Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Акции протеста накануне начала сезона охоты на тюленей


Ирина Лагунина: В первых числах марта в Белом море начнется промысловая добыча гренландского тюленя, в которой участвуют Россия, Канада и Норвегия. Защитники животных называют этот промысел одним из самых жестоких и бессмысленных: в это время будут убиты около 30 тысяч новорожденных детенышей тюленей – бельков. Их мех пойдет на шубы и шапки, которые, по данным зоозащитников, покупают в основном в России. Во всем мире начинаются акции протеста против забоя бельков, к ним присоединяются российские защитники природы и деятели культуры. Они готовы вылететь на Белое море и на месте защищать детенышей тюленя. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: На сегодняшний день охота на Гренландского тюленя официально разрешена в России, Норвегии и Канаде. Но в Норвегии и Канаде запрещено убивать бельков – новорожденных и совершенно беззащитных детенышей тюленя. В России же, по официальным данным, будет убито около 30 тысяч бельков. Их белоснежная шкурка настолько привлекает производителей меха, что малышей забивают палками, чтобы ее не попортить. Говорит Ирина Новожилова, президент центра защиты прав животных Вита….



Ирина Новожилова: Это совершенно удивительное создание. Они чуть больше размера человеческих детей. Они производят точно такой же крик, как человеческий детеныш. Это такие пушистые комочки белоснежные с огромными глазами. И тюлени их вынашивают долго, в течение года, и потом, преодолевая километры, плывут в Белое море для того, чтобы выбрать подходящие льдины и произвести на свет потомство. И очень символично, что именно в районе 8 марта на льдинах образуется такой гигантский родильный дом. И потом в течение пяти недель бельки кормятся молоком матерей и в этот момент они совершенно беззащитны, они практически неподвижны, поскольку всецело зависят от матери. Вот эта беззащитность сделала их объектом промысла – промысла мехового. То есть их убивают ради мехов, ради шапок и шуб. Зверобои обычно бьют детенышей багром по голове и, как правило, тут же освежевывают. Есть ужасающая статистика, что часто животные освежевываются практически живьем, то есть более 40%. В настоящее время Россия является единственной страной в мире, которая разрешает убийство новорожденных детенышей. Отличие в том, что Канада разрешает убийства, но речь идет о серках – это более старшие особи, с месяца до трех месяцев. И смысл в том, что они хотя бы способны увернуться от удара зверобоя. То есть они умеют плавать.


В мире с конца 70-х годов теперь уже прошлого столетия протесты возрастали против убийства бельков. Первой была Бриджит Бордо, она в 77 году вышла с протестом возле норвежского посольства во Франции, потом вылетела на вертолете во льды Норвегии. Это все привело к тому, что президент Франции запретил продажу меха белька на территории Франции. Потом протесты шли в различных странах. Известным противником является Пол Маккартни, который прилетал на вертолете в Канаду, тоже протестуя против убийства детенышей тюленя. И со временем это все привело к тому, что вся Европа и США запретили продажу меха белька. И вообще в Европе считается моветоном носить одежду из меха детенышей тюленя.


В России ситуация обстоит гораздо печальнее. У нас бытует такое мнение, что этот промысел – убийство бельков – это традиционный промысел поморов. Это абсолютно не так. Этот промысел появился в сталинские годы вместе с лагерями. То есть это был способ заставить заключенных работать на этих зверофермах. Что касается поморов, то для своих нужд они убивали очень незначительное количество, в основном взрослых тюленей. Со временем этот промысел популярность терял в виду его экономической невыгодности. И в 2005-2006 году практически бельки не забивались в Белом море. И вдруг в прошлом году администрация Архангельской области подписывает договор с норвежской компанией очень известной. Это все обыгрывается в прессе как шаг по возрождению края, что нас очень сильно поразило. Согласно этому договору, активность норвежцев в российских водах возрастает с каждым днем, там идет активное строительство кораблей по канадской технологии для забоя бельков с борта корабля. В прошлом году уже четыре судна было оборудовано, в проекте десятки суден и строительство завода по переработке туш. В этом году принято решение стрелять с кораблей из карабина. Это будет означать, что из десяти подстреленных девять пойдут под воду, потому что очень сложно отловить их и будут, естественно, подранки.



Любовь Чижова: Это была Ирина Новожилова из центра защиты прав животных Вита. В этом году к защитникам бельков присоединяются российские знаменитости: певица Лайма Вайкуле, к примеру, заявила, что она готова лично прилететь на Белое море, лечь на лед и драться с охотниками, которые будут забивать новорожденных бельков.



Лайма Вайкуле: Я видела фильм, как убивали этих детенышей бельков. Это осталось в моей памяти и уйдет вместе со мной. Это очень страшно, когда малыши плачут, матери плачут. В древности были такие развлечения, когда прибивали кошек, собак лапами к стенкам, и люди разрезали ножом, естественно, без наркоза, и смотрели, как идет кровообращение, как это все выглядит любопытно. И то, что они выли, думали, что они просто издают такие звуки. Сегодня мы цивилизованные люди. И мне кажется, что никто не сомневается, что этому бельку больно. Уже никто не сомневается. Поэтому, я не знаю, каким надо быть черствым человеком и что получится в будущем, со следующим поколением, если они к этому будут равнодушно относиться. Мне кажется, это настолько важная проблема. Как мы будем относиться сегодня к животным, точно так же потом будут относиться к нам. Это так просто.



Любовь Чижова: Среди тех, кто встал на защиту бельков – певец Андрей Макаревич….



Андрей Макаревич: Каждого человека интересует его дом, семья, телевизор, магазин. Жизнь стремительно исчезает благодаря деятельности человека. Я все время привожу пример, если сравнить предыдущую скорость развития со скоростью исчезновения сейчас, это примерно как выключение света в комнате. Это произойдет мгновенно. То есть за 10-15, 20-25 лет. Поэтому все, что сейчас можно сделать, надо сделать. Не говоря о том, что в данном случае мы имеем дело с каким-то средневековым варварством абсолютно.



Любовь Чижова: Своих коллег поддержал режиссер Константин Райкин…



Константин Райкин: Это действительно чудовищное, пещерное отношение к жизни, к самим себе. Потому что это же имеет другую сторону. Дело же не только в детенышах тюленей, дело еще в детенышах людей, которые ходят и убивают и которых принуждают это делать, заманивают это делать, которым платят за это деньги, имеют какие-то нормы, поощрения. Я подумал о том, что можно, наверное, какие-то звания за это давать, какой-нибудь заслуженный живодер России. Наша страна в этом отношении уникально место на Земле. Тут все начинаешь вспоминать, думать про наш Байкал, про самую чистую воду на земле и самую замечательную озерную драгоценность, где стоит комбинат и так далее. Просто надо попытаться этому воспрепятствовать. Слава богу, что действительно если большое количество людей начинает на это откликаться, потому что, мне кажется, это нормальная реакция здорового человека, психически здорового защитить кого-то беззащитного, вообще ребенка. Потому что детеныш это животного, детеныш человека – это ребенок. Это безнравственно и чудовищно убивать живые существа, без смерти которых можно обойтись. Я понимаю, есть что-то, без чего мы не можем жить, но не этот же случай.



Любовь Чижова: Российские звезды готовы высадиться десантом на Белом море и защищать тюленей. Для этого они готовы испробовать самые разные способы: акции, переговоры с местной администрацией, привлечение внимания прессы и общественности. Архангельские чиновники, инициировавшие возобновление охоты на бельков, говорят о том, что это – один из способов зарабатывания денег для поморов – местных жителей. Однако по данным защитников животных, средний заработок зверобоя в России составляет 2-3 тысячи рублей один раз год в сезон охоты. В Канаде этот заработок гораздо выше, но и там эта работа – сезонная. Реальную прибыль получают производители меха. О том, как к убийству тюленей относятся на российском Севере, и о существующих альтернативах этому промыслу я поговорила с архангельским защитником животных Алексеем Скробанским…



Алексей Скробанский: Главный аргумент власти – это даже ни в коем случае не потребность в мехе бельков, это совершенно второстепенно. Это якобы то, что необходимость заработка местным жителям, то есть жители близлежащих деревень поморских должны себе добывать на пропитание таким образом. Но весьма сомнительно, что таким образом обогатятся жители деревень, потому что наживу со всего этого промысла получит именно Норвегия. В частности, напомню, что этот промысел идет всего две недели, может быть сейчас он будет больше в связи с кораблями, допустим, месяц, за это время обогатиться таким образом нельзя. Кроме того были года, когда не было промысла и все равно местные жители, у них есть другие источники заработка денег. Кроме того сейчас есть одна хорошая альтернатива, для которой не требуется практически ничего. Например, Белое море очень богато ламинарией или более известна как морская капуста. Все эти люди, задействованные в зверобойном промысле, в прошлом году это было всего 75 человек, все эти люди реально нужны для того, чтобы собирать ламинарию. Причем условия таковы, что им предоставляется и жилье, и еда, только иди и зарабатывай деньги. Во всяком случае, не меньше, а то и больше.



Любовь Чижова: Как жители российского Севера, как жители Архангельска, деревень относятся к этому промыслу? Как они относятся к тому, что идет массовый забой бельков?



Алексей Скробанский: Если взять настрой всей страны, конечно, русские люди по большинству своему против. Это можно видеть, сейчас много мнений, в том осле и в интернете написано. Люди высказываются против. Что касается жителей Архангельска, молодое поколение однозначно против. Поколение старшее, тут мнения делятся. Но во всяком случае, где-то пополам.



Любовь Чижова: А эти сами люди, которые участвуют в этом промысле?



Алексей Скробанский: Они, естественно, «за». Они так воспитаны. Вопрос воспитания. Они прожили практически всю свою жизнь с рождения в этой самой деревне, их родители тем же самым занимались, их так же воспитали. Если бы их воспитывали иначе, у них были бы другие взгляды, вот и все.



Любовь Чижова: По мнению защитников природы, промысловой добыче тюленя есть много альтернатив – кроме ламинарии, местные жители вполне могли бы собирать морошку, которая пользуется спросом в той же Норвегии. Но изменить ситуацию возможно только на законодательном уровне: если бы в России существовал закон «О жестоком обращении с животными», массовое убийство бельков на глазах у всего мира вряд ли было бы возможно. Но принять такой закон российская Госдума не может уже несколько лет. В первые дни марта на защиту бельков встанут не только российские деятели культуры: в Дарвиновском музее в Москве откроется выставка «Рожденные во льдах», где посетителям покажут фотографии бельков, расскажут, почему их уничтожают и предложат присоединиться к акциям протеста.


XS
SM
MD
LG