1195 человек, в том числе женщины. Отдельная категория – лица, убитые при попытке переправиться морем с Кубы в Соединенные Штаты. Их 181 человек. Это только те, кто погиб от рук кубинских пограничников: многие беглецы утонули из-за шторма или из-за ненадежности плотов, на которых они переправлялись. Всего с Кубы бежали морем порядка 78 тысяч человек.



Виктор Черецкий: Списки лиц, репрессированных режимом, составленные в результате многолетнего кропотливого труда, получили название «Кубинский архив». Он был создан на основе рассказов очевидцев, материалов, предоставленных родственниками погибших, и, в меньшей степени, официальных документов – в основном приговоров судов. Ведь большинство людей уничтожалось либо тайно, либо без особой огласки. Доктор Армандо Лаго:



Армандо Лаго: Солидные издания типа Washington Post или New York Times считают, что новость достойна доверия, если она получена, по крайней мере, из двух независимых источников. При составлении списков репрессированных я руководствовался тем же принципом. Кроме того, я описываю, когда, где и при каких обстоятельствах погиб тот или иной человек. Иногда мне даже удается указать адрес, по которому проживало то или иное лицо до ареста. Кстати, я вдохновился на создание этой работы, прочитав «Архипелаг Гулаг» Солженицына. Так что, если в будущем кто-то захочет проверить правдивость изложенных мною фактов, то это можно будет сделать довольно просто.



Виктор Черецкий: Армандо Лаго заявляет, что массовые репрессии против населения с целью подавления сопротивления и запугивания применялись Кастро и его сторонниками еще до того, как им удалось захватить власть.



Армандо Лаго: В списке есть имена 127 крестьян, которые были расстреляны в Сьерра-Маэстро, где Кастро и его сторонники вели в конце 50-х годов партизанскую войну с целью захвата власти на Кубе. 14 человек были расстреляны Че Геварой, о чем он, не стесняясь, пишет в своих воспоминаниях. 12 человек уничтожил Рауль Кастро, брат будущего диктатора, в горном массиве Эскамбрай. Все эти данные опубликованы самими деятелями режима.



Виктор Черецкий: Публикация списков репрессированных получила большой общественный резонанс. Правда, не на самой Кубе, где вся информация подвергается цензуре и запрещено пользоваться Интернетом, а за ее пределами – в США и Испании, где проживает основная масса кубинских политических иммигрантов. Рассказывает Мария Верлау, которая помогала составлять списки репрессированных:



Мария Верлау: Эта работа преследовала несколько целей. Во-первых, увековечить память погибших, список которых, к сожалению, постоянно пополняется, поскольку репрессии на Кубе не прекращаются. Во-вторых, наш список должен постоянно напоминать кубинцам о трагедии, которая постигла их страну. Эта трагедия не должна повториться. В будущем наше общество должно основываться на принципах уважения права человека. В правовом государстве, которое будет создано на Кубе, восторжествует закон и справедливость, а жизнь ее граждан не будут постоянно подвергаться угрозе со стороны государства, как это мы наблюдаем сегодня.



Виктор Черецкий: В заявлении кубинских правозащитников, поданном в Национальную судебную палату Испании особо выделена история с гибелью беженцев, пытавшихся переправиться в Соединенные Штаты. Речь идет о потоплении кубинскими пограничниками летом 1994 года буксира под названием «13 марта», в результате чего погиб 41 человек, в том числе 20 детей. Рассказывает Жанет Эрнандес, которой удалось спастись. После гибели судна ее подобрали американские спасатели.



Жанет Эрнандес: Сначала окружившие нас пограничные катера поливали находившихся на палубе буксира людей из брандспойтов. Мы кричали им и показывали наших детей, но это их не останавливало. Затем они стали таранить буксир, корпус которого был деревянным. Корпус не выдержал – буксир стал тонуть вместе с людьми. Увидев это, катера отошли, оставив нас на произвол судьбы. Спастись удалось немногим.



Виктор Черецкий: Особое место в системе репрессивных государственных структур всегда отводилось на Кубе так называемым Армейским подразделениям помощи производству. Кубинские власти во многом копировали свою систему с советской, включая работу карательного аппарата. Но вот подразделения помощи производству были чисто кубинским изобретением. Фактически речь шла о концлагерях, куда загоняли неблагонадежную молодежь, непригодную для службы в армии: диссидентов, верующих, тунеядцев, наркоманов, гомосексуалистов, уличных хулиганов и фарцовщиков. Чем менее благонадежным считался боец-заключенный, тем более тяжелая работа ему доставалась: от сахарных плантаций до каменоломен. С теми, кто пытался протестовать, беспощадно расправлялась охрана. Рассказывает Рауль Линда, политэмигрант, прошедший через подобное подразделение.



Рауль Линда: Я видел, как за малейшую провинность людей сажали в мешок и опускали по шею в цистерну с водой. Это делалось по ночам в ноябре, когда было довольно холодно. Крики наказываемых были слышны во всем лагере. Других раздевали и привязывали на ночь к ограде. Это наказание на языке охранников называлось «задать банкет комарам». Третьих опускали на ночь по шею в выгребную яму. Четвертых сутками заставляли стоять у так называемого «позорного столба» – без воды и пищи. Мы выбирались по ночам из барака и давали им хлеб. Кстати, называли нас не по фамилиям или именам, а только по номерам. За побег убивали, но, тем не менее, некоторые пытались убежать. Хотя бежать-то было особо некуда. Куба сама по себе – большая тюрьма. Так что особой разницы: жить в маленькой или большой тюрьме – нет. Обрести свободу можно только иммигрировав.



Виктор Черецкий: Другой кубинский диссидент - университетский профессор Хорхе Саласар полагает, что пренебрежение к правам человека на Кубе – основная отличительная черта режима Кастро, при этом речь идет не только о политических правах.



Хорхе Саласар: На Кубе права человека нарушаются с первого дня так называемой революции. Я говорю «так называемой», потому что захват и узурпацию власти в стране группой авантюристов вряд ли стоит называть революцией. Тем более что эти лица всегда действовали лишь в собственных интересах. Ну а что касается прав человека, то речь идет не только о политических правах. Экономических прав у кубинцев также нет. Куба отказывается подписывать большинство конвенция, принимаемых мировым сообществом по линии Международной организации труда. Стоит лишь упомянуть, что люди там работают практически бесплатно. Большинство населения выживает лишь за счет переводов от родственников из-за рубежа. Так что все революционные обещания, данные 50 лет назад, остались на бумаге.



Виктор Черецкий: Такого же мнения придерживается и кубинский правозащитник Хорхе Ульсет. Вместе с тем он считает, что для изменения ситуации на острове крайне необходима международная солидарность свободного мира.



Хорхе Ульсет: Теперь, слава Богу, о несчастьях кубинского народа широко известно в мире. С нами проявляют солидарность люди разных стран. Они приезжают на Кубу, чтобы поддержать борьбу кубинских диссидентов за свободу. Мы очень рассчитывает, что эта солидарность поможет нам избавиться от ненавистного режима.



Виктор Черецкий: Оптимистично настроен в отношении будущего Кубы бывший политзаключенный Мануэль Васкес. Залог тому – инакомыслие среди населения, с которым власти уже ничего не могут сделать.



Мануэль Васкес: Правительству Кубы так и не удалось подавить стремление кубинцев к демократии, свободе, к открытому обществу. Тоталитарный режим на Кубе, как в любой другой стране, всеми силами пытался лишить народ инициативы, сделать его социально пассивным, равнодушным к своей собственной судьбе. Для этого на него воздействовали идеологически и методами запугивания. Однако все эти усилия так и не дали результатов.



Виктор Черецкий: В декабре минувшего года испанский суд решил не принимать против каких-либо юридических действий против Фиделя Кастро на том основании, что кубинский лидер пользовался иммунитетом главы государства. Сейчас это препятствие отпало. Однако возникло другое: юридическое преследование какого-либо лица в подобных обстоятельствах предусматривает его розыск и арест через Интерпол. Но существуют большие сомнения в том, что Кастро в виду своей болезни когда-нибудь покинет Кубу и отправиться в Испанию или какое-то третье государство, которое и сможет его арестовать, чтобы передать испанским властям. Так что возбуждение дела против Кастро в Испании, если оно все же состоится, будет носить скорее символическое значение.


XS
SM
MD
LG